Алексей Навальный: «Мы являемся сейчас основным опасным политическим фактором для Кремля»

153
Алексей Навальный. Фото: Антон Белицкий / AFP
Алексей Навальный. Фото: Антон Белицкий / AFP

Полная расшифровка выступления Алексея Навального на съезде Партии Прогресса 1 февраля 2015 года

Друзья мои, спасибо вам большое. Я очень рад всех видеть, особенно после года, проведенного под домашним арестом, под которым я, кстати, формально нахожусь до сих пор. Когда я сегодня вышел из дома и ехал на съезд, я не был уверен, что доеду, потому что в последнее время со мной постоянно происходит такое — откуда-то вышел, тебя зачем-то забрали в милицию, а потом отвозят домой. В связи с этим вспоминаются истории из детских книг и школьных учебников про каких-то партийцев на нелегальном положении. Это бред и абсурд в наше время, но это факт.

Ситуация с домашним арестом и постоянным преследованием отлично характеризует тот уровень абсурда, который происходит и вокруг нашей партии, и вообще в стране.

Сегодня в своем докладе я буду говорить о трех вещах — о том, что сейчас есть Партия прогресса, что мы уже создали и построили, о том, какую партию мы хотим построить и о тактике нашей борьбы в это сложное время.

С моей точки зрения, Партия прогресса состоялась и организационно, и политически. Что значит состоялась организационно? Мы все понимаем, что партия — это колоссальные усилия и огромные расходы. Два года назад мы взяли направление на строительство компактной партии и искусственно сдерживали приток членов в партию — просто потому, что это дешевле. Можно проводить маленькие компактные съезды, поскольку мы не можем позволить себе те расходы, которые делают наши друзья по демократическому движению, у нас нет таких ресурсов. Для примера, партия «Яблоко» получает из бюджета примерно 240 млн.рублей в год. Это я не к тому, что мы обижаемся, что они богатые, а мы бедные. У нас гораздо больше других достижений, в том числе и в политическом смысле. На сегодняшний момент мы генерировали обращений, жалоб и судов, в том числе и в регионах, больше чем все российские партии вместе взятые. Заявок на регистрацию у нас в среднем четыре в каждом регионе. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить наших юристов за то, что они провели эту колоссальную работу, в которую поначалу мало кто верил. Первый этап обороны, которую выстроил против нас Кремль, — это юридический барьер. Никто не верил, что мы сможем вести 25 судов в разных субъектах федерации одновременно. Тем не менее, мы это сделали. И я считаю, что в этом смысле партия свою организационную представительность доказала и сейчас мы можем приступить к этапу массового набора членов партии.

Когда я говорю, что партия состоялась политически, я утверждаю, что да, мы можем сколько угодно критиковать слабость нашего оппозиционного блока, состоящего из нескольких партий, но в любом случае, в результате слабости этого общего сегмента наша партия сейчас является не только равноправным партнером в любых оппозиционных коалициях, она является в них лидирующей силой. Ни одна оппозиционная коалиция в регионах сейчас не обходится без учета нашего мнения. В большей или меньшей степени мы везде присутствуем, а чаще всего, мы даже определяем направление деятельности. И, несмотря на то, что мы партия маленькая и компактная, очень часто организационные и политические вопросы лежат на нас. Это очень важно, так как конкуренция в этом сегменте довольно велика, прессинг тоже огромен и мы очень довольны, что мы заняли в нем достойное место. Это показатель того, что Партия прогресса признана всеми субъектами политической борьбы.

Еще одно доказательство того, что наша партия состоялась — рейтинги. Левада и ВЦИОМ традиционно фиксируют высокие рейтинги «Единой России», КПРФ и ЛДПР. Все остальные где-то далеко внизу. Но, среди тех, кто внизу, как бы ни смешно было этим похваляться, Партия Прогресса всегда присутствует, и, более того, она регулярно в этих рейтингах обгоняет даже тех, кто присутствует в Госдуме, — например, Справедливую Россию, — и те партии, которые получают государственное финансирование.

Это замечательно, потому что мы партия, которая де-юре не признается, в выборах не участвует, про которую никто и никогда ни слова не сказал по центральному телевидению, но тем не менее, наши рейтинги по стране могут находиться на уровне Справедливой России, получающей сотни миллионов, представленной в Госдуме и часто появляющейся на телеэкранах. Это говорит о том, что мы вполне готовы к участию в выборах любого уровня, и это важнейшее доказательство того, что наша партия состоялась политически.

Нам очень часто пытаются навесить ярлык «московской» партии или партии, за которую может голосовать очень узкий сегмент общества. Это не так. На самом деле, большая часть наших усилий и попыток идти на выборы, сосредоточена в регионах. Те два места, где мы пытались пройти как партия, — это Реутов и Кашира. Мы готовы идти на выборы в любом регионе РФ.

Когда мы говорим о том, что наша партия состоялась, мы должны помнить о тех ее важных качествах, которые, к сожалению, сделали ее опасной для Кремля. Сейчас поясню, о чем речь. За что обычно критикуют оппозиционные партии, что предъявляют любым оппозиционерам, когда их ругают по телевизору? Чаще всего звучат такие слова: первое — «вы уже были в Думе, сидели там много лет и ничего не сделали», что о многих правда; второе — «вас финансируют олигархи» или «вы пришли из 90-х». И если мы возьмем стандартный набор претензий, которые предъявляют оппозиционным партиям, мы увидим, что к нам это неприменимо. Никому из здесь сидящих нельзя сказать, что они уже что-то «наураганили» в 90-х. Нам нельзя сказать, что кто-то не тот нас финансирует — мы не финансируемся ни Западом, ни олигархами. И это является существенной проблемой для Кремля, нас невозможно дискредитировать таким образом. И от этого и появляются все уголовные дела и абсурдные обвинения, потому как , на самом деле, больше нам нечего предъявить.

Еще оппозиционные партии ругают за отсутствие конструктивной повестки. Но в этом нас тоже не упрекнешь. Мы постоянно пишем важные законопроекты, которые мы готовы вносить. Мы самая конструктивная партия, которая занимается той работой, которую другие считают совершенно ненужной и безнадежной. И несмотря на то, что законотворческая деятельность считается полусистемной и близкой к режиму, мы продолжаем это делать.

И еще, самое главное, что у нас есть, и что мы должны сохранить: мы готовы говорить со всеми — от Академгородка до Уралвагонзавода. И в этом наше уникальное качество. Все пункты нашей основной повестки понятны любому — от тех полицейских, которые сидят у нас на обысках, до дядечки в очках, который живет в Гагаринском районе. Нам есть что сказать рабочим, каждый из наших ключевых пунктов — от борьбы с незаконным обогащением, привлечения к ответственности коррупционеров до прямых выборов губернаторов — это те пункты, которые поддерживаются большинством населения. Мы ни капли не стесняемся и не чураемся работы в любых уголках страны, даже в самых традиционно «плохих» для оппозиции регионах — на Кавказе или даже в Крыму. Мы бы и в Крыму могли бы пойти на выборы, и я уверен, что, может, мы не победим, но представительство свое мы там получим. Вот это важно. Все избирательные кампании, в которых мы участвовали, построены именно на этом. Вспомните кампанию по выборам мэра в Москве. Мы встречались с избирателями не в Гагаринском районе, не в центре, а в Бирюлево, в Западном Дегунино — вот где мы разговаривали с людьми. А мы сами себе навязываем стереотип, что мы можем работать только с людьми, живущими в крупных городах и имеющими высокий уровень дохода и образования. Да, соцопросы показывают, что это наш основной электорат. Но эти люди все понимают и потому их сильно агитировать не нужно. Но правда заключается в том, что мы и со всеми остальными прекрасно поговорим, лучше, чем все остальные — Единая Россия, КПРФ и т.д. Поговорим и об электричках, и о выборах мэра, и о сгоревшей библиотеке. Это важнейшая вещь для Партии прогресса — уметь говорить со всеми.

Какую партию мы строим? В первую очередь, мы строим партию, которая будет сохранять тот набор качеств, о котором я уже говорил. Важная вещь, которую мы должны сейчас развивать, и это тоже наше уникальное качество — мы дружим со всеми. Наверняка каждый из вас в своем регионе хотя бы раз участвовал в том или ином оппозиционном собрании. И вы знаете, что это такая «стая друзей». Вроде мы все оппозиция, но уже легенды складываются о том, как все друг друга ненавидят внутри этого круга. Но Партия прогресса — это та партия, которая дружит со всеми, у нас сложились замечательные отношения со всеми нашими традиционными союзниками — РПР-ПАРНАС, 5 декабря, Демократический выбор, «Яблоко», Открытая Россия и т.д. Несмотря на то, что где-то, возможно, случаются личные конфликты, любая из вышеперечисленных организаций находится в гораздо худших отношениях со всеми остальными, чем мы. Это иногда дается нам тяжело, но мы должны оставаться партией, которая от своих принципов не отходит, но со всеми нормально общается. Мы на самом деле единственные, кто может взаимодействовать и с коммунистами, и со Справедливой Россией и прочими. Несмотря на то, что многие из пунктов их повестки для нас совершенно неприемлемы, и на то, что им запрещают такое сотрудничество, на неформальном уровне мы с ними со всеми взаимодействуем, общаемся, и это крайне важная часть нашей работы. Мы способны всех со всеми подружить, всех помирить, и именно это дает нам возможность стать точкой консолидации для всех.

Мы по-прежнему будем фокусироваться на тех пунктах программы, которые поддерживаются большинством. Мы создали большой социологический центр, который проводит настоящие соцопросы и по Москве, и в регионах. В нашей политической работе опираемся на данные общественного мнения, и мы видим, что те основные требования, которые мы выдвигаем, поддерживает большинство населения. Поэтому в соревновании, у кого больше 86% или 84%, еще неизвестно, кто победит на самом деле. Они кричат, что их поддерживает больше 80%, но я часто говорю о том, что за наше ключевое требование о борьбе с незаконным обогащением и борьбе с коррупцией выступают 88% россиян железно. И все понимают, что это наша политическая повестка, несмотря на то, что много раз ее у нас хотели забрать, но этого не случилось и не случится. Наши ключевые пункты —это борьба с коррупцией, существенное сокращение военно-полицейских расходов и переброс этих средств на образование и здравоохранение, борьба с незаконным обогащением, выборность мэров городов. И мы должны все больше и больше фокусироваться на этих пунктах, поддерживаемых большинством. И требования Антикризисного марша, запланированного на 1 марта, большей частью сформированы Партией прогресса, в соответствии с теми приоритетами, которые есть у нас в программе и с теми социологическими данными, которые показывают, что большинство людей это поддерживает. И по каждому из этих пунктов мы получаем поддержку населения.

Как мы победим наших коллег по оппозиционному лагерю? Мы с ними со всеми дружим, мы их очень любим, но давайте отдавать себе отчет, что это постоянная конкуренция. Рано или поздно, так или иначе, мы вступаем в борьбу за первенство. Мы боремся за приток членов партии, за голоса на праймериз и т.д., поэтому несмотря на то, что мы находимся внутри коалиции, мы честно конкурируем со всеми коллегами. Мне кажется, главный пункт, благодаря которому мы способны победить, заключается в том, что мы партия нового типа. Я очень горд тем, что нам удалось избрать политсовет прямым голосованием. Если кто-то из вас был членом каких-то партий, вы должны знать, как они устроены. Есть партийные лидеры — хорошие люди, которые тянут все на себе, все финансируют, имеют помещение и прочее. И есть члены партии, которые нужны в основном для того, чтобы иметь бумажку-лицензию. Я никого не виню, исторически так сложилось, что все наши партии так устроены. Для нас это неприемлемо категорически. Наш фирменный знак — это то, что у нас партия для членов партии. Каждый будет участвовать в голосовании по выбору центрального совета, председателей, руководителей своего регионального отделения. Только таким образом мы дадим возможность какому-то обновлению, это возможность оказывать давление на председателя, на центральный совет. Только так можно заставить кого-то шевелиться. И так мы сделаем то, что не удается сделать ни одной другой партии. Ведь сейчас как у них происходит, если какой-то человек, популярный в своем регионе, созрел для того, чтобы идти на выборы и хочет вступить в партию, он должен приехать в Москву, поклониться в ножки председателю, договориться и т.д. Именно поэтому никто в партии и не идет. Никто не хочет проходить эту унизительную процедуру. У нас такого не будет. Хочешь возглавить региональное отделение — приходи, агитируй людей, пусть они тебя изберут. Вы знаете, что в самом начале, при создании партии, я обещал, что не буду назначать ни одного руководителя регионального отделения и не влезу ни в один конфликт. И я это обещание выполнил. Было несколько случаев, когда люди приезжали и говорили, что есть конфликт в региональном отделении, просили его разрешить. Но я сказал: решайте сами. У нас в партии демократия, кто кого переголосует, тот и победит. Это поможет нам создать живую партию, а не застывшую, в которой все решают три человека. Но у этого есть и минусы, поскольку открываются возможности для рейдерских захватов, для манипуляций и для юридического троллинга, потому что существующий закон о партиях противоречит нашей идее. По закону о партии всех должен выбирать съезд, а съезды устроены таким образом, что по большому счету я могу сам назначать делегатов. Потому что я контролирую все бумаги, весь документооборот, и в этом смысле абсолютно подконтрольный съезд каждый раз будет выбирать того, кого хочу я — московское начальство. Мы от этого уйдем. Это осложнит, конечно жизнь, потому что каждый раз голосование будет непредсказуемо и недружественный захват региональных отделений вполне возможен, поэтому партийному начальству будет непросто. Но я уверен, что только таким образом мы будем способны без особого труда забрать те 20% избирателей, которые готовы голосовать за нашу партию: люди поймут, что кандидаты, за которых им предстоит голосовать, — это не те, напротив чьей фамилии Навальный поставил галочки, а те, кто прошел праймериз, и что руководители региональных организаций избираются действительно в регионах и так далее. И если кто-то из руководителей отделений вступил со мной в личный конфликт, у меня нет возможности просто снять его и поставить мне угодного. Я от этой возможности добровольно отказываюсь, и все мы будем играть по принципам честной игры. Там люди голосуют, а потом на формальных собраниях мы будем просто утверждать результаты этого голосования.

Очень часто спрашивают, почему мы от имени партии не делаем заявления на ту или иную тему. По Крыму, по Украине или по Светлане Давыдовой, например. Мое глубокое убеждение в том, что мы должны воздерживаться от жанра сотрясения воздуха. Партии без конца выпускают заявления. Наверняка вы следите за тем,как работают наши коллеги по коалиции. Кто-то из вас, скорее всего, видел и читал заявления 5 декабря или ПАРНАСа по тому или иному вопросу. Кто-то читает интервью или твиттер Немцова, Касьянова, Ходорковского и т.д. Дело в том, что заявления от партии делают избранные политические органы. И тут есть как плюсы, так и минусы. Тут есть определенные ограничения. Пусть лучше те люди, которых мы выбрали, высказываются в режиме нормальной политической работы, отвечают на вопросы журналистов. Это и есть наши политические заявления. Если нам не нравятся заявления лидеров, мы их переизберем. А тратить время и энергию на выпуск заявлений по каждому поводу, которые никто не прочитает, — я против этого. Очень часто такие заявления используются просто для того, чтобы «замочить» партийную оппозицию. Впустили заявления, осудили, отмежевались… Этот жанр, возможно, кому-то и нужен, но я считаю, что мы этого делать не должны и наша партия должна развиваться более естественно — вы выбираете людей, и эти люди в нормальной политической ситуации высказываются.

Вот я сейчас рассказал о том, какую партию мы хотим построить и наверное, у многих уже созрел вопрос, а зачем нам все это нужно, если в выборах нам участвовать не дадут? И сейчас я перехожу к той части, которая посвящена тактике нашей борьбы в условиях нерегистрации. Мы понимаем отлично, и я уже говорил, что мы неприемлемая партия для Кремля. Мы будем продолжать добиваться возможности участия в выборах, это наше важнейшее политическое требование, но нас, вероятнее всего не пустят на выборы. Нужно очень хорошо понимать. Как будут устроены в будущем выборы в России, например, выборы в Госдуму в 2016 году. Скорее всего, либо случится отмена одномандатных округов, и мы увидим снова ситуацию, когда пустят только тех, кто уже сидит в Думе, плюс партию «Яблоко». Либо, что с моей точки зрения наиболее вероятно, выборы пройдут по сценарию, который был использован на выборах в Мосгордуму, когда туда просто никого не пустили. Мы потратим кучу времени, проведем праймериз, выберем самых лучших людей, выставим список. И ровно по этому списку всех снимут. Плюс еще оставят на выборах двух-трех человек – приличных людей, которым не предъявишь никаких претензий и которые не имеют ни единого шанса пройти, но присутствие их в списке не оставит нам ни малейшего шанса на проведение кампании-бойкота. Потому что вся дискуссия будет вестись вокруг того, что, мол, как же так, вот отличные ребята, члены вашей партии, они идут на выборы, как же вы хотите объявить бойкот и лишить их шанса пробиться. Скорее всего, мы окажемся именно в такой ситуации, и нужно отдавать себе в этом отчет. Но у нас остается важнейший ресурс. Он заключается в том, что к нашей партии все равно будут обращаться люди с вопросом: за кого голосовать. И таких обращений будет все больше и больше, потому что всех ярких политиков поснимают и невозможно будет понять, за кого надо голосовать. И указание, за кого отдать голос, будет давать кандидату от 25% до 35% в зависимости от региона. Мы, конечно, никому не будем выдавать «лицензию на оппозицию». Но наша задача, помимо того, что мы всеми силами будем пытаться зарегистрироваться, состоит в том, чтобы построить систему, которая позволит нам запустить 225 кандидатов по всей стране. Она будет основана на том, что каждый человек перед тем, как сделать свой выбор, зайдет и получит от нас (от коалиции) рекомендацию, за кого голосовать. Контуры этой системы пока не совсем понятны даже нам самим, мы только начинаем ее выстраивать. Один контур — это, безусловно, праймериз. Очевидно, что будет очень высокая конкуренция и людей, которые пройдут праймериз, скорее всего, будут пытаться снять, поэтому это будут люди, которым, можно сказать, нужно будет повесить на грудь мишень. И в случае, если их всех поснимают, мы включим второй контур, связанный с социологическими исследованиями, которые мы научились делать очень качественно, анализом каких-то субъективных факторов и так далее, но на выходе, так или иначе, мы получим список из 225 кандидатов. Цель формирования этого списка — лишение Единой России большинства в Госдуме. Надо отдавать себе отчет и честно говорить о том, что в результате нашей работы мы очень сильно поможем, например, КПРФ или Справедливой России, которые, в общем-то, как я уже говорил, иногда делают совершенно неприемлемые для нас вещи. Мало того, мы будем делать для них работу, а они будут нас «мочить», называть «пятой колонной» и негодяями, а мы будем строить систему, которая, в том числе, поможет им, поможет «Яблоку» и так далее. Но это наша тактическая задача, которая стоит перед нами на этих выборах. И в этой работе уже фактически согласились участвовать все наши коллеги по коалиции.

Митинги и публичные мероприятия также являются важнейшей частью нашей работы. Власть сама устроила так, что единственно возможный диалог с ней строится только через митинги. Это уже не только стереотип общественного сознания, когда сама оппозиция, власть, журналисты живут в парадигме, что у нас в 2011-2012 году было протестное движение, а сейчас якобы протестного движения нет. Тогда люди ходили по улицам, а сейчас не ходят. Сама власть навязывает эту мысль, и сама власть прибегает время от времени к легитимизации через улицу. Они проводят шествия каких-то басмачей в миллион человек в поддержку кого-то, против карикатур, например. Таким образом, они сами себя убеждают, что, если кто-то вышел с ними на улицу, значит это настоящие требования народа.

Поэтому, мы будем заниматься организацией уличных мероприятий. Нашей организационно-политической задачей вновь является консолидация вокруг себя всех сил для того, чтобы проводить эти митинги. Хорошо это или плохо, но без нас здесь просто мало что получается. На нас лежит большая ответственность за то, что мы и здесь стали точкой концентрации. Потому что вроде все вместе все готовят, но если не получается, то виноваты мы всегда оказываемся. Провал какого-то очередного мероприятия – это провал Навального. Ну, значит, мы принимаем этот вызов. Значит, мы будем брать на себя большие организационные функции, возьмем на себя формулирование лозунгов, мы будем тянуть, мы будем оплачивать многие вещи. Потому что без нас это все не работает, увы. В этом наша ответственность. На сегодняшний момент на тот же Антикризисный марш 1 марта уже больше десяти регионов заявили нам о том, что они готовы у себя тоже его проводить. Мы понимаем, что это крайне сложная работа, и если где-то в Новосибирске, наверное, можно вывести несколько тысяч человек, а в Краснодаре, например, тоже можно попробовать, но с большей вероятностью ты окажешься где-то в СИЗО. Есть очень сложные регионы, но именно наши регионы являются флагманами. Мы это вынуждены делать, и мы будем это делать, потому что это важнейший элемент диалога. Обращаю ваше внимание, что главное требование Антикризисного марша – это допуск на выборы, а это наше требование. Мы хотим участвовать в выборах, и это самое главное, потому что все остальное – это производная. Цензура, обман, коррупция, война, которая начата для того, чтобы отвлекать внимание, – это все важные, безусловно, вещи, но на самом деле кремлевская банда контролирует страну и продолжает узурпировать власть из-за одной вещи – они никого не пускают на выборы. Они миллион раз говорят, что у них больше 80%, но проверить это нельзя, потому что, когда мы сходили на выборы и увидели, что никаких там у них 80% нет, а нас совсем не 3%, они перестали нас на выборы пускать. И люди простые это понимают, кстати. Когда здесь, в нашем офисе, недавно был обыск, из тех семи часов, что он длился, четыре с половиной часа я разговаривал с милиционерами и следователями, которые тут сидели. И все они соглашаются с тем тезисом, что нам надо дать право пойти на выборы, хоть и считают нас «пятой колонной». И вот поэтому до тех пор, пока мы через массовые мероприятия не заставим их включить нас в бюллетени, они этого не сделают. Потому что они прекрасно понимают, что как только, даже в условиях нечестных выборов и фальсификаций, мы попадаем в бюллетени, их 80% начинают рассыпаться. У нас есть примеры – выборы в Новосибирске, в Екатеринбурге и даже на выборах в Мосгордуму, когда не пустили наших кандидатов, там, где все же удалось им пройти, даже в самых депрессивных районах города, оппозиционные кандидаты получили 20+. Допуск нас к выборам означает, что в первом цикле мы получим представительство, во втором цикле они потеряют большинство, а в третьем цикле большинство получим мы. Они это понимают, поэтому никаким другим способом, кроме как выйдя на улицы, мы не заставим их это сделать.

Не могу не сказать о нашем отношении к войне. Мое убеждение, и я думаю, что это позиция нашей партии, заключается в том, что война между Россией и Украиной – это безумие. Если бы задать два года назад любому человеку вопрос, может ли начаться война между русскими и украинцами, он бы покрутил пальцем у виска. И когда пелена сойдет, люди будут ужасаться, что же мы наделали. Это абсурд и безумие, которое должно быть прекращено.

Кроме того, рациональная наша позиция заключается в том, что эта война развязана для решения узкополитической задачи Путина – сохранения власти. Но стратегически, если смотреть немного дальше своего носа, эта война уничтожает Россию, ослабляет ее и ставит крест на том самом «русском мире» о котором они постоянно говорят. Потому что невозможно, с точки зрения геополитики, пытаться искать союзника в Китае, а в Украине видеть врага. То, что сейчас делается – это создание враждебной нации, причем речь идет о сорокамиллионном народе, живущем рядом с нашей границей. И в этом смысле стратегические интересы России получили колоссальный удар. Уже есть Прибалтика и Польша, которые голосуют против нас всегда – от ООН до Евровидения. И мы сейчас превращаем во врага еще и Украину. А население России, по большому счету, всего лишь в три раза больше населения Украины. И все те вещи, против которых, согласно декларациям, мы ведем войну – ПРО, расширение НАТО, – на самом деле получается ровно наоборот. Эта война приведет к тому, что диалог о ПРО будет полностью закрыт, НАТО будет расширяться на Восток, западные страны начнут больше инвестировать в инфраструктуру безопасности, начнется новая гонка вооружений, которую мы не в состоянии потянуть. Поэтому через 10 лет последствия этой войны будут заключаться в том, что Россия ослабнет. И все разговоры о том, что мы будем дружить с Китаем и Индией, – это бредни, над которыми смеются китайцы и индусы. Что значит дружить? Ну торговать мы будем, да, но мы и раньше торговали. В этом смысле у нас было колоссальное преимущество – наличие крупных дружественных государств. А сейчас мы этого преимущества лишились.

А что сейчас происходит на бытовом уровне? Одни пишут в интернете «давайте мочить «укропов»», другие фотографируют наших солдат и пишут «вот мы русню раздолбали». Это же чудовищно! Это уже происходит не на уровне чиновников или пропагандистов, это происходит на уровне общения миллионов людей. Эта ненависть очень сильно ударит по интересам России в перспективе 10–15 лет как минимум. Это не только ослабит страну, но и заставит выкидывать больше денег на вооружение и так далее.

Далее. Традиционная часть нашей работы должна остаться частью нашей политической тактики. Я думаю, многие сталкивались с тем, что нам предъявляют претензии, мол, ФБК, они там все плохие – за Украину или против Украины, – но вообще Роспил – это хорошо. Или они плохие в ФБК, они против американцев, но РосЖКХ – конечно, я их за это уважаю. Очень важно продолжать развивать эти направления нашей работы. Вся инфраструктура готова, вы можете это делать в регионах. Путь каждого нашего регионального лидера – набрать очки, баллы и заниматься этим. Это те вещи, с которыми спорить невозможно. Никто и никогда не будет вас критиковать за то, что вы занимаетесь анализом госзаказа или тарифа на электрички. В Псковской области, например, сегодня полностью отменили пригородное сообщение. И ФБК много занимается этим, мы потратили кучу времени, запрашивали документы у РЖД, копались в тарифах, мы это делаем и готовы вам все это предоставлять, чтобы вы в своих регионах эти вопросы поднимали. С этим спорить невозможно. Те из вас, которые возьмут эти вопросы на вооружение, имеют все шансы стать депутатами Госдумы, избраться в заксобрания и т.д. Это важнейшая вещь. Конечно, это муторная работа, которой нужно заниматься полгода, прежде чем кто-то заметит, но это тот базис, те 10% на выборах, которые вы точно получите. Эти проекты позволяют без огромных денег и ресурсов взаимодействовать с большим количеством людей, поэтому призываю всех подключиться и заниматься этим вместе с нами.

Я хочу также всех призвать заниматься нашей кампанией по борьбе с незаконным обогащением. Прежде чем потратить много усилий и ресурсов на нее, мы внимательно все изучили для того, чтобы понять, будет ли в этом политический смысл, особенно в регионах. Проще говоря, приобретете ли вы правильные политические дивиденды, занимаясь этим. Ответ: совершенно точно, да. Это поддерживается всеми, поддерживается «на ура», и я призываю вас всех этим заниматься. Это такая программная кампания нашей партии – борьба за ратификацию 20-й статьи и борьба против незаконного обогащения. Мы уже внесли этот закон в Заксобрание Санкт-Петербурга, но наша задача внести его в заксобрание каждого региона. И мы очень ждем от вас, что вы займетесь выявлением чиновников, работающих у вас на местах, которых вы подозреваете в том, что они причастны к незаконному обогащению, и дадите нам эту информацию.

Мы продолжим вкладывать ресурсы в нашу кампанию по ратификации 20-й статьи, мы будем использовать ее и на массовых мероприятиях, и в законопроектной деятельности и так далее. Подключайтесь, поскольку мы все равно тратим на нее большие ресурсы, но они смогут принести вам хорошие политические дивиденды.

Завершая выступление, хочу еще раз подчеркнуть, что мы отдаем себе отчет в том, что несмотря на то, что мы достаточно небольшая структура, которой сложно работать, и которая относительно других довольно бедна, мы являемся сейчас основным опасным политическим фактором для Кремля. Мы являемся для них опасными врагами, потому что мы делаем все по-честному. Мы не мухлюем на съездах, мы правильно выбираем делегатов, мы никем не манипулируем, мы живем на взносы и так далее. Нам ничего нельзя предъявить, все, что мы говорим – правда, все наши требования поддерживаются, поэтому мы злейшие враги и с нами будут бороться. Я не хочу никого пугать, я даже думаю, что вероятность каких-то репрессий против каждого члена партии относительно низка. Но то, что в нашей работе определенный дискомфорт обязательно будет, это совершенно точно. Будут и кампании по дискредитации, а когда мы предложим нашу хитрую систему на выборах в Госдуму, против нее будет десять других хитрых систем, которые изобретет и профинансирует Кремль, – со всем этим нам придется столкнуться, в этом надо отдавать себе отчет. Но тем не менее, мы понимаем, что никакой оппозиции в России не может существовать без Партии Прогресса. Мы должны стать тем элементом, вокруг которого кристаллизуются другие элементы. Только через нас построятся мосты со всеми остальными, только через нас возникнут протестные митинги. Это и хорошо, и плохо. Это ответственность, это тяжело, но никто, кроме нас это не сделает. И только мы рано или поздно этого добьемся, и только мы будем теми людьми, которые пойдут и поговорят со всеми – от академгородков до уралвагонзаводов. Спасибо большое!


Оригинал


t_logoПодписывайтесь на наш канал в Telegram! Вам немедленно будут приходить все опубликованные материалы сайта.Найдите в контактах  @freewebjournal  и добавьте его себе в контакты или просто перейдите, предварительно зарегистрировавшись, на страницу канала.