Кубанские свинолупы

185
В поисках сотрудников непонятных органов: как адвокат Попков выяснял, кто охотится за «кубаносепаратистом» Харченко и трусит ли краснодарское ФСБ
Кубанские свинолупы
Александр Попков. Фото: личная страница в Facebook

Адвокат Александр Попков попытался выяснить, что за неизвестные люди уже более полугода преследуют краснодарского активиста Игоря Харченко и связано ли это с уголовным делом организатора «Марша за федерализацию Кубани» Дарьи Полюдовой. О перипетиях своего расследования и общении с загадочной женщиной из ФСБ адвокат рассказал Открытой России:

— Игорь Харченко — краснодарский политический активист, он помогал «Экологической вахте по Северному Кавказу», занимался выборами. Периодически его задерживали. Самое известное его задержание было накануне проноса олимпийского факела. Сперва его вместе с другим активистом удерживали четыре часа в полиции. Затем был инцидент с машиной Игоря (видеозапись можно посмотреть здесь). Какие-то гопники подошли к его машине и разбили ее, а когда активисты прибежали туда, тут же подъехала полиция. «Титушки» сбежали, но один из них остался и указал полицейским на Харченко. Игоря забрали и дали ему 5 суток ареста. То есть разбили ему машину и еще и арестовали его за это.

После этой истории Харченко стали достаточно серьезно третировать, вызывать в полицию на разные «беседы». При этом сам Игорь, будучи юристом и достаточно грамотным парнем, требовал присылать ему в таких случаях повестку. И вот летом 2014 года Харченко пришла повестка: его вызывали в полицию по делу о ДТП в качестве свидетеля. Он товарищ законопослушный, поэтому пошел. Как оказалось, в полиции его ждал не следователь по ДТП, а сотрудники Центра «Э». Эшники в течение двух часов вели с ним профилактическую беседу, задавали риторический вопрос «зачем ему эта активность» и пообещали посадить, если будет рыпаться. После этого Игорь стал себя вести потише, но активистскую деятельность не прекратил, и ему продолжали звонить из полиции.

Когда в Краснодаре придумали «Марш за федерализацию Кубани», Харченко тоже писал об этом в соцсетях. В день ареста его знакомой Дарьи Полюдовой домой к Харченко ломились участковый полицейский и лица в штатском. В тот момент Игоря дома не было.

После этого сотрудники неизвестных органов продолжили ходить по разным адресам и вычислять Игоря: приходили по месту его жительства, к родителям, к сестре, к соседям. Визитеры представлялись полицейскими, удостоверения показывали одним взмахом — так, что невозможно прочесть, что написано в корочке. Когда против Полюдовой возбудили уголовное дело и отправили ее в СИЗО ФСБ (до этого она 14 суток провела под административным арестом. — Открытая Россия), Харченко вообще уехал — сначала из Краснодара, а потом и из России.

Кубанские свинолупы
Игорь Харченко. Фото: ewnc.org

Мы взялись за защиту Харченко. Для начала я стал пытаться выяснить, кто же к нему приходит, что за сотрудники? Поскольку те люди, которые приходили к Игорю домой, называли себя сотрудниками одного из местных РОВД, я обошел ближайшие отделы полиции — РОВД поселка Калинино и Прикубанский. Я пообщался с сотрудниками и руководством этих отделов, с уголовным розыском, и они мне лично сообщили, что Харченко они не трогали и не видели. Один из отделов мне прислал официальный ответ, что у них нет никаких дел в отношении Харченко, он не числится в картотеках и установить, кто к нему приходил, невозможно. Кроме того, недавно я написал в ГУВД Краснодара – может, это были сотрудники не ближайших районных отделов, а какого-нибудь спецотдела или угрозыска ГУВД.

Непонятные люди продолжили ходить к Игорю и в январе — уже после моих обращений в органы по данному поводу. Кто-то приходит, а кто — мы не знаем. Его родители в этом разобраться не могут — не могут настоять, чтобы эти визитеры идентифицировали себя, а те ведут себя соответствующим образом.

В какой-то момент мы пришли к выводу, что преследование Харченко связано с уголовным делом о «федерализации» (расследуется ФСБ. — Открытая Россия), поскольку здесь был ряд общих точек, в том числе совпадение дат, визиты неопознанных сотрудников. Кроме того, в деле Полюдовой фигурантов становилось все больше, произошел арест активиста Сергея Титаренко. Сделав этот вывод, я подал заявление о моем допуске к хотя бы заочной защите Харченко — если таковое уголовное дело все-таки возбуждено.

Я составил запрос в ФСБ, представив свой ордер и согласие Харченко на его защиту. В декабре я приехал в ФСБ лично. Сотрудники следственного отдела ФСБ отказались со мной беседовать, сказали, что ничего не помнят про дело какого-то Харченко, и предложили прислать документы по почте.

Я отправил документы почтой, и через некоторое время мне позвонили со скрытого номера. Это оказалась замечательная тетечка, с которой у нас состоялся следующий разговор:

Замечательная тетечка: Александр Васильевич?

Адвокат Попков: Да.

Замечательная тетечка: Управление ФСБ вас беспокоит, следственный отдел. Мы получили ваше заявление на защиту. У нас нет такого уголовного дела в отношении Харченко, поэтому давайте я вам как-нибудь перешлю это (заявление Попкова. — Открытая Россия) назад, по адресу…

Адвокат Попков: Ну, вы мне ответьте тогда официально, потому что…

Замечательная тетечка: Подождите! Как официально? Ммм, вы не по адресу прислали. Вы ошиблись.

Адвокат Попков: Нет, я не ошибся. Человек считает, что в отношении него возбуждено уголовное дело…

Замечательная тетечка: Считает?

Адвокат Попков: Да…

Замечательная тетечка: Он следователя знает какого? Мы не знаем, кому…

Адвокат Попков: Какая разница! К нему домой приходили, и там, прикрываясь высокими целями, рассказывали. Вы мне ответьте тогда! Вы же официальная организация — вот и ответьте…

Замечательная тетечка: Нет, подождите! Подождите, никто не собирается принимать ваше заявление! Оно не нашло адресата. Я выкину его в мусорный ящик. И все.

Адвокат Попков: Не нашло адресата?

Замечательная тетечка: Не нашло адресата! Мы не знаем такого обвиняемого — Харченко.

Адвокат Попков: Ну, вот вы и ответьте мне, что нет такого…

Замечательная тетечка: Кто «вы»? Кто «вы»?

Адвокат Попков: Но вы же представились, что вы из управления ФСБ.

Замечательная тетечка: Я из каких-то своих побуждений хотела вам в адрес обратный переслать это заявление. Адресата нет.

Адвокат Попков: Но я вам еще раз пришлю…

Замечательная тетечка: У нас нет уголовного дела в отношении Харченко…

Адвокат Попков: Так и напишите! Вы же официальная организация. Вы что, не можете официально адвокату ответить?

Замечательная тетечка: Не могу! Я ваше заявление не принимаю.

Адвокат Попков: А можно узнать ваши фамилию, имя, отчество? Чтобы я обжаловал ваши действия.

Замечательная тетечка: Обжалуйте.

Адвокат Попков: Но назовите, пожалуйста.

Замечательная тетечка: Нет, не назову.

Адвокат Попков: А что вы, трусите? ФСБ — и трусите, да, боитесь?

Замечательная тетечка: (нераборчиво) …по-человечески…

Адвокат Попков: Да причем здесь по-человечески? Я официально…

Замечательная тетечка (неразборчиво): …ваше заявление будет в ящике.(повешена трубка)

Кубанские свинолупы
Здание УФСБ по Краснодарскому краю. Изображение: Google Street View

С таким неприкрытым хамством со стороны ФСБ я сталкиваюсь впервые. Конечно, они очень закрытая структура, их следственный отдел всегда звонит со скрытых номеров, в отличие от всех прочих, в том числе собственной безопасности ГУВД и оперативников той же ФСБ. Но при этом ФСБ в плане вежливости и корректности, а также соблюдения следственных формальностей всегда отличалась от полиции в лучшую сторону. Поэтому я был весьма удивлен. Тем более, что следственный отдел считается у них элитой. А тут получилось так, как со мной даже полицейские не разговаривали. Они же обязаны мне ответить на запрос, а она просто говорит, что выкинет все в урну. Мы сейчас еще напишем что-нибудь, чтобы провели там служебное расследование и определили, что это за гражданка, которая не соблюдает инструкцию по приему корреспонденции.

Для чего мне нужно, чтобы ФСБ ответила официально? Для того, чтобы мы оградили человека от преследования. Его кто-то ищет, мы ищем тех, кто его ищет, — но не можем их найти! Если это ФСБ, то они должны ответить, что делают это на каком-то основании. Мы готовы сотрудничать, теоретически есть возможность, что мы можем даже согласиться на сделку со следствием какую-то.

А вдруг это какие-то переодетые бандиты, которым Игорь, грубо говоря, миллион задолжал или проиграл в карты, — и эти бандиты ходят, маскируясь под сотрудников полиции? Если это бандиты, то мы будем пытаться просить наши правоохранительные органы найти этих бандитов и установить их личности. А что делать? У нас же правовое государство — как это написано в Конституции?


ОРИГИНАЛ