Михаил Ходорковский: «Путин — не супермен, и он уже точно не войдет в историю как герой».

Текст выступления Михаила Ходорковского в лондонском Королевском институте международных отношений в рамках ежегодной русской лекции 26 февраля 2015 года

Уважаемые дамы и господа, добрый вечер.

Я рад снова вернуться в Лондон. Благодарю за высокую честь выступить в Четтам-хаусе в рамках ежегодной русской лекции.

Отношения Великобритании и России имеют долгую историю, которая началась еще во время Киевской Руси. Активному торговому сотрудничеству между нашими странами почти пять веков. Оно началось в 1553 году, когда капитан Ричард Ченслер прибыл на север России и провел встречу с Иваном Грозным.

В 1698 году в Лондоне был Петр I. В рассказах о путешествиях Петра больше всего поражает его открытость новым идеям и стремление к общению с величайшими умами его времени. Петр-самодержец посещал Парламент, встречался с Архиепископом Кентерберийским и говорил с Уильямом Пенном, основателем Пенсильвании, который в то время считался опасным оппозиционным активистом.

Петр посещал научное королевское общество и Оксфордский университет. Из той поездки Петр вернулся домой с готовым проектом новой России — такой, какой он хотел ее видеть.

Сегодня я хочу поделиться с вами образом России двадцать первого века, России, простирающейся дальше Путина.

За прошедшие десять лет я не раз задумывался о том, как выглядит окружающий мир. Были моменты, когда я сомневался, увижу ли я его снова. Так вот здесь мне нравится, как он выглядит.

Находясь в Лондоне, я с теплотой вслушиваюсь в русскую речь, доносящуюся здесь отовсюду. Верю, что такое количество соотечественников в Лондоне — гарантия теплых и дружеских отношений между нашими странами в будущем. Но сегодня наши отношения, к сожалению, свернули не туда. А моя родная страна — Россия — не сходит с первых полос газет по совершенно чудовищным причинам.

Это мое первое публичное выступление в Лондоне со дня освобождения. Хочу выразить свою искреннюю благодарность всем, кто находится в этом зале и за его пределами, кто был возмущен моим арестом и прилагал усилия для моего освобождения. Мы часто произносим слово «свобода» и редко задумываемся, что оно значит. Однажды лишившись свободы, теперь я ценю ее намного больше. Свобода — одна из нравственных основ нации, стремление к свободе и уважение к чужой свободе должны определять политическое бытие нашей страны. К сожалению, сегодня в России свобода все чаще ограничивается.

Призываю вас помнить о тех, кто до сих пор находится в заключении по абсурдным обвинениям. Их немало и, боюсь, будет больше.

Однако перемены неизбежны. Что бы ни пытались нам показать кремлевские пиарщики и телевизионная пропаганда, Путин — не супермен, и он уже точно не войдет в историю как герой. На экране телевизора он может бороться с медведями, летать с перелетными птицами и охотиться с тиграми, но это сплошная фантазия. Путин с обнаженным торсом — это не сильный лидер, а голый король.

Сейчас он напоминает короля Кнуда, который приказывал морю подчиниться и отступить, но в результате промочил ноги. Прилив всегда смоет того, кто верит в собственные иллюзии.

Сегодня я хочу поговорить о России, которую хорошо знаю и которую Запад никак не может разглядеть. Она не одна.

Закрытая, путинская Россия

Когда я говорю «путинская Россия», я не имею в виду, что вся Россия — собственность Путина, которой он может распоряжаться по своему усмотрению. «Путинской Россией» я называю ту страну, которая полуосознанно и под действием страха решила пойти по пути закрытого общества.

Большая часть правления Путина пришлась на годы благоприятного экономического климата. В страну потекли инвестиции. Заработали рыночные институты, которые строились в течение предыдущих десяти лет. Все это привело к периоду самого бурного экономического подъема в истории России.

Ровно в этот период Кремль предложил знаменитый негласный общественный договор «Сытая жизнь в обмен на политические свободы». Постепенно сворачивались демократические и рыночные институты, государство начинало все больше контролировать экономику.

В результате многие думают, что именно закрытость и увеличение роли государства и привели к стабильности и процветанию. На этой иллюзии базируется политическая поддержка Путина.

И хотя многие связывают ухудшение экономического климата с войной, специалисты прекрасно понимают, что российская экономика исчерпала ресурс развития, который базировался на уничтожаемой открытости и свободе предпринимательства, еще до присоединения Крыма.

Об этом говорили даже экономисты, лояльные Кремлю. Герман Греф, руководитель Сбербанка и бывший министр экономического развития, несколько месяцев назад сказал, что даже если бы не было войны и санкций, Россия бы все равно показала в этом году отрицательный рост.

Однако именно война на Украине резко и максимально болезненно обнажила эти тенденции. Климат похолодал, Кремль лишился тепличных условий.

Стало понятно, что закрытость государственных институтов, отсутствие конкуренции и стремление к изоляции приводят к стремительной девальвации, спаду производства и снижению уровня жизни.

Сегодня путинский политический курс вызывает все более растущее беспокойство у российского бизнеса и правящих элит. Даже тех, кто был ему лоялен. Очевидно, что для Путина наступила осень.

Однако эта осень может быть очень длинной. России предстоит довольно долго стоять у постели больного императора, с ужасом наблюдая агонию режима. Процесс угасания будет очень болезненным для граждан России и опасным для международной безопасности.

Агония — довольно частое явление в политической жизни нашей страны. Опираясь на исторические примеры, мы можем описать наиболее вероятный сценарий на краткосрочную перспективу: медленная социальная деградация, сопровождающаяся развалом уже ослабленной экономики и дальнейшим разрушением политических институтов. На этом пути Россия неизбежно столкнется с потрясениями.

Сначала начнется брожение в рядах путинской политической элиты, развернется борьба между старой гвардией и новыми молодыми элитами. Это приведет к коллапсу правительства, что особенно опасно во время кризиса.

Затем, в попытке любой ценой вернуть стабильность, Кремль раскрутит маховик политических репрессий. Вряд ли масштабы достигнут сталинских, но большинство свобод, которые граждане получили за последние тридцать лет, будет утрачено.

Наконец, нравственная и культурная деградация приведет к укреплению религиозного радикализма, архаики и ксенофобских настроений. Попытки ограничить «тлетворное влияние Запада» обернутся масштабной охотой на ведьм.

Потенциальной мишенью станет любой образованный человек, даже далекий от политики и активизма. Любое нежелание присоединяться к актам агрессии и травли будет приводить к подозрениям в нелояльности. Это приведет к еще большей утечке мозгов, что, в свою очередь, еще сильнее ослабит экономический потенциал страны.

Экономика

Государство подогревает представление о том, что вся экономическая мощь страны основана на природных ресурсах, а люди — это не создатели ценности, а нахлебники. Гражданам, критикующим экономическую несостоятельность и неэффективность государства, открыто предлагают уехать из России.

Вы удивитесь, но доходы от продажи нефти и газа не составляют половину российского бюджета. В консолидированном бюджете страны нефтегазовые доходы примерно четверть. А откуда берутся все остальные деньги? От экономической активности граждан России.

Россию часто называют «петро-стейт». Но давайте сравним два государства-экспортера нефти: Россия получает 343,4 миллиардов долларов в год от продажи нефти. Саудовская Аравия — 338 миллиарда долларов. Но ВВП России почти в три раза превышает ВВП СА ($748 против $2096 согласно данным Всемирного банка за 2013 год).

Нефтегазовый сектор составляет порядка 20% ВВП России. Откуда берутся оставшиеся 80%? Обычные люди создают добавленную стоимость — они платят налоги и являются полноправными участниками экономики.

Мысль о том, что Россия полностью зависит от нефти, выгодна власти. Когда нас постоянно убеждают, что «Газпром» и «Роснефть» кормят страну, о каких правах может идти речь? Это утверждение подогревает уверенность, что зависимый от ресурсов человек не имеет права действовать, отстаивать свои интересы. Но мы не так уж и зависимы от ресурсов, как власть нас пытается в этом убедить. Представьте, насколько меньше станет эта и так не огромная зависимость, если государство перестанет вмешиваться в дела бизнеса.

Путинский режим пытается убедить нас, что резкое падение цен на нефть привело к экономическому кризису. Но мы не должны забывать, что падение рубля началось до падения цен на нефть, украинского кризиса и ввода санкций.

В 2014 году отток капитала из России составил $151,5 миллиардов долларов; это вдвое больше, чем в 2013 году. Что эти данные говорят нам о вере инвесторов в российский рынок?

Сегодня экономисты прогнозируют падение российской экономики на 5%. А что делает правительство, кроме заверений сторонников в том, что им компенсируют потерю зарубежной недвижимости? Антикризисный план был объявлен, но появились ли хоть какие-то детали этого плана? Нет, ограничились только названием.

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ — https://openrussia.org/post/view/3003/


Помоги сайту
t_logoПодписывайтесь на наш канал в Telegram! Вам немедленно будут приходить все опубликованные материалы сайта.Найдите в контактах  @freewebjournal  и добавьте его себе в контакты или просто перейдите, предварительно зарегистрировавшись, на страницу канала.