Пермь-36 и жажда репрессий

1038

Мемориальный комплекс «Пермь-36» станет музеем в честь сотрудников ГУЛАГа

МИХАИЛ РОСКИН — В современной России, как в кривом политическом зеркале, многие вещи отражаются диаметрально противоположным образом.

Вот был единственный в своем роде музей «Пермь-36». Организаторы смогли восстановить сооружения, быт и атмосферу лагеря для советских заключенных. Любой желающий мог на себе почувствовать, каково было жить и умирать в этом сравнительно небольшом уголке, оцепленном колючей проволокой. Особое внимание уделялось тому, что именно в этом лагере отбывали срок такие известные политические заключенные, как Владимир БуковскийСергей Ковалев, Юрий Орлов и многие другие.Пермь-36 и жажда репрессий

Фонд мировых памятников в 2004 году включил «Пермь-36» в список 100 особо охраняемых памятников мировой культуры. Была начата процедура по включению музея в список всемирного наследию ЮНЕСКО. Но с 2012 года начинается активная фаза травли музея.

Пермь-36 и жажда репрессий

Лагерь подвергся многократным и самым различным проверкам. Заходили в гости разные люди: от прокуратуры, до центра Э. Ветераны службы исполнения наказаний вместе с кургинянским движением «Суть времени» строчили жалобы и обращения по поводу непатриотичного музейного комплекса.

Пермь-36 и жажда репрессий

На митинге 21 октября прошлого года пермские коммунисты заявили, что «Пермь-36 — это плевок в наших ветеранов». Секретарь крайкома КПРФ по идеологии Геннадий Сторожев кричал с трибуны, что пока по Украине ходят неофашисты, мы не можем позволить себе содержать музей, оправдывающий бандеровцев.

Пермь-36 и жажда репрессий

К сожалению, эта грязная кампания достигла своей цели — музей перешел под контроль государства. И уже готовит свои первые выставки, которые будут посвящены средствам охраны и техническим способам содержания заключенных. То есть музей поменял свой вектор прямо на противоположный. Весь его гуманистический посыл аннулирован. Поскольку теперь «ветераны» службы исполнения наказаний будут рассказывать посетителям не о бесчеловечной системе, которая сминала судьбы миллионов людей, и ее лидере — Сталине, но о доблестных и героических защитниках мирного населения от «врагов народа».

Это все равно, что на месте Освенцима устроить музей памяти нацистских охранников. Это же так не патриотично — рассказывать, как на твоей территории убивали миллионы людей за взгляды и любую инаковость.

Случилось это потому, что мы, как государство и народ, так и не поняли, что репрессии — это плохо. В стране, где количество силовиков исчисляется миллионами, а политика пронизана милитаристскими сюжетами, покаяние за прошлые преступления не приживается.

Сегодня в голове у большинства людей убийство, как метод политической борьбы, все еще остается разумным и допустимым. Чтобы понять это, достаточно было почитать ленты социальных сетей после того, как был застрелен Борис Немцов. Народ все еще хочет искать врагов народа и требует рассказов про борьбу с «загнивающим Западом». И власть ему их обеспечит. Сполна.

 


Помоги сайту
t_logoПодписывайтесь на наш канал в Telegram! Вам немедленно будут приходить все опубликованные материалы сайта.Найдите в контактах  @freewebjournal  и добавьте его себе в контакты или просто перейдите, предварительно зарегистрировавшись, на страницу канала.