Если правозащитника превращают в свидетеля

В прессе активно обсуждается история, связанная с вызовом на допрос в качестве свидетелей в Следственный комитет РФ правозащитников, проверявших условия содержания под стражей обвиняемых по делу об убийстве Бориса Немцова и получивших от последних жалобы на применение пыток со стороны сотрудников правоохранительных органов.

140

 Автор: АНДРЕЙ ГРИВЦОВ 

Адвокат Андрей Гривцов, в прошлом следователь, рассказывает о том, как пытаются не допускать правозащитников к подследственным, и о том, как этому противостоять.

В прессе активно обсуждается история, связанная с вызовом на допрос в качестве свидетелей в Следственный комитет РФ правозащитников, проверявших условия содержания под стражей обвиняемых по делу об убийстве Бориса Немцова и получивших от последних жалобы на применение пыток со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Когда мы разговаривали об этой ситуации с уважаемой Зоей Световой, она попросила поделиться с читателями портала мнением о юридической обоснованности вызова правозащитников на допрос в качестве свидетелей по делу об убийстве, использовании органами следствия тактики вызова на допрос в качестве свидетелей адвокатов (а теперь и правозащитников) для их последующего отвода, возможности законного противодействия данной тактике.

Постараюсь ответить по пунктам в той последовательности, в какой вопросы были поставлены.

По вопросу законности самого вызова правозащитников на допрос в качестве свидетеля отвечаю, что, будучи знакомым с обстоятельствами дела исключительно по публикациям в средствах массовой информации, позволю себе осторожно усомниться в законности таких действий. Осторожность выводов как раз и вызвана отсутствием у меня полной информации по делу.

Свидетелем в соответствии с уголовно-процессуальным законом является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Обратите внимание на формулировку закона: для того, чтобы вас признали свидетелем, сам допрос не нужен, достаточно быть вызванным для дачи показаний.

В уголовно-процессуальном законе также сформулированы обстоятельства, подлежащие обязательному доказыванию по делу. Все они связаны с обстоятельствами совершенного преступления и личностью привлекаемого к уголовной ответственности лица. Из средств массовой информации нам известно, что правозащитники по обстоятельствам, связанным с убийством Бориса Немцова, не допрашивались, а у них выяснялись лишь вопросы, связанные с посещением обвиняемых по делу и жалобами на применение пыток, которые те им озвучили. Можно ли эти обстоятельства признать имеющими отношение к предмету расследования? На мой взгляд, нет, а, значит, и к законности проведенного допроса имеются определенные вопросы. Об обоснованности вызова можно было бы рассуждать, если бы правозащитников допрашивали в рамках другого уголовного дела, связанного с пытками в отношении обвиняемых. Тогда да, вопросов никаких бы не было: следователю было бы просто необходимо сопоставить те данные, которые сообщают о пытках обвиняемые, с тем, что они сообщали правозащитникам, выявить, не менялись ли их пояснения, а если менялись, то по каким причинам. Но ведь допросы произведены по делу об убийстве, о котором правозащитники просто ничего не могут знать изначально…

Что касается практики так называемого выбивания из уголовных дел неудобных защитников -адвокатов путем придания им статуса свидетелей, то лично меня пока Бог от таких нападок со стороны следователей миловал. Однако мне доводилось общаться с коллегами-адвокатами, которых таким способом отводили от защиты по уголовным делам, и они считали указанные действия следователей незаконными и необоснованными, приводя при этом веские и разумные доводы. Таким образом, нужно признать, что подобная практика имеется, и в руках недобросовестных следователей это может быть весьма грозным оружием, направленным на ослабление защиты несговорчивых обвиняемых.

Может ли такая тактика теперь применяться и в отношении правозащитников с целью не допускать их в следственные изоляторы? Теоретически это возможно, хотя в данном конкретном случае я бы все же с выводами не торопился. Теперь допрошенные в качестве свидетелей правозащитники уже не смогут посетить обвиняемых по уголовному делу, по которому они являются свидетелями. Но во-первых, лишить правозащитников права посещения всех других содержащихся под стражей в этом же изоляторе лиц таким способом, на мой взгляд, достаточно сложно хотя бы в силу необходимости производства большого количества допросов по разным уголовным делам. А во-вторых, даже если это удастся, следователи от этого мало что выиграют. Другие правозащитники все равно смогут проверять условия содержания под стражей этих конкретных обвиняемых, и, как мне представляется, с учетом того, что происходит вокруг этого дела, будут относиться к этой работе с еще большей ответственностью. Все-таки надо понимать, что правозащитник – это не адвокат, обстоятельно погруженный в уголовное дело, и устранение одного правозащитника, даже самого активного и въедливого, все же не должно нести фатальные последствия для соблюдения прав обвиняемого. Хотя опять же, это мое мнение, с которым правозащитники, естественно, имеют полное право не согласиться.

То есть если бы Следственный комитет желал ограничить возможность посещения обвиняемых со стороны всех правозащитников, то ему необходимо было бы принимать какие-то иные, еще более репрессивные меры. Впрочем, не будем давать советы этой организации в части принятия репрессивных мер, тем более, что ее представители и так весьма активны в вопросах введения разнообразных новаций правоприменения.

Есть ли какие-то правовые способы борьбы с необоснованным вызовом на допрос в качестве свидетеля? Скажу честно, что теоретически такие механизмы в нашем законодательстве прописаны, но вот в возможность их успешного применения на практике я верю не особо. Безусловно, вызов на допрос в качестве свидетеля можно обжаловать в суде в порядке статьи 125 УПК РФ со ссылками на то, что этот вызов носит необоснованный характер и Вы не обладаете какими-либо данными, имеющими значение для расследования уголовного дела.

Однако на практике судьи, в особенности в Московском регионе, при рассмотрении жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ руководствуются принципом невмешательства в деятельность органов предварительного расследования и констатируют, что формально следователь обладает полномочиями по производству того или иного процессуального или следственного действия, в данном случае вызова на допрос в качестве свидетеля, и имеет право самостоятельно направлять ход расследования. Впрочем, подобная порочная, на мой взгляд, практика судебного правоприменения не означает, что защищать свои права не нужно. Просто нужно сразу быть морально готовым к тому, что с большой долей вероятности в удовлетворении Вашей, пусть и обоснованной жалобы могут отказать.

Кроме того, жалобу на необоснованные вызовы на допрос в качестве свидетеля можно также направить руководителю следственного органа и прокурору в порядке статьи 124 УПК РФ, и при определенных обстоятельствах это может быть более результативно, чем обжалование в суде. Хотя и при подаче жалобы в порядке статьи 124 УПК РФ я бы все равно не испытывал чрезмерной надежды на успех с учетом дефектов правоприменения. Будем надеяться, однако, что вам при обжаловании незаконных и необоснованных действий следователя повезет и вы столкнетесь с въедливыми руководителем следственного органа и прокурором, которые встанут на защиту нарушенных прав.

Уклоняться от вызова на допрос в качестве свидетеля, не являться по повестке я бы все же не рекомендовал, поскольку это может повлечь применение к Вам такой неприятной меры процессуального принуждения, как привод. Я слышал о некоторых адвокатах, которые, зная о вызове на допрос в качестве свидетеля, активно уклонялись от явки на допрос. Хотя с процессуальной точки зрения, если исходить из того, что целью необоснованных действий следователя по вызову на допрос является отвод адвоката от защиты, такая тактика неявки, на мой взгляд, малорезультативна, учитывая, что лицо признается свидетелем не с момента допроса, а уже с момента вызова на допрос. Впрочем, опять же, может быть, вызываемому на допрос в чем-то повезет, и ему попадется следователь, хоть и беспринципный, но толкующий уголовно-процессуальный закон иначе, чем я, и полагающий, что для отвода адвоката его обязательно необходимо допросить в качестве свидетеля, а не просто вызвать на допрос.

Если правозащитника превращают в свидетеля — Открытая Россия.


Поддержать проект
t_logoПодписывайтесь на наш канал в Telegram! Вам немедленно будут приходить все опубликованные материалы сайта.Найдите в контактах  @freewebjournal  и добавьте его себе в контакты или просто перейдите, предварительно зарегистрировавшись, на страницу канала.