Побочный эффект — Открытая Россия

98

Как «крымнаш» и «проклятые капиталисты» заставляют переосмыслить проблему отцов и детей

Когда вся эта история началась год назад — Майдан, Крым, Украина, пропаганда, санкции, украинская война, холодная война — никто из нас не подозревал, во что это выльется. И я сейчас не о глобальных и геополитических жертвах и людских потерях. Это для земного суда. Если дойдет.

Я про другие потери. Про те, которые несут очень и очень многие из нас. Причем зачастую ежедневно. Про те, что отодвинули на второй план привычные и неизбывные камни преткновения в вечном конфликте отцов и детей. Я про потери взаимопонимания, покоя, доверия между детьми и родителями. На почве искусственно раздутого политического конфликта. И вот за эти потери, боюсь, судить будет уже суд высшей инстанции. И от него не отмазаться никак.

Мало нам было классических недопониманий: не так живем, как они жили, не тем дышим, чем они дышали, не тех в спутники выбираем, кого им бы хотелось, не так детей воспитываем, как они нас воспитывали. Да что говорить — список «конфликтных» тем бесконечен. Но в то же время и риторичен. Эти темы — данность. Проза жизни.

Они просто возникают — и все. Как этапы жизненного пути. Как щетина на лицах сыновей и отцов, одинаковые морщины у матерей и дочерей. Непременно со временем проявятся. Плюс-минус в каждой семье. Вроде того, что если понравился родителям выбор мужа-жены — одной конфликтной темой меньше. Но зато уж внуков мы точно неправильно растить будем. Это к бабке не ходи. Но мы уже с этими темами, проблемами сжились. Наловчились как-то справляться.

Так зачем искусственно подливать масло в огонь? Я что, зря, что ли, подобные вопросы полжизни закрывала, чтобы, когда наконец-то нирвана в отношениях достигнута, получить на руки гражданскую войну в миниатюре?!

Я хочу, чтобы глаза моего отца следили за мной с любовью и гордостью. Я не хочу, чтобы они стекленели, когда он читает мои статьи, если речь в них идет о Крыме или Украине, или о действующем в стране режиме и о моих на это взглядах. Еще год назад я могла поговорить со своим отцом о чем угодно: от ссоры с мужем, до новейших буржуйских технологий в бытовой сфере и до воров во власти. И шутливое выражение «проклятые капиталисты, лишь бы досадить» было именно таковым — шутливым. Теперь мне надо старательно сглаживать углы, аккуратно обходить острые вопросы. Вроде тех, почему все подорожало. А пенсии не увеличились. «Потому что проклятые капиталисты! Досаждают. Но Крым исторически наш. И не смей мне тут!»

А свекровь?! Губы поджимает, стоит мне назвать президента и дела рук его команды чем-то непечатным. Оно мне надо? Мало мне: «Ты, милочка, совсем за моим сыном не следишь! Почему он у тебя в мороз без шапки ходит?!» Теперь вот новые просторы открылись. А то им, свекровям, и без того причин не хватает губы поджимать.

И ведь поначалу мне даже в голову не приходило, что все может зайти так далеко. Думала, отшучусь, как обычно. Быстренько на пальцах объясню, что к чему. Попробовала даже строго, по-военному: «Кто скажет, что Крым наш, — прокляну!» И наткнулась на стену. На бетон. На «это на тебе тлетворное влияние Запада сказывается». Никакие доводы, объяснения, долгие беседы ни к чему не привели. «Начиталась своих иностранных газет, а там только и ищут повод, чтобы нас опорочить!»

На самом деле шутки шутками, а ситуация уже совсем несмешная. Нашим бедным родителям и так довелось добрую половину своей жизни раз за разом пересматривать свои идеалы, переоценивать ценности — причем как моральные, так и материальные. Иногда полностью.

Они прожили уже по десять жизней. Ведь если перечислить все вехи их жизненного пути, волосы дыбом встают: война, если не застали, то послевоенная разруха уж точно, сталинизм, сначала хрущевская оттепель, следом за ней хрущевский идиотизм, рассвет и закат застоя, первая ходка КГБ во власть, перестройка, отмена коммунистического строя, сумбур 90-х, вторая ходка КГБ во власть. Только последних трех этапов хватит на пару жизней. Мало кому доводилось жить в таком калейдоскопе эпох и ориентиров.

Так что на выходе мы имеем уставших, бедных, глубоко разочарованных, апатичных людей, которые только и хотят, чтобы их оставили в покое. И их можно понять. Пусть так и будет. Пусть апатичные, пусть в покое. Они это вполне заслужили.

Вот чего они не заслужили, так это на старости лет пить успокоительное в связи с тем, что их сын или дочь «пятая колонна», «нацпредатели» и всякая «гейропа». В чем их старательно убеждают люди по ту сторону столь любимого ими голубого экрана. Они не понимают, что успокоительное — это не результат того, что их взрослое дитя поддерживает фашистов и бандеровцев, распявших мальчика и расстрелявших беременных женщин и стариков. Они не понимают, что это побочный эффект мощнейшей пропаганды. Пропаганды такой силы, которую им не доводилось испытывать никогда за всю их, казалось бы, турбулентную жизнь. Они не понимают, что и сами они – всего лишь побочный эффект этой пропаганды.

Конечно же мы можем обходить эти вопросы стороной, не обсуждать с ними острые темы. Говорить о внуках. О том, что мы их не так воспитываем. О том, что в холода ходим без шапки. Только вот беда — что-то им подсыпают в то успокоительное, что делает необсуждаемые острые темы громче самого громкого крика.

Источник: Открытая Россия