Как переживают кризис мамы-одиночки, многодетные семьи и пенсионеры — Газета.Ru | Общество

222

Мамы-одиночки, многодетные семьи и пенсионеры — те, кого называют социально незащищенными слоями населения, — рассказали, как они ощущают экономический кризис, что покупают в магазинах и откуда берут одежду и бытовую технику. У одних увеличились выплаты, другим приходится выбивать причитающееся коллективными жалобами. Но всем приходится бороться за выживание, как говорит одна из собеседниц, — жить впритык.

Заботливая Москва

Чтобы найти представителей социально незащищенных слоев населения в Москве, корреспондент «Газеты.Ru» отправился в территориальный центр социального обслуживания «Восточное Измайлово». Одна из комнат выглядит как огромная гардеробная — там рядами висят на вешалках пальто, куртки, мужские костюмы, платья. Внизу стоят пары обуви. Есть даже бытовая техника.

«Мы оказываем срочную помощь очень оперативно и наши подопечные довольны тем, как мы работаем», — рассказывает Валерия Ульянович, директор территориального центра социального обслуживания.

Пособия и социальные выплаты вырастут меньше, чем цены

Сотрудники центра рассказали, что в Москве с 1 января этого года ежемесячные пособия на ребенка для всех получателей были увеличены на 500 руб. Выросла и срочная (разовая) социальная помощь: с 10 марта этого года размер социального сертификата, который неимущие могут обменять в магазинах на продукты — но не на алкоголь и сигареты, увеличился вдвое и составил 1000 руб. Это региональные выплаты, то есть из бюджета Москвы. К ним также относятся ежемесячные пособия многодетным и неполным семьям, семьям с ребенком-инвалидом и другие. Есть и федеральные выплаты, такие как пособия по уходу за ребенком или пенсии. Во всех регионах федеральные социальные пособия и пенсии индексируются на одну и ту же величину. Таким образом, общий объем помощи социально незащищенным гражданам во многом зависит от политики региона по этому вопросу и существенно различается по всей стране.

Галина Маркина, пенсионерка, инвалид 2-й группы, Москва

Пожилая женщина расхваливает пальто, которое ей выдали в центре соцобслуживания: «Какое шикарное пальто! В нем и в театр ходить можно. Ботинки какие удобные я получила! Бегаю в них везде». Галине Григорьевне 72 года. Еще она рада повышению пенсий. Они действительно индексировались на 10%. Теперь Галина Григорьевна получает около 13 тыс. руб. В этом году к аналогичной пенсии мужа прибавили 6 тыс. руб., так как ему исполнилось 80 лет. Увеличился социальный сертификат на 500 руб., на 200 руб. выросла пенсия по инвалидности.

«От государства я получаю срочную помощь в виде социального сертификата, вещевую помощь, бесплатные путевки в санаторий каждый год плюс выплаты по инвалидности и социальные пособия ветеранам труда, а также дополнительные выплаты к 9 Мая, — перечисляет Галина Маркина.

— Нужно учесть, что для пенсионеров проезд в метро и на электричках, который заметно подорожал в последнее время, бесплатный. За «коммуналку» мы платим 50% как ветераны труда, жизненно необходимые лекарства тоже бесплатны».

В то же время она отмечает, что цены на продукты питания выросли вдвое. «Но мы не экономим. Обязательно покупаем мясо — часто делаем холодец. Очень любим форель. Молочку всю покупаем, сыры и колбасы обязательно. Фрукты на столе круглый год, гранаты любим — они полезны для сердца и крови, морскую капусту. Нам хорошо помогает сын, хотя в связи с кризисом у него проблемы на работе, и этой помощи в последнее время стало меньше», — рассказывает она.

«Действительно, в последнее время повысилась ответственность молодых по отношению к своим родственникам. Они все больше и чаще помогают нуждающимся родителям», — комментирует директор центра соцобслуживания Валерия Ульянович.

В центре пенсионерка также получает продуктовые наборы. В них входят сахар, крупы, макароны. Галина Маркина говорит, что это для нее всегда было большим подспорьем. «Даже летом, когда мы уезжали на дачу, девушки из центра звонили, сообщали, что для нас готовы продукты, и просили, чтобы мы их забрали», — рассказывает она.

По словам Галины Григорьевны, отношение государства к пенсионерам «замечательное». Она довольна политикой президента, выражает ему благодарность, одобряет его политические шаги и заботу о пенсионерах и очень просит корреспондента «Газеты.Ru» об этом упомянуть.

Лариса Андреева, 37 лет, мама четверых детей, Москва

«Детский сад, который для всех подорожал на 1000 руб. в этом году, для нас бесплатный, школа бесплатная, горячее питание в школах тоже бесплатное, проезд бесплатный. Словом, нам не на что жаловаться, — отмечает москвичка, мама четырех детей Лариса Андреева. Она тоже пришла в центр «Восточное Измайлово» за помощью. — По 500 руб. прибавили на каждого ребенка, социальный сертификат вырос вдвое. Дети ходят в бесплатный лагерь — это существенная экономия на продуктах для меня. Справляемся потихоньку. Нам хорошо помогают».

А вот вещи для четырех детей она выбирает не в магазинах, а в комнатке центра соцобслуживания.

Тут же она смогла получить бытовую технику — холодильник и стиральную машину. Их выдают нуждающимся семьям в случае, если у них нет такой техники или она сломалась.

Кто и как будет беднеть в кризис в России

В присутствии сотрудников центра социального обслуживания Лариса говорит, что «расходы уменьшились» и что «претензий к государству нет». Однако позже, по телефону, она все же отмечает, что повышение на 2000 руб. для семьи из пяти человек — это смешные деньги с учетом того, что один поход в магазин сегодня обходится в 3000 руб., а импортные лекарства, несмотря на причитающиеся льготы многодетным мамам, все равно приходится покупать самим.

В регионах нет времени унывать

Малоимущих в регионах пришлось находить по интернету, что говорило об одном: у этих семей есть деньги на интернет и сотовую связь в отличие от тех, кто даже телефоном не пользуется.

В социальных сетях нет ни одной группы, объединяющей многодетные семьи и мам-одиночек по Москве, однако социальная сеть «ВКонтакте» буквально кишит такими сообществами по регионам: «многодетные семьи Ленинградской области», «мамы-одиночки Уфы», «мамы-одиночки Петрозаводска», «мамы-одиночки Чебоксар» и так далее. У всех — тяжелые истории о выживании, борьбе с кредиторами или бывшими мужьями, которые не платят алименты.

Елена и Владислав Голубь, 28 и 29 лет, родители четырех детей, поселок городского типа Токсово, Ленинградская область

«Сейчас у нас очень тяжелое положение, потому что основной доход семьи — выручка мужа от собственного бизнеса не просто сократилась, а ее в принципе не стало», — чуть не плачет в телефонную трубку мама двух девочек и двух десятимесячных мальчиков-двойняшек.

Владислав Голубь занимается перетяжкой салонов автомобилей. «Перед новогодними праздниками он принес последний заработок — 45 тыс. С января продажи автомобилей и их обслуживание резко сократились, и муж зарабатывает максимум 10 тыс., а иногда и этого не выходит», — делится Елена.

Она имеет все причитающиеся семье льготы, но утверждает, что ни по одному пункту они не выросли, за исключением разве что федеральных. Их индексировали на 5,5%. К слову, это меньше предполагаемого уровня инфляции. «Газета.Ru» писала о том, что правительство решило отказаться от индексации пособий и социальных выплат на уровень инфляции.

Государство покрывает примерно 70% платы за «коммуналку» для семьи. Также частично им оплачивается детский сад. Но сумма покрытия осталась прежней — 1000 руб., а стоимость детского сада с 1 октября прошлого года подорожала почти вдвое, говорит женщина. К этому можно добавить бесплатный проезд старшей дочери, которая уже ходит в школу. На все остальное — а это, например, постоянные поездки Елены с двойняшками в поликлинику, закупка лекарств — никаких льгот нет.

«Я уже не говорю о том, как сильно выросли цены на продукты. Все покупки я совершаю в основном банковской карточкой, и недавно решила посмотреть, как изменились траты.

Если в прошлом году на продукты уходило примерно 8 тыс. руб. в месяц, то в январе этого года вдвое больше. В феврале — уже 22 тыс. руб.», — рассказывает Елена.

Сильно по бюджету ударил рост стоимости детского питания и молочка. В месяц на детское питание уходит около 2 тыс. руб. Супруги стараются закупаться в «Ашане», но экономия небольшая. Из-за этого Елена постепенно отказывается от магазинного пюре и переводит детей на домашнее. «Хотя готовое пюре — очень удобно», — добавляет Елена.

Детские пособия в России выплачиваются с задержками

Большая проблема — одежда для двойняшек. Старшие дети в семье — девочки, а младшие — мальчики. Поэтому всю одежду для младших приходится покупать. «Одна детская шапочка стоит минимум 400 руб., демисезонный костюмчик — 2 тыс. руб., обувь — 1300 руб. Нужно понимать, что всего этого хватает на три месяца, так как дети растут. Сейчас для малышей я смотрю бывшую в употреблении обувь на Avito», — рассказывает Елена.

Она говорит, что никогда не чувствовала к себе особенного снисхождения как к многодетной маме: «Например, двойняшки родились недоношенными, и мы 2,5 месяца не могли получить необходимую помощь: полное обследование мы получили только в четвертой по счету поликлинике, куда обратились».

Родители семье помогают: мама Елены полностью содержит старшую дочь, а родители Владислава иногда покупают подарки детям.

Юлия Подольцева, 28 лет, одинокая мама, Сочи

«Без мамы я не решилась бы рожать, потому что не смогла бы растить ребенка одна. Но из-за кризиса ее зарплату урезали на 13%. Так что и ей денег сейчас едва хватает, — рассказывает Юлия Подольцева, мама четырехмесячного малыша. — Приходится экономить на вещах, бытовой химии. О поездках за границу, походах в кино или театр не идет и речи».

С отцом ребенка Юлия рассталась еще до родов, и уже тогда она понимала, что рассчитывать на его деньги не сможет. Документы на алименты не подавала. Основные источники дохода — это выплаты по уходу за ребенком, сдача комнаты в аренду и помощь мамы. Юлия сдает вторую комнату в своей квартире двум студенткам за 12 тыс. руб., это львиная доля семейного бюджета. Все полученные от сдачи комнаты средства идут на коммунальные платежи и питание.

«Еще работодатель в месяц платит 2900 руб., это примерно десятая часть моего бюджета, — рассказывает Юлия. — Кризис на эту выплату повлиять не может, так как она зависит от заработной платы, которую я получала до ухода в декретный отпуск. Этих выплат хватает на памперсы и детские салфетки, цена на которые осталась прежней. Оставшаяся сумма частично покрывает детское питание. Сейчас я начинаю давать прикорм. И могу сказать, что детское питание заметно подорожало: пюре, которое сегодня я покупаю по 45 руб., в декабре стоило 35. Пока что сын ест только овощные и фруктовые пюре, а потом нужно будет добавлять и мясные, которые стоят дороже».

С нового года существенно выросла «коммуналка» в Сочи: подняли оплату за воду на 10%. Также изменилась система расчета платежа за вывоз бытовых отходов.

«Если раньше я платила за количество прописанных человек, то сейчас должна платить за квадратные метры квартиры: вместо 120 руб. я плачу в шесть раз больше», — говорит жительница Сочи.

«На меня денег не остается вообще», — вздыхает Юлия. В апреле, как только работодатель выплатит ей третью по счету сумму по уходу за ребенком, она будет вставать в соцзащите на учет как малообеспеченная. «Тогда мне будут выплачивать еще 300 руб. на питание матери и 300 руб. на питание ребенка. Но это же смешные суммы! Что на них можно купить? — удивляется она. — Как только ребенок подрастет, я буду организовывать свадьбы — то, чем я занималась помимо работы до родов».

Светлана Ахметдинова, 40 лет, одинокая мама шестерых детей, деревня Кигазытамаково, Мишкинский район Башкирии

Светлана, мама шестерых детей, говорит, что в условиях кризиса и отношения государства к многодетным семьям она с детьми не живет, а «выживает»: «От государства я получаю 5800 руб. по уходу за младшей дочерью, и по 500 руб. на каждого ребенка — они полагаются многодетным семьям. Еще 2 тыс. получаю как мать-одиночка».

Размер пособий никак не изменился, разве что детские повысили на 22 руб. за ребенка, но и их задерживают с декабря («Газета.Ru» ранее писала о задержке выплаты детских пособий), а это единственный источник дохода семьи, рассказывает Светлана.

«Никакой вещевой или продовольственной помощи мы не получаем, и ни о каком срочном социальном обслуживании я никогда не слышала, хотя регулярно езжу в райсовет и стараюсь быть в курсе всего, что нам полагается», — говорит она.

Несколько лет назад на деньги материнского капитала Светлана купила небольшой дом с садом в 140 км от Уфы, где раньше жила с гражданским мужем. В новом жилище она сделала ремонт и переехала туда с детьми. С отцом детей пришлось расстаться — вскоре после рождения пятого ребенка он начал выпивать. «На огороде сажаем стандартный набор овощей и ягод. К тому же дети хорошо собирают землянику в лесу. Вот и продаем все это — какой-никакой заработок», — говорит Светлана.

Сейчас она сидит дома с полуторагодовалым ребенком. До родов Светлана выезжала в районный центр на временные подработки. В деревне, где она живет, работы нет. Еще раньше семье помогали родители Светланы, но они уже умерли.

Почти все деньги семьи из семи человек — а это чуть больше 10 тыс. — уходят на питание.

Расходы на продукты выросли примерно вдвое. «Если раньше мы часто покупали горбушу и окуня-терпуга, то сейчас ограничиваемся минтаем. Мясо если и беру, то редко и большими объемами — так дешевле. В последнее время варю суп без мяса, но дети такой суп едят плохо. Спасает и то, что не покупаю хлеб — его выпекаю в дровяной печке. Покупаем молочку, но и она подорожала вдвое. Фрукты в нашей деревне бывают только по праздникам», — перечисляет Светлана.

В России резко выросла задолженность по выплате зарплат

За фруктами и одеждой многодетная мать ездит в районный центр, но автобусы ходят крайне редко, а если пробовать вызвать такси, то дорога туда-обратно обходится в тысячу рублей. Сам проезд в общественном транспорте подорожал примерно на треть. Есть льгота на детей — в школу в другое село они ездят бесплатно. Дошкольники сидят дома, так как детский сад закрыли. Вместе с другими мамами Светлана написала коллективную жалобу по этому поводу. Теперь к ним приходит воспитательница и по два часа в день занимается с младшими.

На себя у Светланы денег не остается, но, по ее словам, ей «ничего и не нужно». Она донашивает одежду родственников, а на косметику не тратится.

«В 40 лет я совсем седая, и старшая дочь, которая живет отдельно, говорит: «Мама, нельзя же так ходить, давай я тебе краску привезу». И привозит. Она нам и продуктами иногда помогает, но не часто, так как сама сидит с маленьким ребенком», — рассказывает женщина.

Она добавляет, что им приходится постоянно выбивать причитающиеся им деньги: «Нам не просто жить, все впритык. Каждый месяц приходится писать заявления, чтобы выплатили в срок, чтобы не забыли, чтобы поставили на учет, чтобы снизили плату за электроэнергию. Но мы не унываем. Унывать времени не хватает».

Источник:  Газета.Ru | Общество.


Поддержать проект
t_logoПодписывайтесь на наш канал в Telegram! Вам немедленно будут приходить все опубликованные материалы сайта.Найдите в контактах  @freewebjournal  и добавьте его себе в контакты или просто перейдите, предварительно зарегистрировавшись, на страницу канала.