Обалденный заголовок: «Путин — как сероводород: если вдохнуть слишком много, вы умрете»

133

 Нью-Йорк таймс» о российском театре и кино

Культурный обозреватель газеты «Нью-Йорк таймс» Рэйчел Донадио рассказывает о том, как российский театр и кино живут в условиях возрождающейся государственной цензуры

После того, как прошлым летом вступил в силу закон о запрете нецензурной лексики в публичных представлениях, драматург и режиссер Иван Вырыпаев удалил ругательства из своей пьесы «Пьяные» для ее первой постановки на сцене престижного театра МХТ. «Некоторые из актеров играли новую версию, как написано, другие же прозрачно намекали зрителю, что именно было вычеркнуто», — рассказал он.

Вырыпаев, спокойный сорокалетний мужчина, высказывается о законе не без осторожности. «Конечно, мои пьесы что-то потеряли, но это не разрушило мою творческую жизнь», — сказал он в интервью, добавив, что вынужден был исключить три пьесы других драматургов из репертуара театра «Практика», которым он руководит.

Обалденный заголовок: «Путин — как сероводород: если вдохнуть слишком много, вы умрете»
Иван Вырыпаев. Фото: театр «Практика» / Facebook

Позже, как рассказал Вырыпаев, на сцене «Практики» появились другие пьесы, содержащие бранные слова, уже после того, как Владимир Путин на встрече с писателями заявил:

«Толстому не нужно было добавлять лексику такую, Чехову тоже не нужно, Бунину не нужно было. Но вам видней, литераторам».

Прохорова сравнивает нынешнюю атмосферу с Германией 30-х годов, когда нацисты придумали ярлык «дегенеративное искусство».

Наступление и отступление были впечатляющи. По словам российских деятелей культуры, установилась атмосфера растерянности и тревоги, когда закон, запрещающий нецензурную брань, а так же принятый в 2013 году закон, объявляющий уголовным преступлением оскорбление чувств верующих, обычно бездействуют, если только кто-то не решит их применить. Критики власти утверждают, что новые законы препятствуют свободе самовыражения и тянут страну в прошлое.

«В советские времена мы хотя бы знали правила, — говорит Ирина Прохорова, издатель и откровенный критик правительства.— Сейчас все несколько иначе, потому что нет правил, нет официальной цензуры».

Обалденный заголовок: «Путин — как сероводород: если вдохнуть слишком много, вы умрете»
Владимир Мединский. Фото: East News

Прохорова сравнивает нынешнюю атмосферу с Германией 30-х годов, когда нацисты придумали ярлык «дегенеративное искусство». «Это эстетический фундаментализм», — говорит она. Закон об оскорблении чувств верующих Прохорова называет особенно скользким. «Кто эти верующие? Во что они веруют? Никто об этом не говорит», — добавляет она.

На этой неделе разгорелись споры после того, как министр культуры России уволил директора государственного театра на том основании, что постановка вагнеровского «Тангейзера», где на заднике изображение Христа помещено между ног обнаженной женщины, нарушает закон о защите чувств верующих,— даже после того, как суд отверг эти обвинения как беспочвенные.


 

Читать статью полностью: «Нью-Йорк таймс» о российском театре и кино: «Путин — как сероводород: если вдохнуть слишком много, вы умрете» — Открытая Россия.

 


Помоги сайту
t_logoПодписывайтесь на наш канал в Telegram! Вам немедленно будут приходить все опубликованные материалы сайта.Найдите в контактах  @freewebjournal  и добавьте его себе в контакты или просто перейдите, предварительно зарегистрировавшись, на страницу канала.