Михаил Ходорковский: «Режим падет в результате внутренних проблем и акций гражданского неповиновения». Выступление в Стэнфорде

В ночь на 14 апреля (в 2:30 по московскому времени) Михаил Ходорковский прочел в Стэнфордском университете Калифорнии лекцию «Россия: назад в будущее». Встреча прошла под эгидой университетского Центра демократии, развития и верховенства закона.

247

Лекция «Россия: назад в будущее» 

Дамы и господа, преподаватели и студенты Стэнфорда,

Russia: Back to the future feat. Mikhail Khodorkovsky

Для меня особая честь выступать в Пало-Альто, поскольку люди здесь ежедневно создают будущее. Я не сомневаюсь, что и моя страна в скором времени перестанет жить прошлым и начнет двигаться к благополучию и процветанию.

Несколько слов о себе.

В западной прессе меня обычно нефтяным магнатом, и все потому что на момент ареста в 2003 году я руководил ЮКОСом. Это была самая эффективная и прозрачная нефтяная компания в России. Наша капитализация составляла $35 млрд, и мы планировали слияние с Chevron Texaco. Мы планировали создать крупнейшую нефтяную компанию в мире.

Однако ЮКОС был далеко не первым и не единственным моим бизнесом. Свой первый проект, который бы сейчас здесь назвали «стартапом», я начал в далеком 1987 году. Назывался он тогда по-советски страшно: Центр межотраслевых научно-технических программ.

Вы будете еще больше смеяться, но наш бизнес чем-то напоминал то, что в начале делал Майкл Делл. Мы покупали комплектующие, собирали из них компьютеры, устанавливали операционную систему, учили «дружить» с принтером, и продавали советским предприятиям, чьи директора хотели иметь у себя в кабинете модную игрушку.

В начале каждый доллар, вложенный в компьютер, давал 7-10 долларов прибыли.

Это был неплохой бизнес, но было ясно, что в скором времени на рынок придут серьезные игроки, и такая прибыль скоро закончится. Так и случилось, поэтому через год на заработанные деньги мы открыли коммерческий банк.

Всего мы с моими партнерами создали четыре бизнеса, которые перешагнули миллиардную отметку. Из наших компаний выросло восемь миллиардеров и десятки миллионеров. Некоторые из них, насколько мне известно, преуспели впоследствии в мировом интернет-бизнесе и даже обосновались совсем недалеко от того места, где мы сейчас собрались.

Мы создавали компании в самых разных отраслях. «Сибирская интернет-компания» была одним из крупнейших системных интеграторов России. «Газета.ру» стала одним из первых интернет-изданий и до сегодняшнего дня остается одним из самых читаемых российских СМИ (конечно, нам уже не принадлежащих).

В 1999 году мы начали финансировать некоммерческие проекты в области образования и занимались преодолением того, что можно назвать цифровым неравенством. Так появились «Открытая Россия» и «Федерация интернет-образования». Наши курсы профессиональной переподготовки прошли 50 тысяч российских учителей. Смешной нюанс — эта программа получила президентскую грамоту — через месяц после того, как меня посадили в тюрьму. Мы помогали проводить интернет в школы. Мы мечтали, чтобы каждый российский школьник, даже в самом отдаленном регионе, мог получить доступ к мировому хранилищу информации.

Но затем, как вы знаете, эти мои планы были прерваны на 10 лет.

Когда я выходил на свободу, я хотел увидеть другую страну. От будущего ожидаешь не только технологического прогресса, но и социального. Хочется видеть не только айпады, айфоны и социальные сети, но и как эти технологии делают людей более свободными.

К сожалению, когда я вышел из тюрьмы, впечатление было совсем другим. Оно чем-то напоминало то, что чувствовал главный герой трилогии «Назад в будущее», когда попал в альтернативный Хилл-Вэлли 1985 года. Россией 2015 года единолично правит типичный Биф Таннен, окруженный группой клептократов. А жители — только уже не города, а большой страны — понимающие, что на самом деле происходит, не в силах что-либо противопоставить массированной пропаганде, полиции и криминалу, причем полиции, которая часто не отличается от криминала.

Россия могла бы стать совсем другой, если бы не свернула с траектории, по которой начала двигаться в последнее десятилетие прошлого века. Наша страна могла бы продолжать идти в сторону открытого общества, политической конкуренции, и реальной борьбы с коррупцией. К сожалению, все пошло по-другому.

1990-е годы были действительно очень тяжелыми. Сейчас эти годы ругают, пугают их возвращением. Хотя на самом деле, при том, что годы действительно были тяжелыми, но именно в этот период экономика России была перестроена и начала свой бурный рост. В конце 1990-х — начале 2000-х наш ВВП на душу населения рос в среднем на 7% в год, а численность среднего класса достигла 30% населения.

Часть населения связала это с личностью Путина. Это легко понять — независимое телевидение было уничтожено, а государственное телевидение представляло из Путина супергероя. Создавалось впечатление, что деньги потекли в страну исключительно благодаря его личным усилиям. Это, нас самом деле, довольно трагический факт, потому что Путин воспользовался кредитом доверия, заработанным совершенно другими людьми, и он воспользовался им, чтобы двигать страну не в том же направлении, а в противоположном.

Есть и другой взгляд. Многие противники режима считают, что рост был вызван исключительно ценами на нефть. Это тоже ошибка.

Роль нефтегазового сектора велика, но она явно недостаточна, чтобы считать Россию типичным petrostate. В той же Саудовской Аравии нефтегазовый экспорт составляет 50% ВВП. В России — лишь 10% от ВВП, посчитанного по паритету покупательной способности. Все остальные ценности создают граждане, работающие в других отраслях российской промышленности.

Экономический бум 2000-х, которым Россия лишь отчасти обязана росту нефтяных цен, был бы невозможен без реформ 1990-х, без нового класса предпринимателей, которые создавали с нуля целые индустрии: ритейл, банки, автопром, телекомунникации, медиа. Российские интернет-компании стали крупнейшими в Европе. Россия удвоила производство нефти в начале 2000-х, стала экспортировать пшеницу, хотя еще недавно до этого Россия импортировала зерно из США и Канады.

Сегодня Путин все еще на месте, как и нефтяные доходы, а экономического роста уже нет. Наоборот, начался спад.

Смотрите, в 2004-2008 годах Россия получала в среднем $306 млрд экспортных доходов. А в 2010-2014 годах — $490 млрд. При этом темпы экономического роста упали почти в три раза — с 7% до 2,5%. В 2014 году был даже экономический спад, хотя экспортные доходы остались на том же уровне — $490 млрд за год. Это, между прочим, огромная цифра — на $15 млрд. больше, чем Россия получила совокупно за все шесть лет правления предыдущего президента Ельцина.

Почему же экспортные доходы перестали превращаться в экономический рост? Это неизбежный результат уничтожения свободы и ликвидации нормальных демократических институтов.

Власть учила, специально учила общество ненавидеть независимый от государства бизнес. Но до 2011 года создавалось ощущение, что все это временно. В 2010-2011-м стало понятно, что Путин никуда не собирается уходить. Что в России не будет политической конкуренции, что не будет независимых судов. Что никто не хочет признавать заслуг предпринимателей в улучшении жизни граждан России.

Не получив уважения и признания, лишившись надежд на понятные и прозрачные правила игры, предприниматели начали покидать Россию. В интервале 2003-2008 годов отток капитала составил всего $10 млрд. В 2010-2014 — уже $383 млрд. Рост почти в 40 раз больше! Бизнес побежал из России. А вместе с ним бежит и предпринимательский дух, конкуренция, и уважение к потребителю. В 2015 году Россию ожидает падение ВВП. Даже лояльные Кремлю экономисты утверждают, что Россию ждут 10 лет без роста.

А это означает, что граждане России не увидят хороших дорог, университетов, больниц и поликлиник.

Россия платит за потерю свободы, за разрушение демократических институтов жизням солдат и добровольцев, погибающих на Украине. В чем причина войны?

Путин понял, что созданный им государственный капитализм больше не способен обеспечить рост. Государства такого типа, как то, которое он создал, всегда создавались только для войны. И чтобы оправдать существование нынешней системы, эту войну пришлось начать.

Ну, а кроме того, внутренний враг в лице независимого бизнеса был уничтожен. Для мобилизации масс вокруг клептократии потребовался враг внешний.

Россия, которой мы мечтаем ее видеть, — совсем другая. Это страна чистых улиц, успешных, улыбающихся, уверенных в себе людей, у которых есть любимое дело и которым не приходится ежедневно бороться за существование.

Страна, где если ты соблюдаешь закон, то можешь никого не бояться — ни судью, ни губернатора, ни президента. Ни даже президента Чечни.

Мы мечтаем о стране, где любой гражданин, соблюдающий закон, будет чувствовать себя намного увереннее, чем президент, нарушающий закон.

Страна должна быть с независимым судом и влиятельным парламентом, где граждане сами определяют будущее на честных выборах. Где реальная власть не в Москве, а в каждом муниципалитете.

Где государство вынуждено уважать права людей и международные обязательств, а не заниматься разбоем за пределами страны и покрывать преступников внутри.

Мы хотим видеть Россию страной, из которой не бежит капитал, не бегут талантливые люди, а напротив, привлекающая предприимчивых людей со всего мира. Где единственный критерий в бизнесе — насколько ты хорош в своем деле. Если ты талантлив и трудолюбив, то обязательно добьешься успеха, независимо от того, насколько близка твоя дружба с президентом.

В России это очевидно не многим — что хорошие школы, больницы, дороги появятся только тогда, когда каждый человек, наделенный властью и деньгами, будет знать, что если он не сделает свою работу хорошо, его место займет кто-то другой. Избиратели выберут другого кандидата, а потребители — другого производителя. Политическая и экономическая конкуренция — многие страны научились использовать ее на благо общества. Россия в этом смысле ничем не отличается. Наша страна развивалась и богатела благодаря конкуренции 1990-2000-х, и беднеет теперь, когда конкуренция уничтожена.

Политическая конкуренция — единственный шанс развернуть государство лицом к людям. Это очень трудно объяснить у нас в России. Только если за власть будут соперничать несколько приблизительно равных сил, каждый голос будет важен, потому что сможет склонить часу весов в пользу одной или другой.

При этом, если ты проиграл конкуренцию, поражение не будет слишком тяжелым — даже в этом случае государство и общество гарантируют тебе достойную жизнь.

Собственно говоря, в этом заключается наша программа.

Кроме программы нужны люди, верящие в ее реализацию и готовые действовать, десятки тысяч людей, те, кому сейчас нет 40. Именно им строить то, что сейчас разрушено.

В России есть множество людей, разделяющих это видение. Это как минимум те 16% общества, которые даже во время постимперской истерики осмеливались говорить об аннексии Крыма как о непродуманном, нерациональном шаге, о нарушении международного права, которое привело к международной изоляции и падению уровня жизни.

Это 30% общества, которые выступают за современный, демократический путь развития страны, за разделение властей, за их регулярную сменяемость, против самоизоляции и за открытую Россию.

Важно, чтобы и программу, и людей, готовых к ее реализации, знали наши сограждане, и верили в то, что эти люди могут изменить их жизнь к лучшему. Надеюсь, что такие люди смогут показать на выборах 2016 года демократическую альтернативу режиму, а мы им поможем.

Мы часто слышим разговоры о том, что оппозиция в России не имеет никаких шансов, что это просто несбыточная мечта.

Заметьте, вся история человечества делалась именно теми, кто мечтал. Если вспомнить великих американцев — Томаса Джефферсона или, скажем, Мартина Лютера Кинга — их мечты тоже казались несбыточными, но они верили, и в результате победили.

То же самое можно сказать и о наших, советских диссидентах. Многие из них считались современниками наивными мечтателями. А потом — раз, и нет советской власти.

Как же можно воплотить мечты в жизнь? Каждому жителю России, мечтающему сделать свою страну лучше, вернуть свою страну назад в будущее, придется что-то делать. Регулярных усилий даже небольшой группы людей, как мы знаем, достаточно, чтобы наступили перемены.

Мы никогда не знаем, что будет катализатором этих перемен. Например, афроамериканская женщина отказывается пересесть на заднее сиденье автобуса. Или несколько человек выходят на центральную улицу города. И жизнь меняется.

Режим падет в результате внутренних проблем и акций гражданского неповиновения.

Сегодня гражданское неповиновение в России наиболее ярко проявляется в выводе капитала, утечке мозгов и падении предпринимательской активности, то есть на индивидуальном уровне. Но процесс будет усугубляться. Люди постепенно поймут, что сервилизмом выстлана дорога к несвободе, к нищете, к потере достоинства.

Режим падет, и когда это произойдет, нам потребуется быстрый вывод страны из изоляции. А это люди, капитал, технологии. Именно поэтому нам важно, чтобы здесь знали тех, кому предстоит строить Россию будущего.

Вы здесь лидеры современного технологического мира. Здесь создается многое из того, что уже изменило нашу жизнь, и будет менять ее дальше. Для современной молодежи здесь своего рода Мекка, где не каждый бывал, но каждый отсюда ждет чудес.

Это большая честь и большая ответственность. Ваш пример формирует не только технологическое будущее.

Вы верите в демократию и открытость — продвинутая молодежь всего мира мечтает о демократии и открытости.

Вы идете на поводу авторитарных режимов ради денег — и молодежь по всему миру становится чуть циничнее.

Вы помогаете преодолевать барьеры, установленные неумными политиками, — и мир становится светлее,

Вы помогаете эти барьеры устанавливать — и тьма опускается на целые страны.

Мы, в России, верим — вы не станете помогать нашему авторитарному режиму. Вы не станете помогать душить оппозицию с помощью передачи им технологии и информации, которые помогут им записывать наши разговоры в сети, вскрывать переписку, устанавливать барьеры. Вы не станете создавать иллюзию благополучия с помощью витринных проектов и, наоборот, может быть, вы и ваши технологии поможете нам доносить до людей правду, самоорганизовываться поверх установленных барьеров.

Я верю, те из вас, кто уехал из России, чтобы реализовать свои идеи здесь, в какой-то момент вернутся, чтобы помочь своей стране справиться с наследием этого режима, а пока — удачи вам здесь.

Я вижу в вас всех друзей и коллег, с кем нам бы вместе хотелось строить будущее всего человечества.

Спасибо.

Источник: Михаил Ходорковский: «Режим падет в результате внутренних проблем и акций гражданского неповиновения». Выступление в Стэнфорде — Открытая Россия.


Помоги сайту
t_logoПодписывайтесь на наш канал в Telegram! Вам немедленно будут приходить все опубликованные материалы сайта.Найдите в контактах  @freewebjournal  и добавьте его себе в контакты или просто перейдите, предварительно зарегистрировавшись, на страницу канала.