Один из тяжеловесов российского губернаторского корпуса Александр Ткачев, руководивший Краснодарским краем с 2001 года, покинул свой пост и переведен в Москву, на пост министра сельского хозяйства

Жизнь краснодарских оппозиционных активистов и правозащитников при Ткачеве не была легкой: из региона постоянно приходили многочисленные известия о преследованиях, уголовных делах, внесудебном давлении на неугодных. Кубанский адвокат Александр Попков, защищавший преследуемых правозащитников и активистов, напомнил Открытой России, чем запомнился краю Ткачев:

— На Кубани было два лагеря — силовики и «ткачевцы», которые иногда конкурировали, но в деле угнетения гражданских свобод они, скорее всего, кооперировались, работали совместно. Поэтому где конкретно была главенствующая роль ФСБ, а где — лично Ткачева, четко сказать сложно.

Кубань при Ткачеве была полигоном для испытания методик и способов борьбы с инакомыслящими sashavor-exlОдна из акций «Экологической вахты по Северному Кавказу» за которую осудили Сурена Газаряна и Евгения Витишко.

Если говорить о конкретных кампаниях, проводившихся при Ткачеве, то в первую очередь можно вспомнить серьезное давление на некоммерческие организации, которое началось задолго до всероссийских гонений на НКО. Выживать НКО с Кубани начали примерно с 2008 года путем давления на организаторов. Это и дело Анастасии Денисовой, которую фактически вынудили уехать из Краснодарского края, это и давление на Вадима Коростелева, у которого была правозащитная организация, котоая помогала туркам-месхетинцам. В конце концов давление на НКО вылилось в беспрецедентный, безумный процесс над Михаилом Саввой.

Вообще Краснодарский край при Ткачеве отличался тем, что это был полигон для испытания методик и способов борьбы с инакомыслящими.

На Кубани раньше, чем во всей остальной России, был введен закон о дружинниках. Еще до его введения в федеральном масштабе этот закон около полутора лет существовал у нас на региональном уровне, был опробован и, по всей видимости, признан успешным. Казачьи дружины присутствовали на многих акциях оппозиции, придавали силы и уверенности нашим правоохранителям и вполне могли действовать вне правового поля, когда это было необходимо для оказания какого-либо давления на неугодных.

Отдельным направлением можно считать борьбу с экологами, с организацией «Экологическая вахта по Северному Кавказу». Это очень сильная организация, пользовавшаяся авторитетом на международном уровне, в том числе благодаря научной работе, которую вели члены этой организации. «Экологическая вахта» очень сильно мешала нашим властям. В итоге все это вылилось в дело Сурена Газаряна и Евгения Витишко и закончилось очень плачевно — особенно для Витишко.

А еще у нас была Олимпиада, которая готовилась в том числе и под чутким руководством Ткачева. Эта подготовка сопровождалась сильнейшим давлением на активистов, массовыми задержаниями, в том числе и превентивными (когда во время проноса факела людей на пикетах задерживали на расстоянии 30 километров от маршрута факела). Также в этот период чуть ли не впервые в России (за исключением разве что республик Северного Кавказа) начали практиковаться облавы. В Сочи по улицам ходили бригады казаков, полицейских, сотрудников ФМС, иногда к ним присоединялись сотрудники местной администрации и ФСБ. Они останавливали встречных мужчин (в первую очередь неславянской наружности, хотя и обладателям славянской внешности тоже доставалось) и проверяли документы. Всех, кто не мог доказать, что проживает в Сочи, забирали в участок и потом выдворяли. Эти же бригады ходили по квартирам, заполняли какие-то дикие, на шесть листов, списки, в которых указывались недвижимость, машины, телефоны и вообще все, чем владеет та или иная семья. Толково объяснить, в каких законах прописана такая деятельность, никто из властей не мог. И я не думаю, что это была инициатива сочинских городских властей, — понятно, что если задействованы такие ресурсы, без губернатора не обошлось. Кстати, потом облавы распространились и за пределы Сочи, на другие города Краснодарского края.

Я не берусь судить, насколько сильно суды зависят от губернатора, но судебная система Краснодарского края — одна из худших. Мои коллеги из Питера, Владимира, Нижнего Новогорода, которые приезжают сюда участвовать в процессах, удручены этой кубанской версией «басманного правосудия».

Что касается прогнозов на будущее — я никакого улучшения не жду. Следующие начальники никогда не бывают лучше предыдущих. Регионом будет управлять серый незаметный, полностью лояльный Кремлю человек. Будет дальнейшее ухудшение ситуации с гражданскими свободами — здесь я пессимист. Невозможно предположить, что сюда придет какой-то замечательный либеральный чиновник, который скажет: «Так, немедленно прекратите ущемлять права людей!»

Автор: Александр Попков

Источник: Александр Попков: «Кубань при Ткачеве была полигоном для испытания методик и способов борьбы с инакомыслящими» — Открытая Россия.

Самые интересные статьи «AlterVision» читайте на нашем канале в Telegram.