«Хрущевский башмак» и «эмская депеша»: недипломатичная дипломатия — BBC

20
Кремль похвалил Владимира Сафронкова за «жесткое отстаивание интересов нашей родины»

Заместитель постпреда России в ООН Владимир Сафронков (должность полпреда до сих пор остается вакантной после скоропостижной кончины Виталия Чуркина 20 февраля) в среду привлек внимание мировых СМИ.

На заседании Совбеза ООН по поводу химической атаки в Сирии, где Россия осталась в абсолютном меньшинстве и была вынуждена прибегнуть к праву вето, Сафронков, говоря по-русски, обратился на «ты» к британскому коллеге Мэтью Райкрофту: «Глаза-то не отводи, что ты глаза отводишь?».

На другой день пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков высказал мнение, очевидно, совпадающее с точкой зрения патрона, что «ничего оскорбительного сказано не было», и что нужно «отстаивать интересы нашей родины, если приходится, достаточно жестко».

11 апреля сам Путин охарактеризовал политику Запада в Сирии разговорно-грубоватой фразой: «Скучно, девочки».

Есть и другое мнение: как говорил Талейран, язык дан дипломату, чтобы скрывать свои мысли, а грубость — признак слабости. Во времена, когда над Британской империей не заходило солнце, Форин офис, бывало, писал в ноте: «Правительство Его Величества выражает недоумение…», и этого хватало.

За что Сафронков «наехал» на британского коллегу в ООН

В жестких рамках

Дипломатию до сих пор называют, наряду с медициной, самой консервативной профессией. До Первой мировой войны протокол царил безраздельно.

Международные отношения во многом являлись семейным делом монархов, которые почти все состояли в родстве, обменивались личными письмами через головы своих МИДов, танцевали, флиртовали, вместе купались, играли в теннис и разгадывали шарады.

Михаил Таратута, Владимир Милов — Новый курс на блатных и шнырей… 14.04.17

Но что они говорили друг другу приватным образом, оставалось тайной, а в публичной сфере было строго расписано, что по какому поводу произносить, как одеваться, и кто кому первым должен поклониться.

Провокация Бисмарка

Канцлер Германской империи Отто фон БисмаркПравообладатель иллюстрацииТАСС/САМЛУНГ РАУХ
Историки не сомневаются, что Бисмарк устроил инцидент с умыслом, но замечают, что поддаются на провокации лишь те, кто хочет

Пожалуй, самый известный в истории случай дипломатического хамства — «эмская депеша» 1870 года.

Франция и Пруссия спорили по поводу кандидатуры на вакантный испанский престол, посол Наполеона III отправился за королем на воды в Эмс, домогаясь еще одной аудиенции, Бисмарк дал в немецкие газеты короткую информацию: «Его Величество передал послу через своего адъютанта, что ему больше не о чем с ним разговаривать».

Результатом стала война, которую Франция проиграла.

История XX века знает ряд аналогичных примеров, но без таких тяжких последствий.

Эскапады Хрущева

Никита Хрущев на сессии Генассамблеи ООН 12 октября 1960 годаПравообладатель иллюстрацииТАСС
Постучав по столу, Никита Сергеевич взял слово и обозвал посла Филиппин «холуем американского империализма»

Никита Хрущев на приеме в польском посольстве 18 ноября 1956 года заявил западным дипломатам: «Мы вас похороним!». Правда, как объяснял впоследствии, имел в виду не ядерную войну, а мирное соревнование социализма с капитализмом.

Во время визита в США в сентябре 1959 года на одной из встреч перебил выступавшего, назвавшего современный капитализм гуманной системой, бросив на весь зал: «Горбатого могила исправит!».

12 октября 1960 года на сессии Генеральной Ассамблеи ООН принялся стучать по пюпитру туфлей, выражая недовольство речью филиппинского делегата по поводу событий в Венгрии.

Кто еще грубил и ругался

Среди современных политиков особенно славились недипломатичными высказываниями бывший президент Ирана Махмуд Ахмадинежад и ныне покойный венесуэльский лидер Уго Чавес.

Экс-президент Ирана Махмуд АхмадинежадПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Махмуд Ахмадинежад не стеснялся в выражениях, особенно когда речь шла об Израиле

Первый неоднократно выступал с угрозами и оскорбления в адрес Запада, особенно Израиля.

Второй в ноябре 2005 года публично обозвал мексиканского коллегу Висенте Фокса «комнатной собачкой американского империализма». Тогда дошло до взаимного отзыва послов.

На саммите испаноговорящих стран в ноябре 2007 года Чавес назвал бывшего премьера Испании Мариано Рахоя «фашистом», а король Хуан-Карлос в ответ посоветовал ему «заткнуться».

В августе 2008 года министр иностранных дел России Сергей Лавров в телефонном разговоре с британским коллегой Дэвидом Милибэндом якобы нецензурно обозвал президента Грузии Михаила Саакашвили.

В феврале 2014 года бывший замгоссекретаря США Виктория Нуланд употребила неприличное слово в адрес Евросоюза — правда, не публично, а в телефоннои разговоре с американским послом в Киеве, который был подслушан и опубликован неизвестно кем.

В сентябре 2016 года президент Филиппин Родриго Дутерте назвал Барака Обаму «сукиным сыном» из-за американской критики неправовых методов борьбы с наркоманией в его стране — правда, вслед за этим извинился.

Для употребления внутрь

СССР в свое время побил рекорды грубости по отношению к внешнему миру. Иностранные правительства были «оголтелыми», «кровавыми», «прогнившими» и «выжившими из ума».

Американцев называли «ожиревшими на народной крови поджигателями войны»; западных немцев — «боннскими марионетками»; Израиль — «раковой опухолью, пустившей корни в арабскую землю»; довоенную Польшу — «гнилой телегой»; Финляндию до и во время «Зимней войны» — «блохой, которая прыгает и кривляется у наших границ»; союзников США — «лакеями» и «прихвостнями».

Карикатуристы рисовали зарубежных лидеров в виде свиней, шакалов, змей и обезьян. Куплетисты с эстрады и с экранов первых телевизоров «КВН» желали Западу «чтоб кондрашка их хватила».

Советская карикатура 1974 годаПравообладатель иллюстрацииТАСС
Так изображали в советских газетах жизнь на Западе

В 20-е годы на спичечных этикетках изобразили кукиш с подписью: «Ответ Керзону». Выражение стало нарицательным.

Знаменитая брежневская «разрядка» фактически свелась к временному отказу от подобной риторики и переходу на нормальный человеческий язык. Советским людям и мировому сообществу это показалось чуть ли не революцией.

Но все вышеперечисленное предназначалось для внутреннего употребления. С партнерами советские политики и дипломаты, за исключением, пожалуй, импульсивного Хрущева, разговаривали вежливо.

Вячеслав Молотов и Андрей Громыко славились способностью изо дня в день упрямо и монотонно повторять на переговорах одно и то же, доводя собеседников до белого каления, но всегда оставались в рамках корректности.

Самая известная публичная грубость Молотова — характеристика Польши как «уродливого детища Версальского договора». Но сказано это было не в глаза партнерам, а с трибуны Верховного Совета.

Запанибрата

Обратной стороной бесцеремонности являются нарочитая простота и сердечность, зачастую деланные, как у молодых супругов, на другой день после свадьбы начинающих звать чужих родителей «мамой» и «папой».

Плакат с изображением поцелуя Леонида Брежнева и Эриха ХонеккераПравообладатель иллюстрацииAFP

Леонид Брежнев завел обычай лобызаться с зарубежными партнерами, причем не только с «братьями», но и с западными лидерами, например, с Джимми Картером.

Фиделю Кастро, находившему решительно недопустимым целоваться с мужчиной, пришлось выйти на летное поле с огромной дымящейся сигарой в зубах.

Борис Ельцин после первой же встречи называл партнеров «другом Биллом», «другом Гельмутом» и «другом Рю».

Порыбачив на Ангаре с Рютаро Хасимото, он предложил провести следующую встречу в бане. Японский премьер вежливо отказался, а пресса принялась ехидничать, что на смену дипломатии без галстуков идет дипломатия без штанов.

Некогда отдал дань этому стилю и Владимир Путин, посидев в свитерах в пивной с Тони Блэром и перейдя на «ты» с Джорджем Бушем-младшим, который «проницательно» разглядел в глазах «друга Владимира» нечто благоприятное для США.

Игра на публику?

Николай II и кайзер Вильгельм звали друг друга «Ники» и «Вилли», но это не предотвратило войну. За венскими объятиями Брежнева и Картера менее чем через два месяца последовали советское вторжение в Афганистан и бойкот Московской Олимпиады. «Друг Борис» и «друг Рю» не достигли прогресса по проблеме Южных Курил.

На дуэль из-за слов в наши дни тоже не вызывают, и войн не объявляют.

По поводу эмоциональности и открытости в международном общении мнения расходятся.

Стиль у всех разный.

Есть точка зрения, согласно которой глава государства вправе, если находит это политически оправданным, заявить: «Мы вас похороним!», или: «Вы — империя зла!». А вот карьерному дипломату, как Владимир Сафронков, резать в глаза правду-матку и демонстрировать эмоции не стоит.

Впрочем, осведомленные люди утверждают, что профессионалы относятся к подобным вещам спокойно. Имеют значение реальные интересы и соотношение сил, а слова в основном адресуются публике.

Вероятно, Владимир Путин и его подчиненные полагают, что подобный тон импонирует большинству российских избирателей, которые ценят самоуверенность и силу, и в выражениях тоже не стесняются.

Источник: «Хрущевский башмак» и «эмская депеша»: недипломатичная дипломатия — BBC Русская служба