«Юрий пытался разнять пожилого человека и омоновца»: Адвокат задержанного по делу о митинге 26 марта — о том, в чем его обвиняют

7

13 апреля Следственный комитет сообщил о задержании четырех мужчин, обвиняемых в «применении насилия в отношении представителя власти» (ст. 318 УК). Следствие считает, что они причастны к нанесению травм полицейским на митинге 26 марта, им может грозить до пяти лет лишения свободы. «Медуза» поговорила с адвокатом одного из задержанных Алексеем Липцером.

Спустя сутки после публикации имен тех, кто, по мнению СК, применял насилие в отношении представителей власти на митинге 26 марта, про этих людей нет практически никакой информации. «Медузе» удалось узнать имя адвоката одного из задержанных — Юрия Кулия. О том, кто защищает остальных обвиняемых — Андрея Косых, Александра Шпакова и Станислава Зимовца — по-прежнему ничего неизвестно.

Кулия защищает Алексей Липцер, он известен по делу Ильдара Дадина — первого в России осужденного по статье 212.1 Уголовного кодекса (неоднократные нарушения на митингах). В марте 2016 года Дадина осудили на два с половиной года колонии общего режима, 22 февраля 2017 года приговор Дадину был отменен, а его дело закрыто Верховным судом за отсутствием состава преступления. Дадин получил право на реабилитацию.

Алексей Липцер

адвокат Юрия Кулия

Юрий участвовал в митинге 26 марта в Москве. Его задержали, он провел несколько часов в ОВД, после чего был отпущен с повесткой в Тверской суд по административной статье. Затем разбирательство по административному делу было отложено, потому что 4 марта — за день до заседания в Тверском суде — Юрия задержали в рамках уголовного дела по статье 318 УК «применении насилия в отношении представителя власти».

Он был задержан у себя дома, к нему пришли с обыском, провели следственные действия, допрос, очную ставку — и 6 апреля в Басманном суде ему была избрана мера пресечения в виде ареста. Сейчас предварительное расследование подходит к концу, а на следующей неделе ему планируют предъявить обвинение в окончательной редакции и передать дело в суд.

Основаниями для задержания Юрия Кулия послужили видеозапись, показания омоновца, который указывает на Юрия, как на лицо, «которое схватило его за руку и тем самым причинило ему боль» (при этом никаких телесных повреждений у полицейского нет), и на показаниях самого Юрия, в которых он соглашается с версией обвинения.

При допросе в качестве обвиняемого накануне заседания в Басманном суде с адвокатом по назначению Юрий признал свою вину. Не хотел бы комментировать деятельность коллег, но я на его месте этого бы не делал. Для меня вообще смешно то, что ему предъявляют. Хотя ему и грозит по этой статье до пяти лет лишения свободы.

Фото: личная страница Юрия Кулия в «Facebook»

Когда на митинге начались задержания, и омоновцы стали выдергивать людей из толпы, Юрий оказался между тем, кого пытались задержать и одним из омоновцев, именно он впоследствии и указал на Юрия как на лицо, которое якобы причинило ему какой-то вред. По словам Юрия, он просто пытался разнять пожилого человека и омоновца. Он говорит, что положил ему руку на плечо, не причиняя ему никакой боли, нужно понимать, что сотрудник правоохранительных органов был в бронежилете.

Я не считаю эту ситуацию, которую описывает Юрий, уголовным деянием. Нет этого и на видео: там есть сам Юрий и можно увидеть общую ситуацию, но нюансы разглядеть очень сложно, как и то, что Юрий сильно сжимает руку омоновца, тем не менее, скриншоты также были приобщены к уголовному делу.

Сам я вступил в дело 12 апреля. На меня вышли родственники Юрия. Сам он, как я понял, творческая личность: участвует в съемках, пишет сценарии, занимается режиссурой, играет. Его нельзя назвать политическим активистом, 26-го числа он приехал на Тверскую, чтобы просто посмотреть, как все это выглядит, и в какой-то момент случайно оказался в центре некой заварушки.

Источник: Meduza