При участии Кристины Прудниковой

СТЕНОГРАММА

«Великая, но не только Отечественная: объединенные усилия союзников по антигитлеровской коалиции для победы над нацизмом»

Андрей Зубов
профессор, историк, религиовед

Дорогие друзья, я очень рад вас всех видеть. Сегодняшняя лекция наша посвящена, как вы помните, вот этому объединенному усилию по разгрому гитлеровской тирании, вообще держав Оси, и о том, о каком вкладе стран в эту борьбу можно говорить.

В той войне, которая началась 1 сентября 1939 года, самая удивительная и парадоксальная роль была отведена России, которая тогда называлась Советским Союзом. Сталин и большевики мечтали о мировом господстве. Собственно говоря, герб Советского Союза — серп и молот, наложенные на земной шар, ясно, и ни для кого не тайна, открыто показывали, если угодно говорить современным языком, геополитические устремления большевистских вождей — власть над всем миром.

Конечно, даже такой малообразованный человек, как Сталин, не мог не понимать, что при всем гигантском количестве военных железок, которые он, обворовывая народы России, наковал к 1939 году (по количеству танков, самолетов, артиллерийских орудий он намного превышал Германию), он все равно не сможет победить все остальные страны. Поэтому его расчет, как вы помните, заключался в том, чтобы подтолкнуть страны Запада, державы Оси с одной стороны, и атлантические демократии — с другой к взаимному уничтожению в огне войны и потом явиться третьим радующимся и сделать то, что не удалось сделать Ленину в 1920-м. Потому что на самом деле Сталин всегда завидовал Ленину, революцию все-таки сделал Ленин, и Советский Союз создал Ленин. И в этом смысле он хотел бы перещеголять, он хотел сделать нечто более грандиозное. Пока что более грандиозен он был только по количеству уничтоженных людей, да и то Ленин его опережал. В период Ленина каждый год погибало 1 млн 600 тыс. человек, а при Сталине — около миллиона человек.

При этом он поставил ставку на то, что стравливаются державы Оси с западными демократиями, и он при этом постепенно, благодаря игре на их противоречиях, присоединяет одну территорию за другой. Но, в общем, все это окончилось, полным провалом, полной катастрофой, как и следовало ожидать.

22 июня 1941 года Германия, в противоречие всем расчетам Сталина, который считал, что никогда Гитлер не будет воевать на два фронта, что он сначала, по крайней мере, покончит с Великобританией, а за Великобританией маячили Соединенные Штаты, так что война будет затяжной. А Гитлер, будучи тоже абсолютным авантюристом, естественно, решил попробовать вот так.

Уже 31 июля 1940 года в Бергхофе Гитлер, согласно записи генерала Гальдера, заявил, что «операцию на Востоке, возможно, придется начать ранее, чем на Западе. Англия сейчас делает главную ставку на Россию: если Россия будет разбита, Англия лишится последней надежды. Чем раньше это сделать, тем лучше, желательно весной 1941 года. Наша цель — лишить Россию жизненной силы». Вот, собственно говоря, это программа Гитлера лета 1940 года.

Мы должны  себе представить, что вообще было в мире к лету 1940 года. Сталин баловался присоединением новых территорий: с Гитлером поделил Польшу, в конце ноября 1939 года начал агрессию против Финляндии, захватил без единого выстрела Балтийские государства, (но с полного согласия Гитлера). В Финляндии он, конечно, очень сильно получил в нос, но, тем не менее, мир был заключен, какие-то земли были отторгнуты. Да, Финляндия осталась независимой от Сталина, но, тем не менее, он готовился, что ну вот теперь…

Ведь шла война, с 3 сентября 1939 года Англия и Франция находились в состоянии войны с Германией. Да, Польша была разгромлена, да, она была разделена, но мирного договора никто не заключал. Польское правительство в изгнании вместе с англичанами и французами готово было продолжать сопротивление. И при этом шла странная война. Как вы помните, Германия рассчитывала (она, в общем, не хотела войны на два фронта) добиться всего мирным путем. И ради того, чтобы добиться всего мирным путем, 9 апреля 1940 года была оккупирована Дания, и вслед за этим германские войска высадились в Норвегии. Вот здесь уже мирного пути не получилось.

Англия и Франция вмешались в эту войну, и в Норвегии началась настоящая война между Англией и Францией, с одной стороны, и Германией  с другой. Война эта была неудачная для будущих наших союзников, она закончилась полным поражением и эвакуацией англо-французских войск из Нарвика. В результате этой неудачи пал кабинет Невилла Чемберлена в Лондоне, который выступал за мир. Именно Чемберлен был главным сторонником подписания Мюнхенских соглашений. Ну, главным, конечно, заинтересованным лицом был Гитлер, но главным сторонником среди атлантической демократии был Чемберлен.

И 10 мая 1940 года в Англии приходит к власти правительство Уинстона Черчилля — непримиримого врага нацизма, который вообще ненавидит тоталитарные режимы органически, что коммунистический, что нацистский. И в этом смысле, если Черчилль — то война. Это прекрасно понимают в Берлине. Случайно ли это совпало? Скорее всего, это действительно случайное совпадение, потому что такую вещь надо было планировать заранее, но именно 10 мая, в день, когда Черчилль становится премьер-министром Великобритании, через Арденны, через Голландию и Бельгию немецкие война вторгаются во Францию.

Сталин, в общем-то, готов к этому развитию событий. Он ждет, что вот теперь повторится 1914-15 год: затяжная, долгая война на западном фронте, позиционная война, изматывающая силы и уносящая жизни. Но ничего подобного. Война на этот раз становится блицкригом. То, что не удалось в 1914-м, удается в 1940-м. 10 мая война началась, а 14 июня 1940 года капитулировал Париж. Еще через 8 дней Франция подписывает полную капитуляцию. Один миллион девятьсот тысяч пленных французов — вот цена этой катастрофы.

Надо сказать, что блицкриг Гитлеру удается, но не до конца. Англия остается непокоренной. Более того, происходит странное чудо на Ла-Манше, на Па-де-Кале, когда под Дюнкерком Гитлер приказывает приостановить наступление 24 мая, и 12 дней, правда, под обстрелами, бомбежкой геринговских самолетов, происходит эвакуация британской армии на острова, эвакуировано все-таки триста тридцать восемь тысяч военнослужащих.

Гитлер надеется на то, что Англия одумается, что будет заключено мирное соглашение. С Францией оно уже заключено. Старый маршал Петен — лев первой мировой войны — на этот раз оказался уже старым и беззубым, и он подписывает соглашение с Гитлером. Гитлер оккупирует 60% территории Франции, на 40% разрешает сохранять французское государство не оккупированное, со столицей в Виши, в первую очередь для того, чтобы сохранять контроль Франции над её обширной империей, которую он всю занять не может. Важно, что союзная Франция продолжает управлять своей огромной империей в Индокитае, в Африке, и, таким образом, расширяется зона влияния Германии.

Но в Англии он рассчитывает на старого либерала Дэвида Ллойд Джорджа — горячего сторонника мира с Германией. Он надеется, что после дюнкеркской катастрофы, после поражения Франции кабинет Черчилля падет, придет к власти Ллойд Джордж, и будет заключен мир на каких-то приемлемых условиях. Гитлер даже выдвигает эти условия: он не требует от Англии никаких территориальных уступок, только верните колонии. Верните колонии, на континенте хозяин он, а на островах и в империи хозяйка Великобритания. Как бы Британия родственная страна.

Но тут он не рассчитал самого главного, он не рассчитал психологии англичан. Англичане не терпят унижения. В условиях поражения Англия не распадается, а сплачивается. И она сплотилась на этот раз. И любая перспектива мира с Гитлером была отвергнута. Этой перспективой Черчилль немного пугал Рузвельта, чтобы быстрее заключить союзное соглашение с Соединенными Штатами, но, в сущности, он-то знал психологию своего народа, он знал, что он никогда не будет так популярен, как в Англии после того, как он после поражения не уйдет и не распустит парламент, и не объявит авторитарный режим, а в условиях демократии продолжит сопротивление. И именно это он и сделал. И в ответ на это 16 июля 1940 года Гитлер подписывает директиву «Морской лев» о начале войны с Великобританией для подготовки высадки на острова и уничтожения.

И вот практически с 16 июля 1940 года разворачивается тяжелейшая война всей оккупированной Европы (не забудем, что в Европе почти не осталось независимых государств — Швеция, Швейцария, Испания, Португалия, ну тогда еще Балканы — Югославия и Греция), а, в общем, почти вся Европа оккупирована или является союзником Германии и Великобритании, Британской империи. Соединенные Штаты пока нейтральны, хотя симпатизируют Англии.

8 августа 1940 года Гитлер дает отмашку на тотальные бомбардировки Великобритании. Не военных заводов, не портов, не боевых кораблей, не баз, а мирного населения — сломить волю англичан. Опять же Гитлер второй раз ошибается: такие вещи не ломают волю англичан, а удивительно сплачивают народ. Английские аристократы и последние бомжи вместе обезвреживают немецкие бомбы, рука об руку работают, они все почувствовали себя англичанами. За два месяца (август, сентябрь), до 12 октября стало ясно, что Гитлер проиграл, что Англию он не сломил. Он потерял в два раза больше боевых самолетов в битве за Англию, чем сами англичане, и ничего не получилось.

12 октября 1940 года Гитлер отклонил операцию «Морской лев» и отказался от оккупации Британских островов. Вот тогда, собственно говоря, он и решает окончательно сначала покончить с Россией, потом все силы обратить на Британскую империю. То есть, если угодно, Гитлер разыгрывает план, противоположный плану Шлиффена, который был, как вы помните, положен в основу немецких планов Первой мировой войны. Тогда немцы планировали за семь недель уничтожить Францию, а потом уже покончить с Россией. Теперь получилось, что Францию раздавили, но с Англией не удалось покончить. Более того, шла подводная тотальная война, но она не приносила Германии полных успехов. Английский флот главенствовал на море и, наоборот, немецкие транспорты, немецкие транспортные конвои практически перестали поступать в Германию. Германия в 1940 году, вот как раз с июля-августа 1940 года, стала испытывать невероятный дефицит материалов первой необходимости для военного производства, в первую очередь цветные металлы, каучук, нехватку нефти, несмотря на прииски в Плоешти (в Центральной Румынии).

ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ: «Великая, но не только Отечественная: объединенные усилия союзников по антигитлеровской коалиции для победы над нацизмом». Лекция Андрея Зубова


Помоги сайту
t_logoПодписывайтесь на наш канал в Telegram! Вам немедленно будут приходить все опубликованные материалы сайта.Найдите в контактах  @freewebjournal  и добавьте его себе в контакты или просто перейдите, предварительно зарегистрировавшись, на страницу канала.