Выдвижение петербургских дальнобойщиков на Москву с самого начала пошло не по заранее продуманному сценарию. Водители назначили встречу в центре Петербурга. Там должны были обсудить предстоящие планы: как добраться до столицы, минуя посты, и что делать на подъезде, — этого никто не знал. Впрочем, собрание за час до начала решили отменить. Двое наиболее оппозиционных координаторов Александр Расторгуев и Сергей Гуляев (оба к дальнобойщикам не имеют никакого отношения и грузоперевозками не занимаются) сообщили о том, что их задержали. Правда это была или нет, никто, впрочем, сказать не смог.

https://youtu.be/kg95ljnJgBE

«Встречаться нельзя, едем сами, разными трассами, даём дезу о маршрутах» по телефону», — успел наскоро сообщить один из дальнобойщиков, с которыми поехали журналисты. После этого все-таки было принято решение вечером собраться на трассе, чтобы колонной вместе двинуться на Москву. На протяжении всей дороги стояли сотрудники ГИБДД, останавливали и проверяли фуры, в основном без груза. На подъезде к месту сбора по рации сообщили: «Палево, на точке ОМОН!». Подъехав, увидели несколько автозаков и патрульных машин: «Гоним на Москву сами, по одной машине!». После долгих переговоров, наконец, решили разбиться и реже выходить на связь на случай, если прослушивают. Как именно принимались все эти решения, это отдельная история. Никаких реальных лидеров, никакого единого канала координаторов у петербургских дальнобойщиков не было: все просто обзванивали своих знакомых, договаривались о чем-то, сообщали другому знакомому, зачастую снова меняя своё решение. «Встречаемся с Волочке, нет в Киселевках! — Туда нельзя, там тормозят и Гайцы — Тогда на «Газпроме!» — Короче, еду один! — А я ***** домой!» Так и вышло, что многие поехали не на фурах, а на легковых, чтобы зря не жечь топливо. Доехать до Москвы и обратно — это 20 тысяч рублей на солярку. Остановились несколько раз, в первой сходке приняли участие 10 машин: «Слили протест, из Питера никто не едет, продались! Половина выступила за то чтобы поехать обратно». Вдруг кто-то из журналистов сообщил о том, что 45 фур прорвались через Псков. Решили ехать дальше.Дальнобойщик Сергей рассказал журналистам о своей жизни, «чтобы не уснуть за рулём»: «Есть две машины, раньше зарабатывал хоть по 70 рублей в месяц (70 тысяч), не вылезал из седла. Сейчас и без «Платона»(системы, с помощью которой собирают плату за проезд по федеральным трассам) вылетаю в 20 тысяч из-за кризиса. Сил нет, здоровья нет, а они хотят, чтобы в ноль работали. Да сейчас все подорожает, продукты на 20% поднимутся. Все узнают». Все время появлялась информация о каких то мифических сотнях фур, которые прорвались через Псков или Новую Ладогу, порой по часу стояли и ждали кого-то. В итоге приезжали гаишники и все немедленно разъезжались. Во время одной из таких остановок узнали о том, что акцию протеста перенесли на 4 декабря и сейчас все машины разворачиваются Собрание в очередной раз затянулось. Разговаривали уже только матом, с одними лишь перерывами на затяжки сигаретами: «Нас сливают, у нас тут шпионы, кто имеет право за нас решать? Кто это сказал?». Журналисты подсказали, что заявление сделал глава профсоюза дальнобойщиков Александр Котов. В результате несколько фур с цистернами развернулись и поехали назад. Нескольких журналистов отправили на вокзал в Вышнем Волочке. Остались всего 4 машины. — За Питер стыдно, надо доехать! Иначе опозорим город! — так закончился очередной спор. Разочарованные и злые с непониманием зачем они двинулись вперёд. Трассу полностью замело, ехали не быстрее 40 км в час. В обочинах валялись фуры. «Вот за такие дороги нас хотят заставить платить? «, – возмущался дальнобойщик Сергей. «Да мы тут умираем на этих дорогах, Дальнобои самые не защищённые в стране. Нас Гайцы стригут, на дорогах, бывает, нападают. Вот как-то под Мурманском вышел поссать. Подъехали молодцы на мотоциклах, сказали, бензин купи! А мне оно не нужно, у меня ж соляра. Они тогда взяли и вылили весь бензин на машину мне, сказали, что если не куплю, сожгут свой бензин, уже зажигалку достали. Пришлось купить. А нам тут говорят, ещё платите. Вон видишь, в этой машине труп — показал на очередную фуру в канаве — А мы — все плати». Заехали в небольшой сарайчик настроить рацию. Пока 14-летний мальчишка, который там работал, среди ночи крутил антенну, узнали, что, оказывается, никакой команды не ехать на Москву не было. Те, кто развернулся, снова едут в столицу. По рации, правда, ночью почти все молчали.Разговорились с водителем о политике. «Вся власть ворует, депутаты уроды. Медведев не мужик. Путин только один хороший. – Думаете, он не знает? О системе Платон? Никакого отношения к этому не имеет? – Знает, конечно, только сделать ничего не может. Его Роттенберги окружают. Он против них и остальных друзей пойти не может. – А зачем нам такой слабый президент? – Да никого сильнее нет. Если не Путин, то кто? Главное вы нам политических лозунгов не пописывайте, а то ФСБ нас всех постреляет. Ладно, давай лучше музыку послушаем». Около 6 утра, когда трассу совсем замело решили поспать пару часов на заправке. Разложили кресла, плед, чай попили. Еда, горелки все с собой было: «Жена на 8 дней походной жизни собрала». С утра, то есть после 1,5 часов сна встретились 6 человек, решили на одной из больших стоянок в сотне километров от Москвы организовать лагерь для дальнобойщиков со всего северо-запада. Подъехала первая фура. Водитель, Валера, рассказал что его несколько раз тормозили сотрудники ГИБДД. «Спрашивали, куда едет пустой (то есть без груза), сказал, что в Дмитровку на погрузку. Они и спрашивают, кто же там что грузит? Вы, небось, на акцию? — На какую? Все посмеялись и пропустили» Поступили сообщения о том, что из Вологды прорвалась колонна, что из Петербурга едут фуры. Один из лидеров группы, дальнобойщик Олег, предложил ждать всех и устраивать акцию 4 декабря. Все поддержали. Во время обсуждения плана действий на связь вышли помощники депутата Госдумы от КПРФ Владимира Родина. Предложили встретиться, обсудить сложившуюся ситуацию. В результате часть дальнобойщиков решила заняться устройством лагеря, координацией водителей, заселением и едой, ещё 4 человек поехали в Думу встречаться с коммунистами. Добирались сложным путём. Сначала до Шереметьево, там встретили единственную женщину Светлану, которая участвует сейчас в протесте дальнобойщиков из Петербурга. Потом они на аэроэкспрессе и метро доехали до думы, депутат Родин встречал прямо внизу, оформлял пропуска. Родин сразу заявил, что Платон отменить не удастся, но можно ввести мораторий на сбор штрафов. Разговор шёл больше часа. Коммунисты пообещали защиту от ОМОНа. И, похоже, что предложили небольшое финансирование на еду и прочие расходы. Дальнобойщик Андрей вышел со встречи воодушевлённый: знаю, нас пропустят, постов не будет, мы победим, надо устраивать акцию вместе с коммунистами 5 декабря. Победоносные планы строили все 100 км обратной дороги. За это время в лагере появились 10 фур. Уверенность росла с каждой прибывающей машиной. В мотеле горячей воды не было, зато были кровати. Трое оставшихся журналистов и дальнобойщики сразу легли спать. Утром неподалёку уже были 20 фур. Дальнобойщики заявили, что держат связь с ещё сотней водителей. С самого утра записали видеообращение с призывом ехать на Москву. Потом дальнобойщики обсудили инициативу Госдумы по приравниванию автообновления к митингам: «Эх, что придумали, но нам все равно нечего терять. Будем прорываться в Москву». На повестке собрания стояли ещё и встречи с Навальным и Митрохиным. Но с оппозицией решили «не якшаться» потому что они против эти Рттенбергов, а нам ещё жить хочется. Часть водителей сели на легковые машины. И поехали по автостоянкам, собирать соратников и агитировать дальнобойщиков принять участие во Всероссийской акции протеста. Один водитель, который установил систему «Платон» рассказал, что она не работает. Деньги просто возвращают на карты. Другой водитель на следующей стоянке сообщил, что с него взяли расписку о том, что он обязуется не писать участие в акциях протеста. По пути встретили колонны военной автоинспекции. Вокруг лагеря также начали собираться люди в форме.

Источник: Дальнобойщики идут на Москву