Электронная платформа «Активный гражданин» будет использована для масштабного опроса о судьбе московских пятиэтажек. Может ли она выступить прозрачным и эффективным инструментом для принятия подобных решений? Говорят активисты, социологи и айтишники

В понедельник, 15 мая, начинается голосование по сносу пятиэтажек и других домов в рамках проекта реновации в Москве. Один из трех вариантов, предложенных горожанам наряду с походом в МФЦ и проведением общедомового собрания собственников, — виртуальное голосование на портале «Активный гражданин».

На сегодняшний день нормативная база для учета мнений граждан не подготовлена, потому что принятие федерального закона о реновации во втором и третьем чтениях было перенесено по инициативе спикера Госдумы.

В качестве гарантий прозрачности первого в истории России электронного плебисцита московские власти предлагают ввести систему трехфакторной идентификации, а также обеспечить «народный контроль». Опрошенные «Новой» эксперты не уверены, что это поможет: сегодня «Активный гражданин» подвержен манипуляциям не меньше, чем на момент запуска системы в 2014 году.

«Черный ящик» для граждан

Одной из особенностей «Активного гражданина» является полная закрытость: понять, как в действительности проголосовали люди на этой электронной платформе, невозможно. «При физическом голосовании, будь то общее собрание собственников, публичные слушания, выборы или сбор подписей, возможность проверки существует хотя бы теоретически», — говорит муниципальный депутат района Лефортово Александра Андреева. Нужные документы всегда можно затребовать, а в случае наличия претензий — оспорить подпись в суде. «АГ» на данный момент не предполагает никаких возможностей для общественного контроля. Власти видят в этом преимущество: электронной системой можно заместить четко регулируемые законодательством процедуры, например, публичные слушания.

«Проверить, кто голосовал, были ли накрутки, как обрабатывались ответы, абсолютно невозможно. Система закрыта, как «черный ящик», — говорит муниципальный депутат Гагаринского района Елена Русакова. — Люди возмущались фальсификациями в «АГ», даже когда речь шла о безобидных вопросах вроде благоустройства двора А когда нам говорят об использовании этой системы для принудительного выселения людей без возможности судебного оспаривания, то становится просто страшно».

Около года назад группа московских депутатов направила в прокуратуру письмо с анализом нарушений, обнаруженных в работе «АГ». В письме указано, что во многих случаях применение «системы электронных референдумов» не отвечает нормам российского законодательства. Например, на голосование выносился вопрос о постройке развлекательного парка на особо охраняемой территории (то есть о незаконной застройке) или о покраске фасада одного из частных домов.

Зачастую некорректны формулировки вопросов и варианты ответов. Например, когда предлагалось определить, что нужно построить на месте сквера, опция «оставить сквер» не предлагалась — ключевое решение о сносе было принято заранее.

То же самое было с памятником князю Владимиру: граждане могли выбрать для него площадку, но не отказаться от самой установки.

Даже обычные соцопросы, к которым можно предъявить много претензий, отражают российскую реальность точнее, чем электронные платформы. «АГ» не может претендовать на репрезентативность: в нем свое мнение высказывает тот, кто хочет, а не случайная выборка граждан», — говорит профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук Григорий Юдин. Не говоря уже о том, что у определенных групп людей может просто не быть доступа к электронному голосованию. На «АГ» сегодня зарегистрировано около 1,3 млн пользователей. Для сравнения: аккаунт на «Госуслугах» есть у 6 млн москвичей.

Трехфакторные москвичи

Но главная проблема состоит в отсутствии надежной процедуры верификации личности. До сих пор для регистрации и голосования в «АГ» достаточно ввести номер телефона (необязательно московский). «Во время голосования по Правилам землепользования и застройки я на глазах у своих коллег зарегистрировалась в системе и без проблем проголосовала, не являясь верифицированным пользователем», — рассказывает муниципальный депутат района Хамовники Александра Парушина. В мэрии говорят, что трехступенчатая система защиты устранит эту проблему.

«Новая» попросила эксперта департамента информационной безопасности крупной российской IT-компании оценить это предложение: «Описанная система верификации (ФИО, дата рождения, номер СНИЛС, лицевой счет и некие данные о собственности) могут защитить разве что от хулиганов или неподготовленных в IT «домохозяек», а не от сколько-нибудь серьезных попыток подтасовок. Несмотря на то что эти данные хранятся в разных организациях, сотрудники каждой из них, договорившись между собой, без проблем восстановят полную информацию и смогут проголосовать от имени жителей. Стоит ли всерьез опасаться такого сценария? Зависит от «цены вопроса». Если учесть возможную заинтересованность девелоперов в принятии нужного им решения, то вполне», — говорит эксперт на условиях анонимности.

Впервые массовые накрутки в «АГ» были обнаружены, когда мэрия выложила в открытый доступ графики поступления голосов по вопросу переименования станции метро «Войковская». Группа блогеров обратила внимание на то, что число проголосовавших не меняется в зависимости от времени суток, что противоречит законам электоральной статистики. Известна также история программиста Бориса Выволокина, который за сутки нашел несколько десятков желающих продать свой голос в «АГ».

В мэрии на вопросы «Новой газеты» не ответили.

Размывание собственности

К «АГ» есть ряд специфических претензий, важных в контексте голосования по проекту реновации. Например, неясно, какой процент жильцов будет считаться достаточным для принятия решения (пока что самый распространенный вариант — простое большинство, но в управах озвучивалась и другая информация) и кто сможет участвовать в голосовании. Предполагается, что выразить свое мнение смогут не только собственники квартир, но и жильцы с постоянной регистрацией. Очень часто интересы этих групп могут противоречить друг другу, считают эксперты.

 По словам Андреевой, основная тенденция состоит в том, что сохранить дом стремятся именно собственники. Жилец, который на протяжении 20 лет платит ипотеку или недавно сделал в своей квартире дизайнерский ремонт, отнесется к решению о сносе максимально ответственно. «Другие группы (например, социальные наниматели, жители коммуналок и так далее) надеются на подарок со стороны государства в виде более просторного жилья и тянут за собой всех остальных», — говорит Андреева.

Если на общем собрании собственников количество голосов прямо пропорционально количеству метров во владении (обычно по схеме 1 кв. м — 1 голос), то мэрия собирается наделить всех жильцов равным количеством голосов. Это означает перекос в сторону плотно населенных квартир, в которых опять же часто проживают не их собственники.

«Получается, что мэрия предлагает решать вопрос сохранения дома людям, которые даже не владеют в нем квартирами», — говорит Андреева. А в незаселенных помещениях можно зарегистрировать подставных лиц, которые проголосуют нужным образом. «Местным властям прекрасно известно, в каких квартирах происходящее проконтролировать извне невозможно. Что мешает указать, что в них зарегистрированы люди, которых никто никогда не найдет?» — говорит депутат.

Фото: ТАСС

Другая потенциальная опасность: время проведения голосования. Выбранный период приходится преимущественно на лето, то есть на сезон отпусков. Граждане, уехавшие за город, в случае чего не будут иметь возможности оспорить свой голос.

«Мэрия зачастую знает, кто уехал — люди подают заявление в ГБУ «Жилищник», чтобы им не начисляли коммунальную плату, — говорит Андреева. — При желании власти легко могут вычислить, какие жильцы отсутствуют в городе, и проголосовать за них».

Даже по официальным данным на последних федеральных выборах явка избирателей не достигла и 50%. Сейчас «неактивных граждан» планируется автоматически записывать в сторонники сноса. Незащищены и все остальные: ничего не мешает мэрии взять базу СНИЛС и документов о собственности и просто нарисовать таблицу проголосовавших, считает Парушина. Что-либо доказать в этом случае будет практически невозможно.

Опрос без последствий

В то же время разговоры о процедуре электронного голосования не имеют особого смысла: можно остановиться на том, что волеизъявление граждан в «АГ» просто не имеет никакой юридической силы. Это скорее символический опрос граждан, чем референдум с реальными последствиями для органов власти, говорит партнер юридической фирмы АСТ Александр Боломатов. «Больше всего «АГ» похож на инструмент сбора жалоб граждан. Просто если раньше для этого существовал специальный ящик, то теперь это электронная платформа». Отсюда долгое пренебрежение властей по отношению к надежной системе верификации: зачем усложнять процедуру, которая в реальности ни на что особо не влияет?

«Законодатели, которые составляли Жилищный кодекс, не предусмотрели возможность голосования по такому вопросу, как снос собственного дома, — говорит Парушина, — тем более через некую электронную систему». Напротив, 35 статья российской Конституции говорит о том, что граждане могут быть лишены своего имущества лишь по решению суда, а не по итогам опросов, которые организует и контролирует заинтересованная сторона.

Для коллективного решения жилищных вопросов в ЖК предусмотрен ровно один механизм: общее собрание собственников. Правда, собрание уполномочено принимать решения относительно судьбы общедомовых помещений, а не личных квартир. «Строго говоря, напрямую вопрос о сносе дома собрание решить не может, — говорит Андреева. — Но для властей это все равно важный аргумент, поэтому мы рекомендуем их проводить».

Реновация жилищного фонда Москвы преподносится людям скорее как олимпийские стройки — в духе государственной необходимости, говорит Боломатов. В сухом остатке месседж городских властей звучит примерно так: «В проекте реновации у нас полностью развязаны руки, но мы даем вам шанс высказаться. Мы учтем ваше мнение наряду с другими факторами».

Симулятор народной воли

«Активный гражданин» — это приложение для тех, кому не все равно, что происходит в Москве», — сказано на сайте проекта. Чуть ниже описаны механизмы вознаграждения «активных граждан»: за каждое голосование можно получить бонусные баллы и обменять их на «полезные сувениры» или городские услуги. Это популярный сегодня принцип геймификации — инструмента повышения мотивации людей путем имитации игровых процессов.

«Закон запрещает воздействие на мнение избирателей, а раздача подарков явно к нему относится, — говорит Русакова. — На практике системой поощрения пользуются подростки, которые ради этих бонусов покупают сим-карты и голосуют наобум. Эта система не только портит жизнь остальным людям, но и полностью извращает идею электронной демократии». Необходимость геймификации свидетельствует о том, что никакого реального интереса к «АГ» граждане не испытывают, как и не верят в возможность оказать влияние на решения властей.

Впрочем, от демократии в «Активном гражданине» ничего и нет, говорит социолог Григорий Юдин. «Неудивительно, что в мэрии напрямую предлагают использовать «АГ» для противостояния реальной массовой мобилизации людей. Эта система как раз нужна для того, чтобы народная воля так и не появилась, чтобы постоянно имитировать ее с помощью опросной горячки», — считает Юдин.

Гражданское самоуправление и коллективное действие в «АГ» подменяются пассивными ответами на спущенные сверху вопросы, а политика сводится к суммированию голосов избирателей по отдельным проблемам.

Ситуация с голосованием по сносу хрущевок — одно из проявлений модели «опросократии», которая в России была доведена до предела в 2011—2012 годах, когда страна лишилась легитимного парламента, говорит Юдин. «Это идея плебисцитарной легитимации. Она предполагает, что любое решение должно быть напрямую одобрено народом, поскольку всем очевидно, что парламент на самом деле никого не представляет». Именно поэтому на голосование можно выносить любые вопросы: иллюзия народной воли, создаваемая через социологические опросы, важнее Конституции или прав собственности отдельных людей.

Расцвету «опросократии» способствуют новые технологические возможности: теперь симулятор народной воли можно за несколько секунд установить в любой смартфон. «В течение последних 17 лет в области опросной индустрии мы видим серьезный прогресс в технологиях измерения, логистика опросов постоянно улучшается, — говорит Юдин. — Это происходит потому, что сама опросная модель очень комфортна для режима, которому нужен быстрый доступ к лояльной аудитории». Такая ситуация создает порочный круг, при котором давление искусственно созданного «подавляющего большинства» не позволяет людям выражать свои реальные интересы.

«Вы войдите во двор и скажите, что против сноса. Вас погонят палками!»

— Противники голосования в «Активном гражданине» говорили, что могут люди из Магадана проголосовать с тем же успехом, что и москвичи: по номеру телефона. Иными словами, якобы голосование на «Активном гражданине» не является прозрачным. Конечно, властями города были приняты беспрецедентные меры по этому вопросу, чтобы у людей не оставалось никаких сомнений.

Смотрите, как изменилась форма голосования. Теперь вы обязательно при голосовании должны ввести свои паспортные данные: ФИО, СНИЛС и лицевой счет, по которому вы оплачиваете свои квитанции за ЖКУ (Жилищно-коммунальные услуги). Не может таким образом через «Активного гражданина» проголосовать условный Пупкин, который не москвич вовсе, а неизвестно откуда — из Австралии или из Магадана.

Дополнения по вносимым данным были введены недавно. Потому что власти слышат всё. Любой голос гражданина услышан, особенно по программе реновации. Все мнения взвешиваются. Это эпохальная программа. Должно быть все прозрачно, честно. И смотреть нужно на каждого человека.

На выбор было предложено три разных вида голосования.

Первый: прийти в МФЦ с паспортом и проголосовать. Вы приходите с паспортом, называете улицу и номер дома и голосуете совершенно официально, практически как в Центризбиркоме.

Второй способ: это когда люди могут провести общее собрание. На мой взгляд, он самый простой. Соседи всегда могут самоорганизоваться. Такие процедуры уже прошли в некоторых домах и работают безупречно. Люди голосуют по 90% [от общего количества собственников]. Даже те люди, которые не ходили на общие собрания из-за лени или недоверия, все до единого открывают двери и голосуют. Как правило, голосование проходит в очно-заочной форме. Это совершенно легитимная форма голосования, по Жилищному кодексу.

Третий вариант: когда мы можем проголосовать на «Активном гражданине».

Про подозрения в непрозрачности процедур голосования я вам вот что скажу: оснований у тех, кто оголтело, мерзко выступает в соцсетях против сноса, употребляя нецензурную брань, множество. Это хорошо организованные протесты. Просто в Москве сейчас начались времена перед выборами муниципальных депутатов. Шум поднимают те, кого программа реновации вообще не касается! Есть дома, которые если не снести сегодня — значит, зачеркнуть судьбы людей. Вы попробуйте зайти во двор к этим людям и сказать: «Я против сноса». Погонят палками! Люди не понимают: «Неужели найдется такой гражданин, который живет в этих «хрущобах» и скажет, что он против сноса?» Он может сказать, что он против переезда в другой район. И никто никогда не говорил в правительстве о том, что сейчас мы запускаем бульдозер, который сметает все на своем пути. Это не революция, это реновация! Реновация — это позитив. Это строительство. Революция — это разрушение.


Источник: Реновация в один клик. 15 мая на «Активном гражданине» начинается голосование по сносу хрущевок. Что с ним не так?


Помоги сайту
t_logoПодписывайтесь на наш канал в Telegram! Вам немедленно будут приходить все опубликованные материалы сайта.Найдите в контактах  @freewebjournal  и добавьте его себе в контакты или просто перейдите, предварительно зарегистрировавшись, на страницу канала.

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.