«Дорогу к революции прокладывает не оппозиция, а власть». Итоги митингов 12 июня

22

Илья Яшин, заместитель председателя партии ПАРНАС:

Протест молодеет. Я помню время, когда я выходил на трибуну, а передо мной не было человека младше 50 лет. Вчера я оказался в автозаке самым старшим активистом. Со мной были студенты, несколько несовершеннолетних. Молодые люди не всегда могут объяснить, что их не устраивает, зато у них есть обостренное чувство справедливости. Они знают, что такое хорошо и что такое плохо, и понимают, что страна движется в неправильном направлении. Они привыкли, что могут свободно выбирать мобильные телефоны, и не понимают, почему так же свободно они не могут выбирать власть.

Но власть на все выступления граждан реагирует одинаково: закручивает гайки, ужесточает законы, угрожает. Я это вчера наблюдал: в ОВД на несчастных школьников всячески давили, чтобы, например, взять отпечатки пальцев, что абсолютно незаконно. У меня их даже не попытались взять. Офицер сказал: «С тобой все понятно, ты откажешься». Очевидно, в вузы, где учатся эти студенты, будут направлены письма, будет продолжаться бессмысленная борьба не с причинами протеста, а с протестующими.

В понимании Путина искать компромисс — проявлять слабость. Хотя на самом деле это ровно наоборот: проявление слабости — это война со своим народом. Договариваться — это проявление политической силы и мудрости в нормальном обществе, а не в зазеркалье, в котором мы живем.

Вчерашние митинги стали продолжением митингов 26 марта. Примерно одни и те же лозунги, примерно одни и те же цели. Разница в том, что вчера был национальный праздник, а центр города был оккупирован полицейскими. Бойцы в касках и с дубинками выхватывали людей с российскими флагами из толпы, что создавало ощущение оккупированного города.

Вчерашние события устроили и власть, и Навального, но не устроили людей, которые были втянуты в это авантюрное мероприятие и сейчас сидят

Лев Пономарев, лидер движения «За права человека»:

Все процедуры согласования акций в Москве должны быть прозрачными. Мы знаем, что Навальный вел переговоры с Департаментом безопасности. Нужен кто-то третий, например, уполномоченный по правам человека, чтобы все заранее знали, на каких условиях разрешено мероприятие, чтобы не было противоречий. Но власти выгодно расколоть протестное движение, что и произошло вчера.

Вчерашние события устроили и власть, и Навального, но не устроили людей, которые были втянуты в это авантюрное мероприятие и сейчас сидят. Из-за действий Навального протест радикализируется, а это опасно.

Однако сама власть виновата намного больше: и Навального, и остальных задержали незаконно. Полиция сама провоцировала участников акции: внедрялась в толпу и шла на столкновение. Когда полиция кого-то тащит за руки и за ноги, он дергается и может задеть ногами шлем. У нас за это привлекают к уголовной ответственности, а это неправильно. Максимум должен быть штраф. Наша власть действует вне Конституции и европейских норм, а по инерции, в рамках отработанных механизмов. Навальный в этом смысле только подыграл власти. Для того, чтобы отвадить власть использовать насилие, нужно время. Этим занимаются правозащитники, в том числе и я.

После митингов 26 марта власть пошла на уступки: были согласованы митинги к пятилетию Болотной и акция против реновации 28 мая. Добиваться компромисса с властью необходимо. Но на это нужно время.

 Допустим, вышло порядка пяти тысяч человек. У них есть порядка 50 тысяч знакомых, которые знают, что это не абстрактный агент Госдепа ходит на митинги, а вот он, мой знакомый

Леонид Волков, руководитель предвыборного штаба Алексея Навального:

То, что произошло вчера, — это в первую очередь история про победу над страхом. После 26 марта были запущены абсолютно беспрецедентные механизмы запугивания: беседы со школьниками в полиции, ролики и карикатуры про то, что на любом митинге тебя арестуют и изнасилуют в отделении полиции. Но все эти запугивания абсолютно не повлияли на количество вышедших.

Вчера были самые массовые митинги в России с 1991 года. Участие в акциях приняли 187 городов, и в большинстве городов было гораздо больше людей, чем 26 марта. Возьмем Екатеринбург, Новосибирск или Омск — города-миллионники. В них вышло порядка пяти тысяч человек. У этих пяти тысяч есть порядка 50 тысяч знакомых, которые знают, что это не абстрактный агент Госдепа ходит на митинги, а вот он, мой знакомый. Все это пропитывает общество политической повесткой, и это очень важно.

Задержание Навального не сказалось на митингах, потому что они проходили по всей стране. Причем не только митинги: где-то были пикеты, шествия, демонстрации и, кажется, даже автопробег. Где-то были выступающие, где-то стоял открытый микрофон, где-то мероприятие вели начальники штабов. То есть это абсолютно разные форматы, люди на местах сами их выбирали.

26 марта были антикоррупционные митинги, организованные после фильма «Он вам не Димон». Здесь немного другая ситуация. Мы не скрывали, что это часть президентской кампании Алексея Навального. И мы увидели, что у него есть огромная поддержка. За Путина просто так никто не выходит.

 Безусловно, Навальному покровительствует одна из «кремлевских башен»

 

Эдуард Лимонов, писатель и политик:

У нас очень любят считать по головам. Вот в МВД говорят, что на Тверскую вышло 4500 человек, но на Болотную в свое время выходило 100 тысяч — и ничего не изменилось. Переворот даже в отдельно взятой Москве со 100 тысячами невооруженных людей не устроишь.

Господин Навальный просто создает себе репутацию храброго оппозиционера. Он стал человеком решительным, избавился от всякого страха перед законом, преодолел себя. Безусловно, ему покровительствует одна из «кремлевских башен»: Навальный не американский агент, а ставленник тех либералов, которые, возможно, гнездятся вокруг господина Кудрина. Такие акции служат лишь укреплению статуса господина Навального. Пока он действует на авось, понимает, что выиграть выборы в 2018 году не сможет, да и участвовать в них не будет, но проводит акции наперед, на следующие годы. Я наблюдаю за этим с некоторым интересом. Любопытно, чем все это кончится.

У россиян начало меняться политическое поведение: они, несмотря на риск, бросают вызов власти и выходят на несанкционированные акции

Валерий Соловей, политолог:

Стали ли митинги победой или поражением лично Навального? Это мы сможем сказать, лишь когда увидим итоги процесса политизации. Навальный прилагает все усилия, чтобы его ускорить. Для человека, который занимается политикой, особенно в России, у которого большие амбиции и большая ставка, действует только одно объяснение: история меня оправдает. Если Навальный победит, все скажут, что он действовал правильно, если проиграет — никто о нем не вспомнит.

Если судить по числу городов и активности протестующих, вчерашние акции можно назвать успешными. У россиян начало меняться политическое поведение: они, несмотря на риск, бросают вызов власти и выходят на несанкционированные акции. И хотя сейчас участники акций ведут себя довольно пассивно, все равно политическое поведение людей меняется. И это только начало.

Власть уважает только тех, кто способен сопротивляться и бросить вызов. Она может их не любить, но только с ними она способна иметь дело. Когда вас постоянно обманывают, нарушают договоренности, цинично плюют в лицо, у вас возникает желание пойти вопреки. Для власти это оказывается неожиданностью, и вас называют провокатором. Но провокаторы те, кто создали такие условия. Я был вчера на акции, там не было абсолютно никакой нужды винтить людей. Дорогу к революции всегда прокладывает не оппозиция, а власть. Прокладывает глупостью и неоправданной жестокостью, что мы вчера и наблюдали.


Источник: – Сноб

КАК КАЗАКИ С УМА СХОДИЛИ


Поддержать проект