ФСБ боится вовсе не террористов. Она боится Навального, молодежи и оппозиции. Она боится народа России.

Юлия Латынина 
Обозреватель «Новой»

В ФСБ нашли, наконец, главного виновника теракта в питерском метро. Им оказался, как легко догадаться, никто иной, как основатель и владелец Telegram Павел Дуров. В ведомстве заявили, что смертник Акбарджон Джалилов, а также «его пособники и зарубежный куратор» использовали сервис «для сокрытия своих преступных замыслов на всех стадиях организации и подготовки террористического акта».

Что-то это вам напоминает, не правда ли? Ну, конечно: теракт в аэропорту Домодедово.

Теракты в России к этому времени происходили десятки раз (в домах, на площадях, рынках, поездах, автобусах), и никогда к домам, площадям, рынкам претензий не предъявляли. Но стоило террористу взорваться среди встречающих в частном аэропорту — и наши власти мигом обнаружили, кто виноват в теракте.

Это оказались владельцы аэропорта Домодедово, на входе в который не стояли рамки. Тот факт — что а) рамки не стоят на входах в аэропорт почти ни в одной стране свободного мира, включая Израиль, и что б) рамки в любом случае должно было ставить МВД, но никак не частная служба безопасности аэропорта, — не остановил ни Бастрыкина, ни Медведева.

Виновник всех терактов в России, наконец, был найден! Им оказался частный аэропорт Домодедово, и дальше в течение шести лет мы наблюдали увлекательную операцию по его отжиму по обвинению в том, что аэропорт Домодедово не выполняет обязанности ФСБ и не предотвращает теракты на территории РФ.

После того, как в питерском метро террорист взорвался, пройдя через рамки, о рамках не вспомнили: ведь питерское метро не у кого отжимать. Зато теперь нашелся новый виновник того, что в питерском метро произошел теракт. И это, как вы понимаете, снова частная компания.

Мысль фээсбэшников о том, что в теракте виноват Telegram, конечно, свежа и остроумна, но у меня возникает в связи с ней вопрос: а кто виноват в теракте 2016 года в Ницце?

Если следовать логике ФСБ, в ней виновата компания Renault. Именно она произвела грузовик Renault Midlum, на котором террорист врезался в толпу. Логика железная: не было бы грузовика «Рено», не было бы и теракта.

А кто виноват в террористической атаке на London Bridge? Вы не поверите, все та же «Рено»! Именно она произвела фургон, на котором террористы врезались в толпу! Это, согласитесь, уже наводит на мысли, и тут выявляется целый паттерн: надо еще разобраться, что там за менеджеры сидят в «Рено» и чем они занимаются, если их автомобили так регулярно используются террористами.

Несомненно, единственный способ предотвратить теракты — это передать управление компанией «Рено» в руки спецслужб, а еще лучше попросту запретить грузовики: только так и связанные с их использованием теракты прекратятся.

Бостонские террористы, как известно, использовали скороварку — следует запретить использование скороварок. В 2008-м году в Иерусалиме использовали бульдозер — следует запретить бульдозеры. Недавний террорист в Вестминстере использовал легковушку Hyndai Tuscon. Следует запретить этот бренд, а лучше — все легковушки вообще.

В ноябре 2014 года террорист из ХАМАС въехал в фургоне в толпу людей на иерусалимской остановке, а потом, выскочив из машины, принялся добивать их железным ломом. Эта деталь — железный лом — показывает нам, что не надо останавливаться на полумерах и запрещать только порох. Надо запретить вообще изготовление железа: потому что террористы делают из него железный лом, а уж что касается кухонных ножей, то тут совершенно несомненно, что все магазины, где продается посуда, в России должны находиться под строгим контролем ФСБ.

Мысль моя понятна и проста. В терактах виноваты не компания «Телеграм», не компания «Рено», не Бертольд Шварц, изобретатель пороха, а равно и производители ножей, кухонной посуды, стального проката, слябов и владельцы домен.

Виновниками терактов являются ровно две инстанции. Это сами террористы, которые хотят совершить теракт, и это спецслужбы, которые его проморгали.

Очень возможно, что питерские террористы пользовались мессенджером Telegram. Ну и что? А если бы этого «Телеграма» не было, они что, его бы не совершили? Дома в Москве взрывали, когда еще не было никакого «Телеграма», и что? Как это повлияло на результат? Взрывы в Московском метро в 2010-м были без всякого «Телеграма». Автобус в Волгограде в 2013-м взорвали без всякого «Телеграма».

Вопрос: если именно Павел Дуров был тот злобный гений, который помешал спецслужбам в 2017 году предотвратить взрыв в питерском метро, то что им помешало предотвращать теракты до того, как Telegram появился на свет?

Террорист использует подручные материалы. Есть «Телеграм» — будет использовать «Телеграм». Есть телефон — будет использовать телефон. Бомбисты в XIX в. взорвали царя Александра II — и, как ни странно, без всякого «Телеграма». А в Иерусалиме в I веке нашей эры тогдашние террористы, сикарии, вообще орудовали спрятанными под платьем кинжалами. Они убивали своих жертв среди бела дня, и когда те падали, «убийцы наравне с другими начинали возмущаться происходившим, и благодаря такому притворству оставались скрытыми», — как утверждает Иосиф Флавий.

Что же нам теперь — отказываться от металлургии? Но тогда террористы перейдут на дубинки!

На самом деле для борьбы с терроризмом не надо выдумывать велосипед. Для этого достаточно посмотреть, как с ним борется государство, для которого террористическая опасность является ежедневной проблемой, а именно — государство Израиль.

Израильские спецслужбы не запрещают мессенджер Telegram. Они не запрещают WhatsApp, Zello и анонимайзеры. Они не принимают «Закон Яровой», и более того, как я уже сказала, они не ставят рамок на входе в аэропорт, потому что (как однажды объяснил мне отставной офицер Шабак, который как раз аэропортами и занимался), «если террорист дошел до входа в аэропорт, это уже наш провал».

Они предотвращают теракты тем, что работают. Теракт — это прежде всего намерение. Это не мессенджер Telegram, не грузовик, не бульдозер, не закрытый чат — это намерение. Это план человека или группы людей взорвать или убить. И предотвратить его можно так же, как любое другое преступление, — работой.

Израильские спецслужбы занимаются тем, что ловят террористов, а не уничтожают высокие технологии, не делят аэропорты, не принимают под предлогом защиты граждан от терроризма бессмысленных законов с целью распила бабла.

В случае с питерским терактом мы знаем, что ФСБ обделалась. Там знали о том, что готовится теракт, был информатор, который не только сообщил о подготовке к взрыву, но и предоставил фээсбэшникам телефоны террористов. (К слову: это значит, что ФСБ читала все их телеграм-каналы и обладало преимуществом куда большим, чем если бы этих телеграм-каналов не было). И вот при этих-то данных — все козыри на руках! — они не смогли поймать террористов вовремя. Они были слишком заняты «Законом Яровой», дележкой бизнеса и охраной всех канализационных люков по пути следования президента, как раз навестившего Питер.

Так что не надо нам про Telegram. Тем более что мы понимаем, что терроризм здесь ни при чем. И ФСБ боится вовсе не террористов.

Она боится Навального, молодежи и оппозиции. Она боится народа России.


Источник: А давайте Telegram пропустим через рамки? Для успешной борьбы с терроризмом надо не забыть запретить грузовики «Рено», скороварки и металл


Помоги сайту
t_logoПодписывайтесь на наш канал в Telegram! Вам немедленно будут приходить все опубликованные материалы сайта.Найдите в контактах  @freewebjournal  и добавьте его себе в контакты или просто перейдите, предварительно зарегистрировавшись, на страницу канала.