Ничто так не любит российский человек, как халяву.

Юлия Латынина

Президент России Владимир Путин подписал закон об отмене бесплатного авиабагажа — и российская публика забилась в негодовании. Такой баттхерт был, кажется, только тогда, когда в Москве кончилась бесплатная автостоянка.

Ничто так не любит российский человек, как халяву.

Все он готов терпеть: вонь, грязь, хамство ментов, воровство чиновников, отсутствие правосудия, смерть демократии, разгон демонстраций. Но отмена халявы повергает его в состояние, близкое к невменяемости.

Что только по этому поводу не написали! Что билеты станут еще дороже, что скоро примут закон, по которому за деньги придется провозить телефоны-компьютеры, и, конечно, что все это — не что иное, как происки злобной и страшной авиакомпании «Победа», которой только и радость, что поиздеваться над пассажирами, разлучить матерей с детьми и, главное, — заставить заплатить за крошечный, с носовой платок рюкзачок, внесенный в салон, по 35 евро.

Поэтому, если можно, — сначала о личном опыте полета «Победой».

Сценка: курортный город. Аэропорт. Рейс «Победы». Через загородку рвутся мощные тетки со здоровенными сумками в руках. Умудренные опытом сотрудники «Победы» вместо себя выставили в оцепление местных.

«Мэм, — сдерживают напор теток местные, — с вас 35 евро. Это не ручная кладь. Это багаж». Тетки взрываются негодующим криком: «It’s human rights!»

Тетки плачут. Одна, сверкая бриллиантами на пальцах, доказывает, что 35 евро за баул, пронесенный в салон, подорвут напрочь материальное благосостояние ее и ее семьи. Другая срочно требует обратиться в ООН.

На сайте компании черным по белому написано, что ручной багаж, до 10 кг, в салон — это 999 рублей при покупке билета на сайте, а в аэропорту то же самое будет вам стоить 35 евро.

Все эти тетки и дядьки, — не один человек, не два, несколько десятков, с баулами, сумками, тюками, кофрами, выдаваемыми ими за ручную кладь, — все решили, что они такие умные, что сэкономят 999 рублей. Они решили, что их 999 стоят дороже их нервов, их позора, их времени, — и нервов и времени всех окружающих.

Я понемногу зверею и прекрасно понимаю, почему «Победа» отказывается пускать в салон даже дамские рюкзачки.

Потому что этим только открой дырку: они под видом дамского рюкзачка притащат армейский ранец с минометом и скажут, что это human rights.

Рейс взлетает с опозданием в полтора часа. Командир судна извиняется по громкой связи перед пассажирами: мы пропустили свой слот. «Вот-вот, — шипит соседка слева, прижимая к груди многострадальный баул, — так увлеклись, не пуская людей в самолет, что пропустили время вылета».

 Я поднимаюсь и ищу стюардессу. Мне интересно узнать, правда ли это. Оказывается, что к теткам с баулами задержка не имеет никакого отношения: просто пассажиры опоздали на рейс. Российский пассажир, оказывается, очень недисциплинированный. «?» — спрашиваю я. «А почему же мы не улетели?»

Оказывается, это нельзя. Нельзя бросить зарегистрированного пассажира в иностранном аэропорту. Вот в своем бросить можно. Этот рейс, когда улетал из Москвы, четырех пассажиров так оставил. А из-за границы — нельзя. Пассажиры знают это и пользуются. «И сколько человек опоздали?» — спрашиваю я. «Тридцать».

ТРИДЦАТЬ.

Тридцать жлобов, которые знают, что без них не улетят, заставили несколько сот человек потерять полтора часа жизни. Убытки авиакомпании вообще не поддаются описанию: ведь самолеты «Победы» не стоят на земле, и задержка одного рейса означает, что по цепочке надо заменять следующие.

Прошу прощения, но «Победа» — это лоукостер.

Модель лоукостера очень проста. Лоукостеры в Европе появились тогда, когда Европа дерегулировала процесс авиаперевозок, и вдруг оказалось, что все огромные косты, из которых слагается цена авиабилета в «нормальной» авиакомпании, не имеют никакого отношения к безопасности полета.

 ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Авиакомпании получили право возить пассажиров без багажа, но это не значит, что перелеты станут дешевле. Плюс к тому теперь непонятно, что можно проносить на борт

Что вся эта тошнотворная еда, которой место в помойке и которую за большие деньги и большое время грузят на борт, бесплатный багаж, без которого летает половина пассажиров, огромные очереди в аэропорту, именуемые «предоставлением услуги по регистрации», — без всего этого можно обойтись.

Можно зарегистрироваться дома по интернету. Можно лететь без еды, которую все равно нельзя есть. В жестких креслах. Как выберет компьютер. А если вы хотите выбрать место сами — можете заплатить аж 149 рублей у «Победы» и 5 евро у Ryanair. И тогда — при соблюдении всех этих условий — вы сможете долететь из Гатвика в Вену за 19 евро. То есть по цене двух пирожных с кофе.

А все услуги, за которые British Airways или «Аэрофлот» дерет с вас сотни евро, — это халява. Это социализм. А социализм, во всех его видах, это тот самый бесплатный сыр, который бывает только в мышеловке и который на самом деле ты оплачиваешь в три конца за себя и за того парня.

У меня много претензий к авиакомпании «Победа». Самая главная из них та, что «Победа» — не настоящий лоукостер. Лоукостер не может функционировать иначе, чем непрерывно используя самолеты. Самолеты Ryanair проводят на земле в среднем 25 минут, и поэтому в 2016 году Ryanair перевезла 117 млн пассажиров 398 самолетами. Для сравнения: «Аэрофлот» 199 самолетами в 2016 году перевез 43 млн пассажиров.

А для того, чтобы проводить на земле 25 минут, надо иметь не только эффективную авиакомпанию. Надо иметь эффективные наземные службы, каковых в России, кроме как в Домодедове, нет.

У меня есть претензия к тому, что «Победа» не всегда имеет электронную регистрацию на рейсы (что для лоукостера вообще абсурд), что ее цена все равно реально выше Ryanair и EasyJet и что по безумным каким-то совковым законам она ждет гуляющих в иностранном аэропорту жлобов.

Но вот по поводу платных услуг у меня к ней претензий нет. Меня не трогают истории о баскетболистах, которых не пустили бесплатно на место с дополнительным пространством для ног, потому что это место стоит у «Победы» 999 рублей, и не заплатить за него онлайн — жлобство.

Меня не трогают истории о детях, посаженных отдельно от родителей, потому что услуга выбора места стоит у «Победы» 149 рублей, и если мать не заплатила за эту услугу, то это просто означает, что она ценит своего ребенка дешевле.

И меня тем более не трогают истории о людях, которых не пускают бесплатно на борт «Победы» с рюкзаком, потому что я своими глазами видела размеры этих рюкзаков и крик этих людей: «It’s Human Rights!»

Нет, ребята, это не human rights. Human rights — это когда омоновец бьет девочку на демонстрации. А это — жлобство.

Источник: Юлия Латынина о жлобстве и отмене бесплатного авиабагажа