Путин как Брежнев. Что дали России 18 лет путинизма?

22

К 65-летию со дня рождения президента России В. В. Путина.

Андрей Илларионов: К 65-летию со дня рождения В.В.Путина. Что дали России 18 лет путинизма?

Экономист, старший научный сотрудник Института Катона, бывший советник президента РФ Андрей Илларионов подведет предварительные итоги 18 лет работы Владимира Путина по руководству Россией. Российско-украинская война, экономический кризис, санкции, как это все скажется на «выборах» президента РФ? Можно ли считать путинизм оригинальной политической системой или это один из банальных вариантов авторитаризма?

Ведет передачу Михаил Соколов.

Полная видеоверсия программы

Михаил Соколов: 7 октября Владимиру Путину исполнится 65 лет. Прошло уже более 18 лет с момента получения им поста премьер-министра при больном президенте Борисе Ельцине. Новый премьер, избранный президентом, избавился от опеки, на фоне роста экономики и высоких цен на энергоресурсы наголову разорил или перевербовал оппозицию. После четырехлетия, когда в роли сильного премьера Путин стоял за сценой, держа в руках пульт управления с зиц-президентом Медведевым, на третьем сроке Владимир Путин сосредоточил в своих руках поистине необъятную власть и еще закрутил гайки.

А с 2014 года подает «острые блюда» – Крым, Донбасс, Сирия. Россия ведет две локальные войны в Украине и в Сирии и «холодную войну» со всей западной цивилизацией. Неслучайно в день рождения Владимир Путин проведет оперативное совещание с членами Совета безопасности. Давайте подумаем, чего нам ждать от Путина IV, скоро так называемые «выборы». В студии у нас известный экономист, бывший советник президента России, научный сотрудник Института Катона Андрей Илларионов.

Когда мы с вами договаривались о встрече, вы мне напомнили, что Владимир Путин правит страной уже больше Леонида Брежнева. На ваш взгляд, в чем их сходство на сегодняшний момент?

Андрей Илларионов: Тут надо сразу поправить, что если мы будем учитывать срок, который Путин занимал в качестве премьер-министра до назначения исполняющим обязанности президента и до того, как он стал президентом, то есть начиная с августа 1999 года, если учитывать тот срок, как вы назвали, период зиц-президентства Медведева, учитывая все это, получается, что он находится во власти 18 лет и два месяца. Брежнев, если я не ошибаюсь, находился у власти 18 лет и один месяц. Если учитывать период, когда он находился во главе страны полностью, как Брежнев, тогда надо подождать месяца четыре, к февралю 2018 года он тогда точно по всем параметрам превзойдет Брежнева.

Чем похож? Можно заниматься сопоставлениями с некоторыми аналогами в российской истории – это будет, наверное, и Брежнев, это будет, наверное, и Николай I, Николай Палкин, в каком-то смысле некоторые особенности и правления, и политического режима, общественной атмосферы воспроизводятся. Я бы к этому еще добавил Александра III с его большим другом Победоносцевым, программой русификации и программой реставрации православия.

Михаил Соколов: Но внешняя политика другая. Россия не вела в это время серьезных войн, за исключением небольшой экспансии в Средней Азии.

Андрей Илларионов: Для кого это небольшая экспансия, а для народов Средней Азии может быть другое мнение по этому поводу.

Кстати говоря, возвращаясь к вашему введению по поводу острых блюд, с острых блюд, собственно говоря, началось правление Владимира Путина. Острое блюдо – это чеченская война, острое блюдо – это взрывы домов в Москве, Волгодонске, Буйнакске. Острое блюдо – это Беслан, острое блюдо – это «Норд-Ост». Острое блюдо – это Грузия. Поэтому с точки зрения периодизации деятельности Путина это все время период острых блюд.

У нас не найдется, пожалуй, ни одного года, в котором не было того, что вы называете острыми блюдами, которые закончились гибелью людей, причем большого количества людей. И в этом смысле Путин, конечно, отличается от Брежнева, потому что у Брежнева были такие периоды – это был период афганской войны, это было вторжение в Чехословакию. Если вторжение в Чехословакию было относительно краткосрочным, в течение которого происходили активные боевые действия. Афганистан, правда, это совсем другое дело. Но в целом период Брежнева в памяти соотечественников остался в качестве периода мирного. Вы помните, лозунг был такой: главное, чтобы не было войны.

Михаил Соколов: Хотя локальные войны везде шли в третьем мире. Советский Союз в этом участвовал активно, но скрыто, скажем так.

Андрей Илларионов: В этом смысле деятельности Путина последние 18 лет, трудно, наверное, подобрать аналог. Можно тогда сравнивать со Сталиным, наверное. Тогда, что называется, активная внешняя политика – это характерно для периода сталинского.

Михаил Соколов: Я бы заметил, помните, был такой термин «доктрина Брежнева». То есть это некая сфера влияния Советского Союза, в которую Запад не допускается, и Запад с этим в каком-то смысле на некоторое время смирился. Такое впечатление, что мечта нынешнего российского постсоветского руководства – это как раз воспроизвести эту «доктрину Брежнева», только может быть в других границах, не Восточная Европа, а скажем, Украина, Молдова, Закавказье и так далее.

Андрей Илларионов: Действительно такие пожелания явно присутствуют, и неоднократно об этом были сделаны соответствующие заявления. Только сейчас это сделать, видимо, достаточно трудно. Это несопоставимо труднее делать сейчас, чем это было для Брежнева, поскольку мир после Ялты и Потсдама предполагал разделение мира на зоны влияния двух лагерей. После 1991 года, после завершения холодной войны эта концепция признана устаревшей. Я не видел выступлений каких-то лидеров западных, какие бы с этим согласились. Конечно, есть всегда представители большого сообщества «Путинферштейн», которые за это выступают, но среди лидеров западных стран как-то не встречаются, по крайней мере, на словах.

Полный текст здесь: Путин как Брежнев

2 КОММЕНТАРИИ

Comments are closed.