Ю.Латынина: Никакой Кириенко, никакой Вайно не имеют допуска решать судьбу дочери Собчака. Этот допуск имеют 2 человека: сама собчак и Путин

Ю.Латынина― Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина, как всегда в это время по субботам «Код доступа». Тут куча народа интересовалась, что был за такой зеленый дуб, под которым шла предыдущая передача. Дело в том, что я нахожусь в поездке, как и полагается изгнанникам, вместе с родителями. Фотографии с этой поездки я, пожалуй, отдельно опубликую, так что я пока не скажу, где был дуб. А сейчас, как вы видите, дуба нету, мы переместились в другое место.

Честно говоря, мы даже хотели расстараться и записать эту передачу. Дело в том, что она записывается где-то часа за 2 до эфира просто потому, что есть большой риск, что этот Skype сорвется. Вот. И мы хотели ее записать прям в античном каком-то амфитеатре, но потом решили не утруждать себя.

Потом прошу прощения, если кто-нибудь за окном начнет гоготать. Тут место тихое, но мы просто решили оставить открытыми окна, потому что так звук гораздо лучше. Так что если кто-то загогочет, я заранее за него извиняюсь – это будет недолго.

И самая главная российская новость на этой неделе – это выдвижение Ксении Собчак, которая заявила, что да таки она выдвигается в президенты. Она встретилась с Владимиром Путиным, а после этого выдвинулась кандидатом в президенты.

Собственно, это, как бы, главная моя претензия и единственная к Ксении Собчак, что она согласовала участие в этих выборах с Путиным. Как-то мне трудно представить себе Алексея Навального, который согласовывает участие в президентских выборах с Владимиром Владимировичем. То есть сначала приходит на прием к Владимиру Владимировичу и говорит «Вот, можно я выдвинусь»? А Владимир Владимирович говорит Алексею: «Ну да, пожалуй, вот, поработай».

То есть Ксения Собчак будет на этих выборах спойлером, и причем не Путина, а Навального. И знаете, она какую будет играть роль? Вот, у нас есть такая профессия «иностранные политологи и журналисты в ток-шоу на государственных телеканалах» типа Майкла Бома, люди, которые играют роль мальчиков, ну, в данном случае девочки для битья. Это такая отдельная государственная отрасль пиар-технологий. На самом деле, вот этих бедных политологов – их содержат на контракте, целый штат содержат государственные телеканалы. Они получают неплохие деньги за то, что выступают в патриотических ток-шоу. А при этом что важно? От этих людей не требуется врать, играть в поддавки или изменять собственным убеждениям – ровно наоборот: им надо быть самими собой.

Вот, например, Майкл Бом – это человек, который имеет совершенно нормальные убеждения, говорит абсолютно здравые вещи. Вот, выглядит как разумный американец. Игрок-то настоящий, просто играет он с шулерами, и шулера, конечно, заранее знают, что они выиграют.

Вот, собственно, та же роль, которую Майклу Бому отвели на Первом канале, сейчас Администрация президента отвела Ксении Собчак. И шулерство, если помните, началось с самого начала, вот с этих самых утечек из Администрации президента о том, что, дескать вот, Администрация рассматривает выдвижение Собчак на выборы.

Ю.Латынина: Главная моя претензия и единственная к Собчак, что она согласовала участие в выборах с Путиным

Я уже говорила, что я не считаю, что эти утечки были правдой, и я считаю, что дело было ровно наоборот, потому что Собчак захотела, задумалась, не выдвинуться ли ей в президенты. Почему? А потому что Ксения Собчак живет для сцены в хорошем смысле этого слова, да? Это человек, который строит свою жизнь как роман. Это человек, который, вот, всё перепробовал, ей хочется еще. Совершенно замечательно об этом сказал Невзоров, что Ксения – авантюристка.

Дай бог такую жизнь каждому. Вот, быть кандидатом в президенты она еще не пробовала. А поскольку, все-таки, она дочка Собчака, и человек, принадлежащий к путинской элите просто по рождению, она, видимо, решила проконсультироваться там наверху в Кремле, ну вот, мол, как будет Путиным воспринят такой ход?

Абсолютно объяснимый ход. Более того, понятно, что если бы она этого не сделала, ей… Я понимаю, почему она его сделала: ей бы без этого было просто опасно.

А после этого шулера, к которым она обратилась, естественно, тут же слили информацию в прессу, что, дескать, это они выдвигают Собчак на выборы. И что делал этот слив? Он а) дискредитировал Собчак, он представлял ее как управляемого кандидата, которым она отчасти (подчеркиваю, только отчасти) является. И, собственно, должен был заранее сделать так, чтобы она не набрала много голосов.

Одновременно вот этот допуск Собчак на выборы должен был их легитимизировать: «Ну, как же вы говорите, что у нас нет кандидата от оппозиции? Есть. У нас есть Ксения Собчак. А что, вот, Навальный? А у Навального не снятая судимость. Мы бы и хотели по его разрешить, но, вы знаете, закон не позволяет».

Как там сказала председатель ЦИКа Памфилова? Что она не испугается Навального. Ну, вот, понимаете, вот, просто храбрая Памфилова – она Навального не боится.

Соответственно, участие Ксении Собчак в выборах и неучастие в них Алексея Навального – это фарс. Вот, при всех моих симпатиях к Ксении Анатольевне, ну, что это за оппозиционный кандидат, который перед своим выдвижением советуется с Путиным? И помимо вот этой очевидной разницы есть еще одна важная разница, а именно та, что Алексей Навальный ведет предвыборную кампанию, потому что фактически то, что он делает, это предвыборная кампания. У него есть организационная структура в регионах. Хорошая она или плохая, но факт в том, что для того, чтобы выиграть выборы, всегда нужны агитаторы, всегда нужны штабы, волонтеры, митинги. Даже в демократическом обществе претендент никогда не победит на выборах, если на него не будет работать огромная организационная машина.

У Алексея Навального такая машина есть. Да, она достаточно редуцированная по сравнению с нормальным обществом. Ну так у нас, что называется, какое общество, такая и машина. Да? Он ездит по регионам, когда не сидит под арестом. Он проводит многотысячные митинги, его штабы состоят из десятков тысяч волонтеров по всей стране. У Ксении Собчак такой машины нет. Да? Дальше вопрос: а, вот, как эта машина будет построена? Бесплатно? Невозможно: Собчак не Навальный.

На пожертвования сделать? Ну, знаете, вот, как-то я думаю, что Собчак в отличие от Навального деньги особо жертвовать не будут. А если деньги будут выделять, там допустим, Бизнесмены, которым кивнул Кремль, то что Собчак будет делать на эти деньги?

Там еще есть такой, вот, очень интересный момент, что это вот в России все разбежались по разным углам (кто-то за Собчак, кто-то за Навального). Ну, впрочем, у нас сейчас образовался совершенно удивительный феномен, о котором я скажу, что те люди, которые больше всех ругали Навального, сейчас больше всех ругают Собчак. Навальный их не устраивал за вождизм, а Собчак – ну, от нее, вроде как, вождизма, вот, никто не ожидает, а Собчак их не устраивает как слишком медийная персона и там, вот типа, «Дом-2». То есть, в общем, это люди, которых всегда всё не устраивает как типа художника Павленского, который раньше у нас поджигал дверь ФСБ, а теперь у нас поджигает двери во Франции в честь мировой революции.

Так вот, не считая людей, которых всех всё не устраивает, возвращаясь к регионам. Там, на самом деле, политическая жизнь устроена так, что там нет оппозиции, которая между собой размежевывается. Там если человек хочет чего-то, то он не выбирает «Я с Ходорковским, я с «Открытой Россией», я с Навальным, я с Собчак». Там эти люди просто считают, что они хотят свободы и они готовы работать на любого, кто ему ее покажет. И, соответственно, если, действительно, Ксения Собчак будет организовывать какую-то кампанию в регионах, то это дополнительный бонус для Кремля, потому что эта кампания окажется инструментом совращения вот этих самых молодых регионалов.

Ю.Латынина: Та же роль, которую Майклу Бому отвели на Первом канале, сейчас АП отвела Ксении Собчак

Вот, путинские выборы уже 18 лет следуют одному и тому же сценарию. В забеге участвуют только высочайше утвержденные спойлеры. Есть Явлинский, есть Жириновский, есть Зюганов, есть какой-нибудь справедливоросс. А для особо взыскательных гурманов всегда есть кандидат от радикальной оппозиции. В 2004 году, если вы помните, были Рыбкин и Хакамада. В 2012 году был Прохоров. Кстати, очень много получил в Москве, были даже участки, в которых он победил. Это те самые участки, в которых сейчас победили Гудков и Кац на муниципальных выборах. И в 2018 году получается, что эта незавидная роль достается Ксении Собчак. И если Ксения Собчак в своем предвыборном манифесте говорит о том, что она кандидат против всех, это правда. На самом деле, правда. Но правда так же и в том, что вот эта роль кандидата против всех находится в заранее утвержденном в Кремле перечне ролей.

И, вот, что я хочу заметить, да? Ведь, уже разделилось мнение оппозиции. Кто-то скажет: «Да, но вот никогда я не буду голосовать за Собчак. Там «Дом-2», пятое-десятое». А кто-то скажет: «А я буду голосовать за Собчак по той же причине, по которой я голосовал за Прохорова. Да, я знаю, что эта кандидатура утверждена Кремлем, но, вот, кто хочет жить в кроличьем стаде, должен носить кроличьи уши. Я понимаю, в общем, что это здравые люди, которые всё понимают и которые, если они придут к власти в том или ином виде…» А, ведь, согласитесь, что есть вариант, например, такой, что если Собчак набирает достаточно много голосов, ей предлагают какой-то пост в правительстве и говорят «А вот смотрите», да? Как с генералом Лебедем.

И вопрос: какой из вариантов избирательного поведения более правильный? Голосовать за Собчак или не голосовать за Собчак? А ответ как раз такой, что никакой. Это не важно, потому что какой бы вариант поведения ни выбрала часть избирателей, которые не хотят голосовать за действующую власть, другая часть выберет другой вариант, и, собственно, на этом строится и расчет Администрации президента в лице профессионального любителя подобных игр Сергея Кириенко. Потому что если Собчак получает мало голосов, это демонстрация слабости оппозиции. Если она получает побольше, это легитимизация выборов. И, собственно, самая большая пиар-задача Администрации сейчас – это, конечно, сделать так, чтобы Собчак полемизировала не столько с Путиным, сколько с Навальным. Я просто обращаюсь к Алексею Навальному, что, вот, не дать увлечь себя этой классической историей, потому что если Собчак будет полемизировать с Навальным, она, конечно, дискредитирует себя. Но если Навальный будет полемизировать с ней, он тоже будет дискредитировать себя, потому что он будет дискредитировать себя, сводя счеты с Собчак.

И как я уже сказала, я совершенно не верю в историю о том, что выдвижение Ксении Собчак – это инициатива Администрации президента. Да? Есть множество причин, но я объясню просто одну. Ксения Собчак – это дочь Анатолия Собчака, это бывший босс Путина. Вот, хорошо известно, что Владимир Владимирович, который человек холодный, рассудительный, он не лишен некоторых даже очень сильных сентиментальных чувств, когда дело касается его бывшего начальника. Да? У нас в Кремле живут по понятиям. Ксения Собчак – это просто не номенклатура Администрации. Никакой Кириенко, никакой Вайно не имеют допуска решать судьбу дочери Собчака. Этот допуск имеют только 2 человека – сама Собчак и Путин.

И, соответственно, это выдвижение – идея самой Ксении, которая строит свою жизнь как дорогой сериал. Но, вот, другое дело, что в российском варианте «Игры престолов» Собчак, которая рассчитывала быть игроком, внезапно оказалась пешкой. И это, конечно, на мой взгляд, прискорбно, потому что у Ксении Собчак было большое политическое будущее. И не дай бог, если она разменяет его на, в общем, незавидную роль спойлера, которую, в общем, исполняют обычно всякие Григории Явлинские.

Теперь что мне кажется безобразно? Вот этот начавшийся хайп о том, что Ксения такая, Ксения сякая, она снималась полуголой, она богатая, она вела «Дом-2». Ну, да, Ксения снималась полуголой, у нее красивая фигура. Чего будем делать? – как сказал товарищ Сталин. Завидовать будем!

Ребят, ну, замечательные снимки из разряда тех, которым женщины завидуют, а мужчины хотят. Это нормальная реакция на эти снимки.

И вот это меня изумляет. Вот эта реакция, которая проявила некоторую ущербность, скажем так, части российской оппозиции. Вот, есть пункт «Собчак решила идти на выборы сама», как я уже сказала, потому что авантюристка, потому что она живет напоказ, потому что для нее это, вот, история, новое интересное приключение. И есть пункт второй (плохой пункт) – она просила потом разрешения у Путина. Потому что в рамках существующих обстоятельств не могла не попросить. Кстати говоря, и тем, которые рассказывают, что, вот, Собчак – марионетка Кремля, я, все-таки, напомню, что Ксения Собчак по слухам вместе с Борисом Немцовым и еще двумя персонажами находилась в известном расстрельном списке, кстати говоря к вопросу о послушных персонажах. Что вы сделали, господа, которые сейчас не любят Собчак, чтобы попасть в расстрельный список?

А всё остальное, что она там вела, вот, помимо этой консультации с Путиным, во что она одевалась, сколько любовников меняла, ребят, вы чего, ошалели? А сколько любовников меняла Екатерина Вторая? Сколько любовниц менял Кеннеди? Кто в чем снимался? Ну чего, завидно? Вот, признайтесь: завидно.

Вот, мне очень удивительно, почему люди, которые только что ругали Навального за вождистские тенденции, вдруг разом перевернулись и начали ругать Ксению Собчак за то, что она спойлер Навального? Ребят, ну, вы же хотели альтернативы Навальному. А! Это у вас не такая альтернатива?

То есть, вот, у меня какой вопрос? В конце концов, бóльшая часть критиков Навального, начиная от Илларионова и кончая Гудковым, они ж не судимы, они ж могут сами выдвинуться в президенты. И, вот, меня изумила куча мелкой зависти, причем такой, черной зависти к богатой, преуспевающей и встроенной в элиту женщине, которая маскируется под такое высокоморальное ее обсуждение, и часть этой зависти мне, действительно, напомнила, вот, как старушки на лавочке сидят и судачат про молодую красивую женщину, которая с кем-то встречается и едет на Лексусе.

Еще раз. Вот, я вижу большую опасность в этом выдвижении. Большую опасность в том числе и для самой Ксении Собчак, потому что если, скажем, она соберет очень мало голосов, то это будет плохо не только для оппозиции, это будет плохо и для нее. Но, наверное, вот, я человек созерцательный и, собственно, этим отличаюсь от Ксении, которая во всякой опасности видит не опасность, а возможность.

И еще одна феерическая на этой неделе история. Феерический мыльный сериал, который происходит с главным начальником нашей прачечной Владимиром Мединским, о котором говорил Сергей Пархоменко, который внимательно за всем этим следит. Но я тут внесу свои 5 копеек. И на мой взгляд, проблема Мединского-то в чем? Вот, есть у нас такой известный историк Фоменко, который рассказывает, что вся мировая история – это, на самом деле, вранье. Но он же не защищал докторскую. Или, вот, есть какие-то там люди, которые пишут про пришельцев с Сириуса, которые оставили следы в пустыне Наска (Денекин, кажется, это называется), и они очень популярны. Но они ж не защищали диссертаций научных.


Ю.Латынина: Никакой Кириенко, никакой Вайно не имеют допуска решать судьбу дочери Собчака. Этот допуск имеют 2 человека


Более того, если взять другую часть спектра, вот есть замечательные, я считаю, 2 лучших российских историка Второй мировой войны – это, конечно, Виктор Суворов и Марк Солонин. Они не защищали диссертаций тоже. И есть Борис Акунин, который только что написал «Историю государства российского», и тоже никогда ему в жизни не придет в голову защитить диссертацию.

Но вот Мединскому эту свою диссертацию о пришельцах захотелось непременно защитить. А там беда у этой диссертации. А там беда даже не в оговорках, потому что оговорки случаются у каждого. Вот, у меня оговорки случаются почти на грани дислексии. Да? Помните, Лермонтов написал, что «Терек прыгает как львица»? Можно сказать, вот, как Лермонтов не знал, что у львицы нету гривы? Но это не важно, потому что Лермонтов писал не трактат о зоологии, Лермонтов писал стих. И, вот, беда Мединского не в отдельных ошибках, а в вопиющем невежестве автора, который, например, пишет, что «как известно, у православных верующих все церковные книги были написаны на русском языке, поэтому понять их содержание было легко. А иная ситуация была у католиков и протестантов, у которых святое писание было написано на латыни». Цитата закончена, да? Речь идет не об оговорке, речь идет о том, что человек а) не знает, что самой сущностью протестантской реформы было переведение Библии на всем понятные народные языки, и по этому поводу как раз и ломались копья. И более того, этот человек не знает, что вплоть до XIX века, вообще-то и сейчас даже церковь использует в богослужении часто церковнославянский елизаветинский перевод, да? Но синодальный перевод вышел впервые в России в 1876 году, и причем попытки перевести Библию на нормальный русский язык уже в XIX веке вызывали очень часто жесточайшее неприятие. То есть человек не знает, что церковнославянский – это не совсем русский.

И таких мест, которые касаются самой сути того, что он говорит, там… Да, вот? Человек очень просто… Простой у него метод, да? Он говорит, что если иностранец пишет о России хорошо (по мнению Мединского хорошо), то он пишет правду. А если он пишет плохое (то, что по мнению Мединского является плохим), то он врет по заданию мировой закулисы. И честно говорит, что это и есть историческая истина, что критерием положительной и отрицательной оценки (тут я цитирую Мединского) по словам нашего современника, известного русского ученого и мыслителя Платонова могут быть только национальные интересы России.

Значит, этот самый Платонов… Я не знаю, какой он известный ученый, но он как раз автор книг вроде «Иудаизм и масонство против христианской цивилизации» и «Загадки сионских протоколов», и так далее, и так далее. Да?

И, конечно, напомню я, что сама эта диссертация Мединского называется «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII века», и она посвящена запискам иностранных путешественников о России.

И у меня первый вопрос, да? Вот, как в известном романе Булгакова, «Кто же это вас надоумил сочинить роман на такую странную тему?» Кто же это российских патриотов с их ущербным сознанием надоумил писать диссертацию на такую странную тему? Вот, насколько ущербно должно быть сознание у человека, которого, там, так страшно волнует, что писали иностранцы о России? Вы можете себе представить, чтобы в США патриот некий написал книгу, в которой рассматривались труды иностранцев о России, и говорилось, что, вот, когда иностранцы плохо пишут о США, то они врут, там я не знаю, по заданию пришельцев с Сириуса?

Это как раз очень хорошая демонстрация того, что у наших так называемых патриотов, у них какой-то дикий комплекс неполноценности перед Западом. Вот, они первые клеймят низкопоклонство, там, интеллигенции, которая детей иностранным языкам учит, зачем-то наукой занимается.

Ну, первыми же, когда они начинают заниматься своим Западом, у них выходит этот Путин-бургер. Вот, вся эта диссертация – это такой огромный письменный Путин-бургер, фейк, и на нем бантиком еще и утверждение, что истины вообще нет, она есть то, что выгодно России в данный момент. То есть Путин-бургер – это правда.

Ю.Латынина: 2 лучших историка Второй мировой – это Виктор Суворов и Марк Солонин. Они не защищали диссертаций

И вот с этой диссертацией, которую защищал Мединский в 2011 году, начинают происходить, как выясняется, удивительные вещи. Во-первых, она защищалась в некоем РГСУ. Это, если я не ошибаюсь, бывшая Академия марксизма-ленинизма, или Высшая партийная школа (что-то в этом роде). Это был такой клоповник, он был настолько одиозный, что его даже сейчас разогнали. И кстати, там в РГСУ, там у них была еще специализация – там училось очень много кавказцев. Там, в частности, в РГСУ учились убийцы Политковской, причем один из них, вот, Ибрагим Махмудов, один из братьев Махмудовых, он отличался, скажем так, осторожно скажем, низким коэффициентом интеллекта. При этом учился он в РГСУ на бесплатном курсе и каждый год его отчисляли за прогулы. И я вот своими глазами в деле видела справку, как его каждый год восстанавливали, потому что у него было тяжелое заболевание – у него был фурункул. Да? Мы можем себе представить, вот, просто как платились деньги за всё это, И я помню, что очень смешно: когда я как-то консультировалась с операми и говорила, что, вот, братья Махмудовы учились в РГСУ и там, наверное, были еще какие-то сообщники. Когда эти опера услышали, что они учились в РГСУ, они засмеялись и сказали: «Ха! Так он прямо с общежития мог встать, крикнуть и у него там был бы десяток сообщников сразу».

Вот, первый вопрос. Зачем защищаться в таком клоповнике? Дальше становится еще интересней, потому что в автореферате находятся заимствования. Не в самой диссертации находит Диссернет, а в автореферате. А, вот, в предыдущей докторской диссертации на другую тему (1999 года) Диссернет отмечает заимствования, причем, например, среди них это некорректные заимствования из работы профессора Брауншвейгского технического университета Кристиана Германа. То есть к вопросу о патриотизмах, когда наши патриоты, оказывается, не только очень заботятся, что пишут на Западе, но и некорректно заимствуют, как бы сказать.

Дальше выяснилась масса вещей, что монографии, которые необходимы для защиты докторской, уже этой докторской 2011 года, они или не напечатаны, или существуют в нескольких экземплярах, или напечатаны задним числом. И вот полный финиш (выясняет «Новая газета», выясняют Андрей Заякин и Юлия Репринцева), что оппоненты, которые указаны в РГБ, которые указаны в автореферате, указанном на сайте РГСУ, оппоненты Борис Гасанов и Лавров, что их просто не было. То есть защиты не было.

И что после этого делает Российское Военно-географическое общество, возглавляемое Мединским? Оно говорит: «Да вы, «Новая», соврали! Там официальными оппонентами были другие люди, доктора исторических наук Королев, Семин и Тымчик». Я не буду рассказывать биографии этих замечательных людей – они очень похожи на биографию известного выдающегося мыслителя Платонова. И где они публикуют это потрясающее доказательство? В Twitter’е! Да?

То есть вдумайтесь, это совершенно потрясающая вещь. Ребята, то есть Мединский демонстрирует свой фирменный стиль: истина есть выгодно то, что выгодно России (то есть в данном случае самому Мединскому). Ну, вот, у вас тут есть какие-то бумажки, которые лежат в Государственной библиотеке, у вас есть какие-то бумажки, которые видны на сайте РГСУ. А мы напечатаем в Twitter’е, и скажем, что Twitter – это правда.

Причем, более того, когда оппоненты говорят «Ну как же? Вот у нас есть бумаги, заверенные печатями, что в Государственной библиотеке лежат совсем другие оппоненты», им говорят «А мы ничего не знаем, вы неправильно посмотрели». Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Вопрос
― Добрый вечер. Опять Юлия Латынина, «Код доступа». И, собственно, подытоживая историю про диссертацию Мединского, видно, что вся история, которая разворачивается вокруг диссертации Мединского, она происходит, соответственно, по тем самым принципам, которые заложены в этой диссертации, а именно выгода, а именно истина есть то, что выгодно в данный момент.

Итак, еще одна история на этой неделе. Собственно, она продолжается уже долго. Это масса расследований о деятельности Ольгинских троллей в США, в том числе замечательное расследование РБК о том, как аж 50 или 70 сотрудников вот этих Ольгинских троллей устраивали в США митинги, раскачивали лодку.

Ю.Латынина: У наших так называемых патриотов, у них какой-то дикий комплекс неполноценности перед Западом

И с одной стороны, это безобразие, потому что, действительно, имеет место информационная война и имеет место манипуляция людьми, которые ничего об этом не подозревают. И люди, которые не имеют никакого отношения к Америке, сначала делают вид, что они являются чернокожими борцами за права чернокожего населения, а потом, наоборот, они рассказывают о том, какие чернокожие борцы нехорошие люди, и, соответственно, изображают из себя американских нацистов. Да? Чистого вида политические технологии, когда там устанавливают камеры на нью-йоркском перекрестке, запускают в Facebook рассказ о том, что вот, если вы туда придете, вам дадут бесплатный бургер. Видят, что люди, действительно, через Facebook собираются, потирают руки и говорят: «Ура! Теперь мы можем манипулировать американским общественным мнением».

В общем, после, конечно, этих историй, когда становится понятно, что мы, действительно, это делали в Америке, становится понятно, почему наши в Кремле так трепещут, что вообще любая оппозиционная и любая независимая журналистика, это вот ничто иное как результат деятельности американских агентов. Они честно так думают, вот, точно так же, как Сталин, наводнивший Запад своими шпионами, думал, что Запад, наверное, сделал то же самое, вот, у них абсолютно эта сталинская мания.

Но самое главное другое. Ребят, мы чего, всерьез обсуждаем, что вот эта ольгинская история повлияла как-то на американские выборы? Что там вот эти рекламные расходы, которые определили в 100 тысяч долларов и которые составляют где-то там 0,0004% годового рекламного заработка Facebook, да? Вот, 120 аккаунтов, которые они вычислили и заблокировали? Ребят, это на что-то повлияло?

Ну, самый простой вопрос. Вот там в объявлениях для найма этих троллей фигурировала сумма в 50-60 тысяч рублей. Скажите, пожалуйста, вы серьезно думаете, что вы найдете человека, знающего английский, за такие деньги, если он, действительно, знает английский как русский? Чтобы он хорошо работал? Да он другую работу себе найдет, гораздо более высокооплачиваемую.

Вот, я хотела начать с другого. Я хотела начать со времени, когда российские агенты, вернее, советские агенты, действительно, были хорошо представлены в Америке с 30-х годов. Когда речь шла не о 55-ти тысячах рублей в месяц и не о людях, сидящих на Савушкино.

Например, в числе агентов НКВД тогда был некто Сэмюэль Дикстейн – это Конгрессмен США, который был, между прочим, вице-президент Комиссии по антиамериканской деятельности и при этом советский агент.

То есть этот прекрасный человек в 30-х годах занимался тем, что преследовал в Америке троцкистов по заданию советского правительства.

Дикстейн был, кстати, очень редкостный агент: он работал за деньги. 99% агентов НКВД и Коминтерна, которые были в Америке, они работали не за деньги. Они работали не просто так бесплатно, они еще иногда и приплачивали российской разведке.

Был, например, такой миллионер Майкл Стрейт, он был не просто представителем высшей вашингтонской элиты, он был еще и сын владельца очень влиятельного СМИ «New Republic». Он стал агентом в Оксфорде в 1935 году. И вот есть донесение, на котором он встречает своего куратора Ахмерова и говорит ему: «Слушай, парень, у меня тут есть 12 тысяч долларов (мне папа подкинул карманные деньги). Вот, не может ли партия взять эти деньги у меня и употребить их на мировую революцию?» А 12 тысяч долларов в 30-е годы, знаете, это очень много.

Уважаемый Майкл Стрейт – он терпеть не мог американский истеблишмент, но по приказу партии, только исключительно Коммунистической партии он пошел работать в Госдеп. Он обсудил предварительно возможность своего трудоустройства с президентом Рузвельтом, с женой президента Рузвельта, с Secretary of the Treasury Моргентау и вообще со всей верхушкой, со всей вашингтонской элитой, с которой он был знаком.

Правда, в конце концов, Стрейт взбунтовался, он отказался работать в Госдепе, он ушел из Госдепа, он снова стал выпускать свои семейные СМИ. И, собственно, он был во главе медийного холдинга, конечно, который первый высмеивал идею сенатора Маккарти о том, что в американском правительстве есть русские шпионы.

Теперь, вот, я всё это говорю. А откуда всё это известно? Это известно из ряда источников. На самом деле, это известно было, строго говоря, давно из показаний двух руководителей ячеек коммунистических – Уиттекера Чемберса, который порвал с коммунистами после начала сталинских чисток, и другой коммунистки, кураторши той же самой ячейки, которая курировала эту ячейку, спустя несколько лет, Элизабет Бентли и которая порвала не по идейным соображениям в отличие от Чемберса, а просто потому, что люди из Москвы оттерли ее от управления такой богатой сетью, такой интересной сетью, таким интересным делом.

Ну, конечно, мы можем сказать, что это свидетельство заинтересованных лиц, и это известно было еще в 50-х годах со слов сенатора Маккарти, которого все высмеяли.

И на чем, собственно, основывался сенатор Маккарти? Дело в том, что была такая операция, которая называлась «Венона». «Венона» — это был проект перехвата советских коммуникаций, советских телеграфных сообщений, которые все были зашифрованы, которые перехватывались с 1939-го по 1945-й год, и которые были частично расшифрованы за годы 1943-й, 1944-й и, по-моему, 1945-й.

Значит, сама по себе история этой дешифровки – она абсолютно уникальна. Дело в том, что все агентурные сообщения отправлялись различными кодами, этих кодов было очень много, их было 5 или 6, и они отправлялись, естественно, по обычному телеграфу просто потому, что тогда… На самом деле, там нельзя было передать ультракоротким передатчиком с одного конца Земли на другую, а это то, что происходило только из Америки.

Ю.Латынина: Либо русские могут влиять на политику и либералам надо пересмотреть то, как произошли американские левые

Но код советский был теоретически нерасшифровываемым. То есть он даже с математической точки зрения был уникальный код, который нельзя было расшифровать в отличие от немецкого и японского, которые были слабо более защищены. Советский код, вернее, советские коды, как я уже сказала (их было несколько), они основывались на том, что называется «One-Time-Pad», одноразовые листы. То есть один раз всё это шифровалось, выбрасывалось и у вас просто не было возможности это расшифровать.

Но как всегда у нас всё было хорошо на бумаге, а в реальности оказалось немножко сложнее, потому что когда Советский Союз стал сотрудничать с США, то начался большой поток сообщений в обе стороны. И не хватило банально one-time-pads. Не хватило даже не потому, что сообщались важные вещи, а потому что, ну, каждый мелкий начальник НКВД, который прибыл в качестве шпиона вместе с очередным транспортом, должен был обязательно в Центр сказать, что «Вот, мы провели партсобрание, а вот такой-то матрос хотел сбежать» и так далее, и так далее. Вот, на всё это они тратили драгоценные one-time-pads, их не хватило, они их стали использовать по несколько раз. И американцы, которые были гениальные дешифровальщики и которые к 1944 году расшифровали даже японский код, предварительно его выучив (язык надо было выучить), они сказали «Ну, давайте мы еще и выучим русский язык и посмотрим, что там русские пишут? Как-то очень большой трафик».

Прочли и обалдели. И, вот, собственно, на самом деле, конечно, ФБР знало результаты «Веноны», когда оно слило информацию Маккарти. Но когда началась травля Маккарти, ФБР вместо того, чтобы сказать, что да, у нас есть результаты расшифровки, они тихо затаились, и об этом, может быть, так много времени было бы неизвестно, если бы не наступила Перестройка, и в 1991 году начались контакты между американским и российским правительством.

И тогда случилась другая история. Человек по имени Александр Васильев, который совершенно замечательный сейчас исследователь и историк, настоящий историк в отличие от господина Мединского… Кстати говоря, тоже не профессиональный историк, потому что он раньше был сотрудником КГБ. Не все сотрудники КГБ всегда настоящие, да? Иногда бывают, действительно, бывшие сотрудники КГБ.

А вот этот бывший сотрудник КГБ Александр Васильев – его пустили по согласованию с американской стороной в архивы, чтобы он там раскапывал данные о том, как, все-таки, русские шпионили насчет Манхэттенского проекта. И когда Александр Васильев понял, что он там увидел в архивах, он обалдел. А в Америке, видимо, тоже обалдели, потому что поняли, что сейчас станет ясно, что всё, что говорил Маккарти, было правдой. И даже гораздо хуже было, на самом деле, чем говорил Маккарти. Да? И это будет известно не с американской стороны, а со стороны российской. И тогда «Венона» была рассекречена.

А после этого вышли книги Александра Васильева. Их две. Одна написана в соавторстве с историком Джоном Эрлом Хейнсом и Харви Клером, другая с Аланом Вейнстейном, и я их вам обе рекомендую. И из них стало известно не просто то, что было известно из «Веноны»… А из «Веноны» были известны холодные кости, холодные факты, что вот такой-то был шпионом, такой-то был разведчиком. А из книг Васильева стали известны потрясающие подробности духовного внутреннего состояния некоторых этих людей.

Например, был такой Лоренс Дагган. Этот человек был руководителем в конце 30-х годов всего Латиноамериканского деска, всего отдела Госдепартамента, посвященного Лат.Америке. Кстати, это был единственный человек, который пострадал после откровений Уиттекера Чамберса, что, кстати, не помешало Даггану, который назывался в «Веноне» «Агент-19» присутствовать, скажем, в разгар Второй мировой войны на встрече Рузвельта и Черчилля. И еще там был вице-президент США. Вот они встречались: Рузвельт, Черчилль, вице-президент США и советский агент №19.

Так вот. Из книги Васильева следует, что когда начались чистки и стали исчезать вокруг Даггана люди… А они исчезали не только в России, они исчезали же и в Америке, потому что они отзывались и расстреливались. И, вот, Дагган очень запереживал. Он, наверное, не осмелился сказать, что всё правда, но он в беседе со своим новым куратором стал говорить «Слушайте, вот, я думал, что я работаю для победы мировой революции». А они же все работали для победы мировой революции. Они, строго говоря, не были агентами НКВД, они были гражданами будущих советских социалистических Соединенных Штатов Америки.

И вот Дагган говорит: «Слушайте, я думал, что я работаю на мировую революцию. Оказывается, я работал на фашистских агентов». И, в общем, он как-то хотел, видимо, соскочить с темы, потому что он кое-что понял.

И это была абсолютно трагическая история, потому что уже после войны, как следует из записных книжек Васильева, к Даггану приходит агент с тем, чтобы восстановить контакт, агент НКВД. И в ту же неделю, как сейчас известно, к Даггану пришла ФБР, которая начала во всем этом копаться. И Дагган что сделал? Он выпрыгнул из окошка.

И после этого член Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности сказал… Когда его попросили назвать хотя бы одного красного агента в составе американского права, он сказал «Ну, вот, мы будем их называть по мере того, как они будут выпрыгивать из окошек».

Вот, несчастный человек Лоренс Дагган, который, видимо, с 1938 года понимал, на что он работает, пытался соскочить, но коготок увяз, всей птичке пропасть.

Были такие, которые не понимали, не сомневались. Например, Гарри Декстер Уайт. Это был потрясающий человек, который, например, как тоже сейчас известно из записных книжек Васильева, в свободное от официальной работы время, например, предложил советскому правительству план финансового оздоровления российской внутренней экономической системы. Почему он это сделал? Потому что он был замом секретаря казначейства Моргентау. А Моргентау, напомню, это был в негласной табеле о рангах тогдашнего американского правительства не просто секретарь казначейства, он был правая рука Рузвельта, ближе его был только Гарри Гопкинс. Потому что Госсекретарь был результатом политического компромисса, навязанного Рузвельту южными демократами, и, соответственно, реальными двумя помощниками, которые занимались не только внутренней, но и внешней политикой был, соответственно, Моргентау и Гопкинс.

И, вот, с именем Гарри Декстера Уайта связана совершенно потрясающая история, которую я вам сейчас расскажу, и которая называется «Операция Снег». Как происходила операция «Снег», описано в книжке советского разведчика Виталия Павлова – она так и называется «Операция «Снег».

История была следующая. Как я уже сказала, в 30-х годах начали расстреливать всех тех нквдшников, которые создали на Западе и в том числе в США структуры шпионские, которые не имели себе параллелей в истории мировой разведки, и в том числе отозвали Ицхака Ахмерова, человека, который, собственно, и построил всю эту гигантскую сеть в США, в которой было несколько десятков центральных и важных людей.

И тут случилось чудо – Ахмерова не расстреляли, его просто отстранили от работы и, видимо, ждали, пока расстрелять. А начальником соответствующего отдела назначили молодого человека по имени Виталий Павлов, который, на минуточку, не знал английского. И вот этот молодой Виталий Павлов вместо того, чтобы подсидеть своего начальника и окончательно его расстрелять, вместо этого стал у него учиться. И Ахмеров, который думал, на самом деле, как спасти свою шкуру, чтобы его не расстреляли, вдруг говорит своему новому молодому начальнику: «Слушайте, у меня есть идея, как подтолкнуть Америку к войне с Японией. Только для этого я должен связаться с Гарри Декстером Уайтом. А я тут невыездной человек». И вместо невыездного Ахмерова в Америку отправляется выездной молодой Павлов, который не знает английского языка в достаточной мере. Ну, вот, он его спешно подучил за это время, он отправляется в составе делегации, он заходит в какое-то уличное, по-моему, кафе. Звонит по телефону, который ему дал Ахмеров, то есть он звонит непосредственно в Министерство финансов и говорит «Привет, я от Билла». Гарри Декстер Уайт говорит ему: «О, Билл! Как я давно не слышал Билла, как я хочу с ним встретиться. Что с Биллом?» Потому что, видимо, Гарри Декстер Уайт понимает, что с Биллом, то есть Ахмеровым что-то не то.

Они встречаются. Они встречаются за ланчем. Более того, Павлов ему еще и говорит: «Вы знаете, я тут уезжаю через 2 дня. Билл вам хотел кое-чего передать. Мне надо срочно, потому что у меня времени нету», — говорит человеку, который является фактически, как я уже сказала, правой рукой правой руки Рузвельта, русский разведчик, который не знает хорошо по-английски.

Они встречаются за ланчем, потому что Гарри Декстер Уайт тут же прибегает. И за ланч, кстати говоря, платит Гарри Декстер Уайт. Российской разведке этот ланч не стоил ни гроша.

Во время этого ланча наш молодой Павлов вытаскивает из кармана бумажку и говорит: «Тут Билл, который неважно себя чувствует и он вообще в Китае, он не может вернуться пока, набросал некоторые идеи, которые, может быть, пригодятся американскому правительству, как им надо обращаться с Японией».

Гарри Декстер Уайт читает эту бумажку, говорит: «О, great! У меня у самого были точно такие же мысли. И начинает ее переписывать». «Не переписывать и не забирать с собой, — говорит наш русский разведчик. – Вы ее запомните».

Значит, почему Гарри Декстеру Уайту так понравилась эта бумажка? Потому что это был восхитительный текст, который, вот, очень похож на все пропагандистские нынешние российские тексты и, конечно, тогдашние советские, потому что, в принципе, он заключался в том, что вот мы, Америка, мы в целях мира и добра хотим мира во всем мире, и поэтому мы вам, гадам-японцам, предлагаем разоружиться полностью, отдать половину своего вооружения нам и уйти из всех тех стран, которые вы за последнее время захватили, включая Маньчжурию.

То есть это была такая, заведомо неисполнимая наглая просьба, которая, тем не менее, начиналась там «В целях мира во всем мире». И как это ни парадоксально, эта бумажка частично потом вошла в знаменитый меморандум Хэлла, который был непосредственной причиной американо-японской войны.

Вся эта история, кстати интересно, происходила еще до нападения Германии на СССР, это еще один камешек в копилку Виктора Суворова. И разумеется, это не значит, что советский агент начал войну Японии и СССР, это история о другом. Это история о том, что Рузвельт очень хотел, чтобы США ввязались в войну с Японией, всё для этого делал и, как я уже сказала, и вот таким образом стремления американского правительства в тот момент и российской разведки – они удивительным образом совпали.

Но! О чем я хочу рассказать напоследок и чего не знал Павлов в тот момент, когда он встречался с Гарри Декстером Уайтом? Он не знал, что Гарри Декстер Уайт получил уже предупреждение не встречаться с советскими агентами. Он получил это предупреждение от совершенно потрясающего человека, имя которого я уже упоминала и которого звали Уиттекер Чамберс. И книгу которого «Witness» («Свидетель»), которая почему-то не была переведена на русский язык во время Перестройки, я вам всячески рекомендую. Это гениальная книга, одна из величайших книг XX века антикоммунистических, такая же как книга Оруэлла или «Слепящая тьма» Артура Кёстлера.

Это книга человека, который был начальником всей этой ячейки, который руководил не только Уайтом, который руководил, например, Алджером Хиссом, человеком, который потом на Ялтинской конференции был советником Рузвельта и который был первым генеральным секретарем Организации Объединенных Наций. Да, первый генеральный секретарь ООН тоже был советский агент, причем убежденный сталинист.

Так вот. Чемберс, когда вокруг него начали убивать людей и отзывать, и исчезать люди, он понял, с чем он связался. И он бежал. Он не нашел сначала в себе силы прийти к американскому правительству, он просто скрылся, потому что он боялся смерти. Это невероятно совершенно, как человек в 1938 году, который живет не в России, а в Америке, описывает, как он боялся (и это правда, он не зря боялся), что его убьют, какая это была страшная машина, даже в Америке.

Он сбежал, и некоторое время сидел тихо. Но единственная вещь, которую он сделал, он пришел к Гарри Декстеру Уайту, просто к нему домой, он открыл дверь и сказал «Прекрати работать на НКВД, иначе я тебя сдам». И несмотря на это, Гарри Декстер Уайт, который получил уже это предупреждение, пошел на встречу с Павловым, чтобы узнать о дорогом друге Билле.

И в 1939 году, когда Чемберс узнал, живя тихо, о подписании пакта Молотова-Риббентропа, ровно на следующий день он сел в самолет и прилетел в Вашингтон и пошел к начальнику Службы Белого дома. И там он назвал все фамилии всех людей, которых он курировал, включая очень высокопоставленных, как я уже сказала, чиновников.

И этот чиновник, к которому он обратился, побежал к Рузвельту. И знаете, что Рузвельт сказал ему? «Go jump in the lake» («Иди, прыгни в озеро»). Рузвельту это было не интересно.

И, собственно, я рассказала только очень маленькую, коротенькую историю только про нескольких агентов. Я могла бы рассказать про весь китайский отдел, который полностью был заселен красными агентами, которые в 30-х годах делали всё, чтобы втянуть сначала Китай, а потом США в войну против Японии, потому что они считали, что в этой войне всю рыбу выловят коммунисты. И рассказывали, как надо американцам воевать на стороне абсолютного коррупционера и бездарного Чан Кайши.

А в 1943 году, как только случился Сталинград и Гувер потом сказал, что «мы не поняли, что в 1943 году началась Третья мировая война». А с 1943 года все эти агенты начали рассказывать, что не надо поддерживать Чан Кайши, который страшный коррупционер. Он был коррупционером, но почему-то эти агенты не знали, что он коррупционер, до 1943 года, пока об этом им не сказал НКВД.

«Не надо поддерживать Чан Кайши, а надо поддерживать Мао Цзэдуна, который никакой не коммунист, а аграрный демократ и единственный, кто воюет с японцами».

Так вот это я всё к чему? Ребята, сравните это с Савушкинскими троллями. Сравните это с Ялтой, где 2 миллиона русских выдали Сталину, где Сталину оставили Польшу, которая, так на минуточку, независимость Польши была причиной Второй мировой войны на Западе. Где Сталину отдали Китай, так на минуточку, независимость Китая от Японии была в конечном итоге казус белли для Японии и США. Да?

Вот, сравните эту ситуацию с Савушкинскими троллями. Ответ: с ней нет сравнения. И согласитесь, что даже тогда эти люди, даже тогда эти советские агенты… Вот сейчас историки (уже названный мною Харви Клихар и компания), они исчисляют их число на основе последних документов 500 и более человек. Разумеется, не все из них были так высокопоставлены как Гарри Декстер Уайт. Даже тогда эти люди, пронизывавшие Госдеп, пронизывавшие американскую разведку, не смогли сломать американскую экономику, общество и демократию.

Ну, неужели теперь, извиняюсь, эти Ольгинские могут? Согласитесь, есть 2 варианта. Либо русские агенты могут влиять на американскую политику и тогда либералам надо пересмотреть свои взгляды на то, как, собственно, произошли современные американские левые, из кого они получились. Как они получились из русских агентов, потому что Голливуд ими кишел, начиная с Дэшила Хэммета и кончая как минимум сочувствующим Хемингуэем. Либо не могут, и тогда уж точно 50 троллей из Ольгино не могут влиять на американскую политику.

И, конечно, есть третий вариант, которого я придерживаюсь, что тогда могли влиять, а сейчас нет. Варианта, что тролли на что-то повлияли, я не допускаю, а, вот, что Гарри Декстер Уайт, Алджер Хисс и Голливуд, пронизанный красными агентами в 30-х годах, на что-то повлияли, это да.

Всего лучшего, до встречи через неделю

Источник: Юлия Латынина — Код доступа — Эхо Москвы, 21.10.2017


Помоги сайту
t_logoПодписывайтесь на наш канал в Telegram! Вам немедленно будут приходить все опубликованные материалы сайта.Найдите в контактах  @freewebjournal  и добавьте его себе в контакты или просто перейдите, предварительно зарегистрировавшись, на страницу канала.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Сила и слабость разделения властей в демократии кроется в ее демократической процедуре выборов, зависящих от текущего контекста эмоционального состояния общества.

    Эмоциональное состояние общества отражает приоритеты палитры выборов, охваченных информационными технологиями биологической массой морально различаемых социумов.

    Следовательно между рациональным контентом информации и ее эмоциональной каталогизацией демократическая процедура неизбежно следует императиву эмоционального реагирования коллективного разума на текущие информационные вызовы глобализующейся среды информационных технологий.

    Это императив привёл к власти когда- то Сталина и Гитлера, а сейчас Путина и Трампа, продиктовал Брексит и будет диктовать развязывание 3-ей мировой войны.

    Можем ли мы смирится с таким развитием событий, неизбежно диктующим индивидуальное и коллективное поведение в условиях глобализации информационных технологий?

    Здесь надо учесть, что от ответа зависит судьба человечества и биосферы планеты Земля.

    От ответа зависит судьба Вселенной, Бытия настоящего, прошлого и будущего Человечества.

    Безнадежность?
    Есть ли выход из ситуации когда, следуя закону Парето (power law), решение принимается 20% внутренней структуры сущности функциональной системы Реагирования?

    Выхода нет, если следовать несостоятельному императиву демократической процедуры всеобщих выборов.

    Выход есть, если изменить эту процедуру в соответствии с императивом осмысленной цели прогресса глобализующегося человечества, объединенного когнитивной функцией индивидуального и коллективного Сознания , диктующей познание самое и себя и окружающей среды антропоцентрического мироздания во имя эффективной адаптации самое себя ко всеобщим тенденциям эволюции природы.

    Выход есть в случае, когда вступление индивидуума во власть будет определено единственной целью служения всеобщим принципам антропоцентрического бытия, заложенными физио- био- психо- социальной природой человеческого существа.

    Следовательно, актуальной задачей мирового интеллектуального сообщества становится осознание природы самое себя и следование диктату законов этой природы, сформулированных научным познанием, в результате реализации когнитивной функции человеческого сознания.

    Я не вижу альтернативы.

    Может кто-то видит ее?

    В любом случае, избежать этой дилеммы не удасться.

Comments are closed.