Остановить Путина, его пропаганду и войну!

25

Обсуждают Александр Гольдфарб, Игорь Романенко, Игорь Яковенко

Владимир Кара-Мурза

Американские сенаторы предлагают запретить дистрибьюторам в США включать в свои сети «российский государственный видеоконтент».

В согласованном проекте оборонного бюджета на 2018 год подчеркивается, что дистрибьюторам нельзя передавать контент российских телестанций, если они находятся во владении, финансируются или контролируются правительством России.

Кроме того, в проекте сказано, что дистрибьюторам нельзя сдавать в аренду канал любому лицу, составляющему видеопрограммы, которые также подконтрольны российским властям, сообщает РИА Новости.

Ранее сообщалось, что Пентагон утвердил проект бюджета на 2018 финансовый год.

Согласно документу, власти США выделят 4,6 миллиардов долларов на противодействие российской агрессии в Европе. В проекте бюджета уточняется, что средства будут потрачены на «усиление позиций США в Европе по сдерживанию и защите».

В частности, Украина получит в 2018 году от США 350 миллионов долларов. Эти деньги предназначены на оказание военной помощи стране, в том числе, на летальное оборонительное вооружение.

Тему обсуждают журналист Игорь Яковенко, Москва, военный эксперт Игорь Романенко, Киев, публицист Александр Гольдфарб, Нью-Йорк.

Ведущий — Владимир Кара — Мурза — старший.

Полная видеоверсия программы

Владимир Кара-Мурза-старший: Игорь Александрович, как вы считаете, кого имеют в виду сенаторы, предлагая запретить дистрибьюторам включать сигналы российских телекомпаний в свои Сети?

Игорь Яковенко: Есть две компании. Совершенно очевидно, что это Russia Today и «Спутник», речь идет о них. Действительно, это два информационных агрессора, две организации, которые нацелены на то, чтобы разрушать информационное поле Запада. Правда, у них плохо это получается, тем не менее, цели такие есть. И учитывая некоторые внутренние противоречия в американском и в западном мире, они пытаются бить в эти болевые точки. Ну, очень редко у них это получается. Поэтому я думаю, что как гигиеническая мера, я бы сказал, это оправдано.

Владимир Кара-Мурза-старший: Александр Давыдович, насколько опасны канал Russia Today, «РТР-Планета» и Первый канал для безопасности Соединенных Штатов Америки?

Александр Гольдфарб: Я думаю, что события последнего года в Европе и в Америке показали, что есть достаточно широкий контингент слушателей, которые очень падки на пропаганду, исходящую из Москвы, направленную на то, чтобы подорвать устои здесь, основы. Московская пропаганда поддерживает, в частности, разного рода националистические течения, сепаратистские течения, как было с Brexit в Великобритании, и так далее. И действия Москвы в этой сфере оказались более эффективными, чем предполагалось. Поэтому эти меры понятны.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте посмотрим один из образчиков такой телепропаганды – это фрагмент из недавнего выступления российского президента о генотипе россиян.

Владимир Путин: Бережное отношение к Родине, забота о ней, верность искренней дружбе и неприятие какого-либо давления извне — это несущие конструкции российской государственности, наш генетический и культурный код. И День народного единства знаменует великую правду — любить свое Отечество, гордиться им и почитать его.

Владимир Кара-Мурза-старший: Игорь, насколько лицемерно выглядят эти слова президента?

Игорь Яковенко: Я думаю, что это классический вариант сакрального мифа, нарциссического мифа, мифа о национальной исключительности. Он был свойственен целому ряду народов. В частности, немецкий народ переболел этим мифом — и в результате потерпел национальную катастрофу. Соединенным Штатам Америки тоже присущ этот миф, но внутреннее устройство страны, внутреннее устройство политического поля таково, что оно не позволяет мифу национальной исключительности разрушить страну.

У нас этот миф неоднократно разрушал страну. Он разрушил страну перед 17-м годом, когда страна вошла в Первую мировую войну, а до этого в Японскую войну. После этого он, преобразовавшись в коммунистический миф, разрушил страну в 91-м году. Сейчас опять идет этот сакральный, нарциссический миф, истерика по поводу того, что «мы – русские, с нами правда, за нами справедливость, и это особый генетический код». Безусловно, это разрушительный миф, который, вне всякого сомнения, на каком-то этапе приведет к разрушению государственности. Это то, что в основном направлено внутрь страны.

А вовне страны идет так называемый «профанный миф». Мы недавно с интересом познакомились с очередным «творчеством» господина Суркова, и это как раз профанный миф. Он рассказывает о лицемерии Запада, причем лицемерие свойственно, по его мнению, исключительно западной цивилизации. Человек, у которого действительно на руках кровь, который много сделал для того, чтобы создать сегодняшнюю абсолютно лживую и лицемерную систему политического устройства России, он рассказывает о том, какой лицемерный Запад. Это профанный миф.

Вот эти два мифа дополняют друг друга, и действительно, они способны реально разрушить нашу государственность и помешать строить нормальную жизнь в других странах. Поэтому это очень опасно, и конечно, с этим надо бороться.

Владимир Кара-Мурза-старший: А насколько убедительно выглядело недавнее выступление Владимира Путина на открытии мемориала жертвам массовых репрессий? Насколько правдоподобно звучали его слова об ответственности за это государства, которое этих людей уничтожило?

Александр Гольдфарб: Опять же в передачах западных СМИ это выглядело более-менее сбалансировано. Потому что Путин, безусловно, правопреемник Советского Союза, он себя так позиционирует, и его здесь так видят. Поэтому это выглядело достаточно лицемерно. Но, например, то, как это показывали по Russia Today, это выглядело более убедительно для тех, кто это смотрел.

Самый главный эффект этих пропагандистских передач не в том, как они показывают, что происходит в России, а в том, как они эксплуатируют конфликты и недовольство людей здесь. Они пытаются разодрать Евросоюз, поощряя всякого рода сепаратистские движения, будь то в Великобритании или в Испании, в последнее время. Тут у нас происходит некая экономическая революция, когда индустриальное производство сменяется информационным, и большие слои людей недовольны тем, что рабочие места теряются, например, в металлургической или в угледобывающей промышленности. И вот это недовольство Russia Today очень активно муссирует, эксплуатирует и пытается использовать для того, чтобы нарушить устоявшиеся структуры политические здесь.

Владимир Кара-Мурза-старший: Игорь, насколько важны для Украины те 350 миллионов долларов, которые выделяет Пентагон на финансирование программы сдерживания России в Европе?

Игорь Романенко: 4,6 миллиарда долларов выделяются американцами на поддержание усилий государств, которые находятся в Европе. Отдельно 100 миллионов – прибалтийским странам, отдельно 52 миллиона, по-моему, — на восстановление программы по наземным ракетам малой и средней дальности в связи с тем, что считают, что Россия нарушила этот договор, и так далее. Что касается Украины, то это 350 миллионов в проекте бюджета на 18-й год.

Владимир Кара-Мурза-старший: А на какие цели (может быть, на закупку оружия) может потратить Киев эти деньги?

Игорь Романенко: По Украине планируется на системы мониторинга за границей Украины с временно оккупированными территориями. И на подготовку Вооруженных сил. Но особенностью помощи в этом году (потому что в прошлом году было также 350 миллионов) является то, что включаются деньги на летальное оборонительное вооружение. Комитеты в двух палатах уже это проголосовали, теперь необходимо, чтобы Сенат и Палата представителей проголосовали и утвердил президент.

Владимир Кара-Мурза-старший: А может ли эта статья американского бюджета вызвать ответную реакцию в российском военном ведомстве или в российском руководстве?

Игорь Яковенко: Прогнозировать реакцию российских структур, конечно, довольно сложно.

Хотя я не очень понимаю, где здесь какие-то ресурсы. Потому что и так военный бюджет у нас взлетает до небес, у нас в этом бюджете сокращены расходы на образование, на здравоохранение, сокращено все. Кстати, бюджеты на внешние информационные войска и на «информационную войну» остались, а все остальное социальное сокращено довольно решительно. Поэтому где еще ресурсы на увеличение военных расходов, я не знаю. Вполне возможно, что еще урежут образование, урежут медицину и бросят что-то на войну.

Мне представляется, что это очень важная история, потому что то, как происходят переговоры между Волкером и Россией, показывает, что там просто тупик. Все идеи Волкера о необходимости введения миротворцев на временно оккупированную украинскую территорию упираются в то, что российская сторона говорит, что этого не будет, потому что это будут оккупанты, как сказал Лавров. С другой стороны, раздается голос марионеток ДНР и ЛНР о том, что миротворцы там могут быть только по согласованию с ними. Это значит, что до тех пор, пока там будут российские оккупанты, их марионетки, никаких миротворцев там не будет. Это совершенно очевидно. Никакого промежуточного варианта здесь не существует. Одновременное существование миротворцев ООН и, так сказать, бандитов ЛДНР невозможно в принципе. Они не могут существовать и контролировать одну и ту же территорию. Это невозможно. Значит, этого не будет. Значит, вопрос будет решаться только в результате какого-то усиления (или не усиления) украинской армии.

Я думаю, что деньги на летальное оружие – это очень важная история. Насколько Украина в состоянии так усилить свою армию, что этот вопрос может стать фактором воздействия, — ну, это вопрос украинский. Но то, что именно на этом пути есть решение вопроса, для меня совершенно очевидно.

Источник: Остановить Путина, его пропаганду и войну!