Россию тянет в прошлое, в те времена, когда она не воевала. Кремль чувствует страх своих граждан, но развернуть процессы вспять уже не в силах.

Результаты последнего опроса «Левада-центра» о российско-украинских делах пресса интерпретирует преимущественно через отношение граждан России к Украине как государству и к ее жителям. В реальности же это скорее разговор о самих себе. С того момента как «зеленые человечки» появились в Крыму, все украинские события превратились во внутрироссийские. В 2017 году ситуация, правда, начала меняться, но в целом, отвечая на вопросы социологов, россияне, похоже, заметно больше думали о себе, чем о соседней стране.

Первый вывод, который можно сделать на основании опроса, прост. Вновь работает старое правило: по мере ослабления пропагандистского пресса сознание граждан потихоньку освобождается от навязанной извне схемы (как это было ранее в отношении, например, Грузии). В сентябре 2017 года только 53 процента опрошенных сказали, что относятся к Украине в основном плохо или очень плохо, тогда как в мае таких было 59 процентов. Последний раз по данным «Левады-Центра» до столь низких значений негатив в отношении украинского государства снижался в июне 2016 года, когда «промывание мозгов» российскими госканалами тоже заметно ослабло.

Но главное все же не это. Важнее отчетливо возрастающее неприятие россиянами войны в любом ее варианте. В сравнении с июлем 2016 года вновь существенно (с 29 до 40 процентов) выросло число тех, кто опасается, что «нынешние вооруженные столкновения на востоке Украины» могут «перерасти в войну между Россией и странами Запада» или в «мировую войну».

Анатомия слухов: суета вокруг кандидатов

Кремль явно чувствует эти настроения — и реагирует. Еще до публикации данных опроса Владимир Путин в разговоре с членами российской сборной, занявшей первое место в командном зачете на чемпионате мира по рабочим профессиям WorldSkills в Абу-Даби, неожиданно четко высказался о возможной отмене службы в армии по призыву. По словам президента, выпускники вузов смогут проходить воинскую службу в «технопарке для молодых специалистов», который создаст Минобороны. В целом же надо иметь в виду, сказал Путин, что «мы постепенно уходим вообще от службы по призыву». Пока переходу на контрактную основу, по его словам, мешают «бюджетные ограничения». Однако власти стараются: «Все равно делаем и будем дальше продолжать делать, так что пройдет небольшое время, когда вообще этот вопрос будет неактуален».

В то же время в СМИ появилась информация, что в России задумались о сокращении военного присутствия в Сирии. Это может означать как намерение и правда начать вывод войск, так и, что более вероятно, стремление вызвать у россиян ощущение, что все задачи выполнены и воевать больше незачем. Собственно, именно на создание у граждан ощущения постепенной демобилизации и направлена сегодня риторика первых лиц государства. Видимо, по мнению кремлевских экспертов, уровень опасений в обществе по поводу возможной войны настолько возрос, что может негативно отразиться не только на имидже власти в целом, но и конкретно на мартовских президентских выборах.

Автор фото: Марат Абулхатин/Фотослужба Государственной Думы
Госдума подогнала госбюджет под выборы
Значит ли эта слегка видоизменившаяся риторика, что милитаризация России в целом — и ее внешней политики в частности — и правда пойдет на спад, снижая риски возникновения новых военных конфликтов? Это крайне маловероятно. Иначе такие планы отразились бы на объемах военных расходов на следующие годы. Но этого не происходит, судя по одобренному проекту госбюджета, программа перевооружения российской армии остается в числе приоритетов.

Выходит, что речь идет только лишь о стремлении успокоить население. Процессы запущены даже не в 2014 году, а несколькими годами ранее, и у власти, похоже, нет инструментов, чтобы их остановить. Милитаризируется сознание, растет влияние армии на общество в целом, а вооруженные силы превращаются в один из самых привлекательных путей для построения карьеры. Как писал один из советских военных теоретиков маршал Борис Шапошников, в какой-то момент процесс мобилизации становится необратимым и выйти из него без потерь страна просто не может.

Так что климат смягчится лишь временно. Весной 2018 года пройдут президентские выборы, летом — чемпионат мира по футболу. А затем, как предсказывают многие либеральные аналитики, не только закручивание гаек внутри России продолжится с новой силой, но и милитаризация страны непременно усилится. Так что без потерь точно не обойтись. Хотя хочется надеяться, что они будут хотя бы не боевыми.

Иван Преображенский