О.Журавлева― ***

Начнем мы, конечно, с мальчика в бундестаге.

О.Журавлева― Он, кстати, там был не один.

А.Невзоров― Да, он был не один. Девочки говорили то же самое.

В Дымарский― Там было трое наших и трое немцев.

А.Невзоров― Но мальчик — более приятный объект для обсуждения. Мальчик, в общем, не сказал ничего страшного. Мальчик сказал совершенно здравые, добрые, нормальные вещи. Но дело не в том, что сказал мальчик, а дело в том, какая последовала истерика в России. И это лишний раз должно навести нас на мысль: а зачем, собственно говоря, хранить эту историческую память? Вот какая в этом выгода?

В Дымарский― Сейчас Невзоров против истории пошел.

А.Невзоров― Я не против. Мне просто интересно. Может быть, мне кто-то скажет, в чем, собственно говоря, выгоды и смысл хранения исторической памяти?

В РОССИИ УСТРОИЛИ ВСЕНАРОДНУЮ ТРАВЛЮ ШКОЛЬНИКУ ПОСЛЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ В НЕМЕЦКОМ БУНДЕСТАГЕ



В Дымарский― Чтобы не повторять…

Я говорю только о том, что все эти раны давным-давно должны были бы зажить, но они до сих пор гноятся, воспаляются, и прикосновение к ним вызывает страшную реакцию на такую невинную речь, как реплика мальчика в бундестаге. Кому это что дает и зачем это надо? Мне просто не совсем понятно, какая выгоды в этом мазохизме.

А.Невзоров― Мы отметаем всякие пафосные фразеологемы про не знающий прошлого, не имеет будущего – это всё декларации, которые не имеют никакого смысла и подтверждения. Я говорю только о том, что все эти раны давным-давно должны были бы зажить, но они до сих пор гноятся, воспаляются, и прикосновение к ним вызывает страшную реакцию на такую невинную речь, как реплика мальчика в бундестаге. Кому это что дает и зачем это надо? Мне просто не совсем понятно, какая выгоды в этом мазохизме.

В Дымарский― Александр Глебович, но проблема же не в истории, а проблема в тех, кто истерику устраивает. А истерику они могут устроить по любому поводу.

А.Невзоров― Проблема в том, что это используется как детонатор ненависти.

В Дымарский― Ну, так будут пользоваться физикой с таким же успехом.

А.Невзоров― Для того, чтобы физика использовалась, ее надо знать, а ее, по счастью, в общем, никто не знает.

О.Журавлева― А историю можно не знать.

А.Невзоров― Да, можно не знать и все равно приходить в неистовство и ярость. И это лишний раз напоминает, что в России история работает только для того, чтобы озверять, учить проклинать, обдонашивать друг друга, то есть писать доносы оскорбляться и оскорблять. Причем зачем, собственно говоря, намеренно вызывать у нации боль и постоянно подогревать эту боль? Для чего — для того, чтобы ненавидеть мир?

О.Журавлева― Да! Да, Александр Глебович, для этого. Это объединяет. Это прекрасный мобилизационный проект. Это легче – легче объединять именно этим.

В Дымарский― А, мне кажется, Оля, это, наоборот, разъединяет.

А.Невзоров― Бедная Россия до сих пор истекает этим гноем исторической памяти и в нем захлебывается. А там правильная это история, неправильная – это же разговоры для бедных.

Я, кстати говоря, могу адресовать всех, кто сильно возмущался словами мальчика, к мемуарам орденоносца, ветерана Второй мировой войны. Возьмем известную книгу Рабичева под называнием «Война все спишет», в которой ветеран простодушно описывает деяния солдат сталинской армии на немецкой территории. Это не фантазии.

В Дымарский― Александр Глебович, я просто хотел сказать, что Рабичев поэт замечательный. Он недавно буквально скончался в возрасте довольно солидном, ему за 90 было.

А.Невзоров― И, кстати, у меня тоже вопрос. Меня мало все это интересует, то есть вообще не интересует Вторая мировая война. Дело это всё прошлое, но есть фанаты и специалисты. Мне любопытно, как им быть. Вот, к примеру есть такое явление под названием «власовцы». Это были убежденные фанатичные русские патриоты, православные монархисты, насквозь православные и насквозь монархисты…

О.Журавлева― Да уж прям все!

А.Невзоров― «Скрепщики» в чистов виде, которые обязательно причащались перед каждым боем. И да, они зверски уничтожали солдат сталинской армии. И наивысшим понтом власовских снайперов – это было попасть пулей аккурат в красненькую звездочку сталинского командира, если они где-нибудь ее видели. Это были люди, которые шли вместе с гитлеровцами, но они шли против Сталина и во имя России по их тогдашним убеждениям. Они исповедовали, более того, именно ту модель патриотизма, которая является на сегодняшний день наиболее популярной.

Вот как быть им? Что разрешено им? Можно ли сочувствовать им и говорить о них вообще? Судя по тому, что недавно ваш друг, который разразился замечательной диссертацией по этому поводу, были лишен и ученой степени и диссертации…

В Дымарский― Кирилл Александров.

А.Невзоров― Да, да. И диссертацию изъяли. То вот даже эти попытки сопротивления и войны со сталинщиной являются запретными. Но, как мы знаем, патриотизм дает удивительные плоды.

О.Журавлева― Александр Глебович, простите. По поводу патриотизма. Я ознакомилась с некоторыми цитатами из проекта федерального закона о патриотическом воспитании уже не деток, а россиян. Текст законопроекта размещен на сайте Государственной думы. Как вы считаете, Александр Глебович, сработает? Там такие хорошие вещи предлагают: уметь создавать семью и заводить много детей. И что-то там еще такое патриотичное.

В Дымарский― А это надо уметь – заводить?

А.Невзоров― Я так полагаю, что если этот закон все-таки будет принят, он будет очень мешать жить, он будет очень мешать формироваться людям. Тем молодым людям, которым его удастся вбухивать в головы, еще предстоит выбрать себе место жительства и судьбу, ориентируясь по тому, где им будет лучше. Это их полное право.

В Дымарский― Александр Глебович, а вы представляете, вас там по этому закону осуждают за то, что вы не в состоянии много детей иметь.

А.Невзоров― Да, конечно. Вообще, весь этот патриотизм даже до принятия закона приводит к удивительным, как раз тем самым интеллектуальным блэкаутам.

Вот у меня есть любимец, которому я, действительно, долгое время поклонялся. Это был замечательный физиолог Клод Бернар. Он утверждал, что мозг человека не может быть сконструирован никаким другим образом, по крайней мере, кора головного мозга, кроме как в виде набора борозд и извилин. Но, как выясняется и Клод Бернар тоже был не совсем прав. Возможны и другие конструкции. В частности, вместо всех борозд и извилин может быть одна простая, широкая лыжня. Потому что вот лыжник Петухов… Естественно, лыжник Петухов, уличенный в допинге, лишенный медали, на вопрос, почему его лишили медали, почему его уличили в допинге, знаете, что ответил? Потому что Россия – великая держава. Вот таким образом они отвечают на такие простые вещи.

К тому же вы поймите, что любой патриотизм, он же невероятно хрупок. И те самые немецкие солдаты, в сочувствии которым был упрекнут мальчик в бундестаге, это были люди, которыми тоже двигал патриотизм – их патриотизм, их убежденность в том, что они делают для своей страны необыкновенно важное дело. Поэтому патриотизм – штука страшная. А вот насколько он нестоек, очень хорошо демонстрирует ситуация с космонавтами.

О.Журавлева― Боже мой, почему именно космонавты?

А.Невзоров― А у них очень интересные всегда замечания. Они говорят, что после того, как ты первый раз увидел ́ту Землю с орбиты, никаких патриотических чувств, никаких представлений о национальных интересах и о границах уже не остается. Ты начинаешь воспринимать эту Землю только как единое целое и думать о том, что все то, что предлагается в качестве патриотизмов, шовинизмов, национальных истерий – это чьи-то, в общем, очень злые и очень нечестные выходки.

Понятно, что, вообще, всякий широкий взгляд, он творит удивительные дела.

О.Журавлева― А давайте сузим немножко. Ваши любимые герои – патриоты, сторонники «Русского мира» передрались… Полиция ЛНР арестовала всех сотрудников прокуратуры ЛНР. Кто-то даже сбежал в Россию.

А.Невзоров― В реальности там ДНР захватила ЛНР. Об этом не говорят, но там уже, в общем, довольно много трупов…

О.Журавлева― Да вы что!

А.Невзоров― Да-да, там все это происходит с боями и с поножовщиной…

В Дымарский― Но начальник сидит, лидер…

А.Невзоров― Начальник сидит пока, но вы знаете, что начальник тех, кто не нравился ему, немедленно отправлял в кутузку и наутро этих людей находили уже повешенными в этой же кутузке. Там все происходит очень жестко. Они друг друга начали уничтожать.

И всё это, конечно, напоминает пауков в банке. Но я предлагаю здесь уподобится замечательному энтомологу Элтрингему. Он был очень воспитанный человек. Он как раз собирал в огромных банках большие колонии пауков, и наблюдал за тем, как пауки жрут друг друга. И будучи очень вежливым человеком, проходя в свой кабинет мимо этих банок, наблюдая за тем, как пауки друг друга пожирают, он всегда говорил: «Приятного аппетита!» и давайте мы с вами подхватим эту замечательную тенденцию и тоже скажем террористам ДНР и ЛНР приятного аппетита.

В Дымарский― А вы думаете, что будет аннексия ЛНР ДНРом?

А.Невзоров: Все эти раны давным-давно должны были бы зажить, но они до сих пор гноятся, воспаляются

А.Невзоров― Там непонятно, кто кого сомнет и кто кого опрокинет. Понятно, что фамилии Плотницкий, Корнет, Захарченко – они абсолютно ничего не обозначают. Это обозначение неких финансовых уголовных потоков, возможностей распиловки и оттягивания себе денег на гуманитарной помощи. Это, скажем так, примитивные уголовные интересы, а совсем не люди и совсем не политики.

О.Журавлева― Это Александр Невзоров в «Невзоровских средах». Здесь мы делаем небольшой перерыв и возвращаемся в эту студию.

РЕКЛАМА

О.Журавлева― 21 час и почти 18 минут. Продолжаются «Невзоровские среды». Александр Невзоров, Виталий Дымарский и Ольга Журавлева, мы продолжаем наш разговор. Вам уже присылают комментарий: «Чтобы на лыжах быстро бегать, извилины не нужны вааще». Ну, не знаю. Для того, чтоб работать в ГИБДД, нужны, например, какие-то особенные чувства…

А.Невзоров― Подожди. Это отдельная прекрасная история. Я хочу напомнить, что мы находимся в «Гельвеции». И вот мне тут еще пришло замечательное сообщение. Вы знаете, что уроки секспросвета в школе давным-давно либо отменены, либо находятся под спудом, либо под запрещением, рассматриваются как нечто криминальное. Детей предполагают учить церковно-славянскому языку по школьной программе.

О.Журавлева― И семейной нравственности какой-то специальной.

А.Невзоров― Мне очень понравилась инициатива российских производителей фильмов для взрослых. Крупнейший концерн, который делает российские порнофильмы, приступил к выпуску первого порнофильма, в котором будет звучать только церковно-славянский язык и никакие другие языки.

Что касается крестного хода гаишников в Краснодарском, как они любят говорить, крае или в Краснодарской области, то это прекрасно. Это, на самом деле, очень интересно, и это симптом вроде бы не новый, но очень важный. Он в очередной раз иллюстрирует мою мысль о веерных отключениях здравого смысла и вот этих интеллектуальных блэкаутов.

Кто, собственно говоря, организовал этот унылый смехотворный, ставший посмешищем для всей России, крестный ход гаишников. Сделал это некто Капустин, начальник краевого или областного ГИБДД. Непонятно, с какой стати фанатик смог нагнуть целое ведомство, которое по закону не имеет права принимать участие в такого рода мероприятиях, — как он смог нагнуть ведомство, чтобы оно участвовало в шоу? В чем, собственно говоря, причина?

Я его знаю. Это симпатичный и с виду вроде не глупый дядька. Ничего в нем чрезвычайного нет. Может быть, он захотел покаяться, но у него все коррупционные грешки, скажем, весьма и весьма обычные, типичные для любого крупного гаишного начальства. Это крышевка эвакуаторов, какие-то отстежки, то есть никаких новых коррупционных схем он не изобрел и не открыл, и свое имя в историю коррупции ему вписать тоже не удастся.

И причем, мы же знаем, что такие грешки отпускают, грубо говоря, в местном отделении МВД и обращаться к древнееврейскому богу или к его представителям нет никаких необходимостей. То есть вполне справляется с отпуском таких грехов и местный архимент. Это надо просто вовремя, аккуратно и с соответствующим поднесением подойти.

 Существует, правда, местная, краснодарская версия, что это всё произошло из-за того, что бедный Капустин оказался в какой-то южной стране на отдыхе, на курорте и подвергся и домогательству и надругательству целой стаи макак и возненавидел Дарвина, теорию эволюции и через это уже обратился непосредственно к богу. Подтверждения документального у этого нет.

Но надо сказать, что ему удалось выставить на посмешище ГАИ, и даже местные жители – есть много пленок и фотографий – умирали от хохота и утверждали что гаишники «уху ели». Вот специально для Роскомнадзор я говорю, что «уха» — это рыбный суд, а «ели2 – это глагол «есть» в прошедшем времени. Чтобы ни у кого не возникло соблазна оштрафовать…

В Дымарский― А я еще слышал одну вещь – что гаишники шли по встречной полосе.

А.Невзоров― Да, конечно.

О.Журавлева― Но они же все это делали за снижение аварийности на дорогах. Цель-то была благая. И аварийность снизилась в этот момент.

А.Невзоров― Это тот самый блэкаут. Понятно, что сейчас хайпуют все, и гаишники, вероятно, в том числе, и вот этот религиозный фанатик, начальник краевого управления ГИБДД тоже, вероятно хайпует. Начали хайповать и по-крупному и попы, в том числе, небезызвестный Илларион Алфеев, тот самый композитор, та самая возвышенная натура. Понятно, что они теперь хайпуют на теме домогательств. Делают это страстно и утверждают, что любые обсуждения разговоров о сексуальном насилии, о домогательства, они только плодят греховность общества и вообще, на эту тему лучше бы замолчать.

О.Журавлева― Жертвы просто не должны об этом рассказывать. Я вот так поняла Иллариона.

А.Невзоров― Мы знаем, что трясет всех. Продолжает трясти Голливуд. Там уже, кстати говоря, эти жертвы сексуальных домогательств исчисляются сотнями. Мы говорили об этом, но с тех пор количество жертв существенно подросло. Вообще, странная реакция. Я подчеркиваю еще раз, возвращаюсь к теме. Странная реакция голливудских актрис. Предположим, человек мечтал всю жизнь работать в шиномонтаже. Наконец-то его взяли в шиномонтаж, и тут выяснилось, что он не хочет крутить болты и не выносит запах резины. Но нигде кроме шиномонтажа себя не видит. Вот примерно в такой же роли и в таком же качестве выступают сейчас голливудские актрисы…

О.Журавлева― А то не знали, куда их мама отпустила, Александр Глебович. Понятно.

А.Невзоров― Но вернемся к попам и к их, в общем, странному хайпу про домогательства. Они молчат при этом о том, сколько домогательств происходит в их ведомстве. Они молчат про те реальные уголовные дела, про срока, про домогательства, про педофилию, про вербовку проституток. Они опять ползут в сторону абортов. И становится понятно, что весь этот разговор про домогательства – это только для того, чтобы снова сползти, поговорить и попугать и понагнетать абортами. Вот я бы хотел, наконец, честно говоря, поставить здесь точку.

О.Журавлева― Александр Глебович, просто вы попов упомянули. А я знаю, что волонтеры движения «За жизнь» принесли к стенам администрации президента более миллиона подписей за запрет абортов. То есть помимо попов были задействованы еще некоторые граждане, штатские, скажем.

А.Невзоров― Миллион подписей – это одна сто сороковая населения Российской Федерации.

В Дымарский― Тем не менее, ходят упорные слухи – слава богу, пока слухи, — что такой закон будет принят.

А.Невзоров: В России история работает только для того, чтобы озверять, учить проклинать, обдонашивать друг друга

А.Невзоров― Возможно. Вот давайте поставим здесь точку. Я бы хотел это сделать. Мы не будем говорить про эмбриологию. Мы будем говорить про то, зачем церкви надо раздувать из интимно-физиологических пустяков такую истерику и такую проблему.

Вообще, зачем проблему создавать на пустом месте? Понятно, что аборты неизбежны. И по большей части совершенно оправданы. Ну, помимо того, что есть право женщины распоряжаться собственным телом и его производными, это, кроме всего прочего, в общем, бытовой вопрос, который должна решать семья. Право семьи: вот в этом году хотеть автомобиль, хотеть улучшения жилищных условий, или хотеть ребенка. Это, в конце концов, бытовой вопрос.

В Дымарский― А в церкви говорят, что это убийство.

А.Невзоров― А попы продолжаются выжимать слезы, нагнетать, что-то говорить про убийства. Зачем они это делают? Ведь нет никаких ни догматических, ни канонических оснований для этого у них? Тем не менее, они это делают? Я вам объясню, зачем они это делают. Они усугубляют чувство вины у людей. А чем больше вины чувствует человек, тем больше денег он отнесет в церковь.

Вот их бизнес и основан на таких вот мелких, но постоянно подогреваемых ощущениях вины, когда виноватый человек, приговоренный общественным мнением и теми нормативами, которые эти же попы и установили, все время во искупление своей вины то свечечку поставит, то молебен закажет — а попам капает.

То есть надо понимать, что вся эта антиабортная истерия – это просто очередной виток бизнеса, очень неплохо придуманный виток бизнеса. Мы видим, что это работает.

Притом, что мы знаем, что разные религии разное запрещают. Я уже говорил на «Эхе Москвы» про то, что очень важно знать и понимать, что наука давно сказала свое слово, что это не является убийством, что это абсолютно нормальное, естественное личное и бытовое дело каждого человека; что никаких корней у антиабортной мистерии, кроме чисто религиозной, нету.

Вот есть верования различные. Некоторые верования предписывают зашивать девочкам большие половые губы (называется инфибуляция). Некоторые верования предписывают делать обрезания (это называется циркумцизия). Некоторые верования запрещают переливание крови. Некоторые настаивают на том, чтобы тело было покрыто рубцами. Но это личное дело верующих. Они могут делать все что угодно: циркумцизироваться, инфибулироваться, вшивать себе свисток в анальное отверстие, если того требуют их религиозные правила, но мы-то все здесь при чем? Мы, которые не воспринимаем никакие религии всерьез.

Поэтому это наступление попов и их умение виноватить целую страну по естественному, в общем, нормальному бытовому физиологическому вопросу – это, конечно, класс и демонстрация того, насколько успешным может быть поповский бизнес.

О.Журавлева― У вас в Питере, культурной столице, оказывается, был культурный форум. Вы посещали его, Александр Глебович?

А.Невзоров― Нет, я был тоже не допущен.

О.Журавлева― Вы в списке были?

 А.Невзоров― Я был в списке. Это сертификат качества, потому что недопущенным номер один был Александр Николаевич Сокуров, а там, куда не допущен Сокуров, нормальному человеку, вероятно, делать нечего.

Он был довольно блеклым, этот форум. Но как вы думаете, что было центральным событием, какой фильм был на этом форуме награжден и особо отмечен?

В Дымарский― «Матильда»?

А.Невзоров― Нет, нет. Это был фильм, получивший абсолютны сертификат полной ненужности, это полностью провалившийся в прокате «Крым».

О.Журавлева― О боже! Правда?

А.Невзоров― Да, да. Он доказал, этот фильм, ничтожностью сборов, что когда-то хайповая тоже тема Крыма никому больше неинтересна.

В Дымарский― А на форму ему что-то вручили?

А.Невзоров― Да, ему вручили, его отметили, его долго прославляли. Притом, что, как выяснилось, фильм ни малейшего интереса у страны не вызывал. «Матильда», кстати говоря, на сегодняшний день – это можно говорить с уверенность – тоже полностью и окончательно провалилась в прокате, не отбив даже половины затрат, как, впрочем, проваливалось и все.

Кстати говоря, чего мы хотим? Возьмем все фильмы за последнее время Никиты Михалкова, главного режиссера, главного «скрепоносца»… Потрачено на эти фильмы – 137 миллионов долларов, а сборы в прокате по всем фильмам – 16 миллионов долларов. То есть 121 миллион долларов просто псу под хвост.

О.Журавлева― Вот мы об этом и подумаем.

В Дымарский― Во время новостей.

О.Журавлева― Здесь мы делаем перерыв на новости. «Невзоровские среды» продолжаться после них.

НОВОСТИ

О.Журавлева — 21―35. Продолжаются «Невзоровские серды». Александр Глебович, вам тут пишут по поводу провала в прокате патриотических и художественных всяких произведений: «Зато в прокате лидирует «Тор: Рагнарёк» и «Убийство в Восточном экспрессе».

А.Невзоров― Я обещал ребенка свести – для того, чтобы закончить тему кинематографа. Доложу вам что душечка Мединский, который у нас главный историк страны и по совместительству министр, он на высочайшем уровне представил доклад о том, что сборы отечественного кино превысили сборы в 1991 году. Он только забыл добавить, что соборы существенно выше, чем в 1552 году и даже, чем с 1700… Дело в том, что в 91-м году российских фильмов, кроме там «На Дерибасовской идут дожди…», практически не было. Но ведь на высочайшем уровне кто-то под эту лапшу уши подставил.

А.Невзоров: Немецкие солдаты, в сочувствии которым был упрекнут мальчик, это люди, которыми тоже двигал патриотизм

Мы сейчас постепенно перейдем к поповедению. У меня есть и к вам и к слушателям вопрос. Если бы вы увидели, что кто-то вывесил не стене храма или где-то в подобном месте, в любом молитвенном месте изображение бородатой женщины с сиськами, распятой на кресте, какие бы у вас были первые ассоциации: двушечка, оскорбление чувств верующих и так далее, да?

О.Журавлева― Ну да, уголовка.

А.Невзоров― Уголовка. Вот я думаю, что если бы, например, православные хоругвеносцы или скрепоносцы, или какая-нибудь Поклонская это увидели, тут бы они накатали заяву в прокуратуру – и вот здесь они бы здорово сели в лужу, потому что это было изображением святой Либераты. Была такая христианская святая во II веке, которая считается покровительницей девушек, страдающих от сексуальных домогательств. Святая Либерата страдала от сексуальных домогательств, будучи какой-то там царевной, дочкой местного царя.

И она так молило свое божество, чтобы это божество избавило ее от страданий, от домогательств сексуальных, что божество почесало в затылке – и Либерата на следующее проснулась с огромной боодищей. Ее жених и всякие домогатели, конечно, тут же сбежали, кто будет домогаться барышни с бородой? А потом попаша Либераты, увидев ее, совершенно офигел и в состоянии шока распял дочурку на кресте.

 О.Журавлева― О господи! Как ему это в голову пришло?

А.Невзоров― Ну, подождите. Это же все христиане. И как раз история христианства полна подобного рода сказками. Но это официальная святая христианской церкви, имеющая прописку примерно во II веке нашей эры.

В Дымарский― Вам ответят, Александр Глебович… как вы ее называли – Либерата?

А.Невзоров― Либерата.

В Дымарский― Либералка она, наверное.

А.Невзоров― Возможно. Вот, кстати говоря еще о брадоносцах. Вот у нас брадоносец Гундяев предрек скорый конец света. Он сказал о конце света так пафосно, так убедительно, так заклинательно, с таким пониманием, что конец света неизбежен… Ну, братцы, у меня с Гундяевым концы совершенно разные и совершенно разные представления о свете. Поэтому там, где для Гундяева свет кончается, для очень многих людей в этой стране, возможно, он начнется.

В Дымарский― А это по поводу дня рождения он сказал?

А.Невзоров: Начали хайповать по-крупному и попы

А.Невзоров― Нет…

В Дымарский― А вы его поздравили?

А.Невзоров― Нет. Мы с ним некоторое время не общаемся. Мы прекратили общение. Последнее было, по-моему, на каком-то Послании президента. Вообще, дядька-то он милый, но он как бы вынужден заниматься этой свой шельмовской профессией. И надо сказать, преуспевает, потому что когда закончится РПЦ, когда закончатся эти интеллектуальные блэкауты, если они когда-нибудь закончатся, мы узнаем очень много интересного, кто в ́эти наши сложные годы сколотил самые интересные и самые важные состояния.

Кстати, тоже к поповедению туда же идет. Мне периодически пишет наш друг монах Баранов, который ездит по женским монастырям и собирает информацию об издевательствах, об избиениях послушниц, монахинь.

О.Журавлева― Его туда пускают, в эти монастыри? Он, вообще, человек сомнительный.

А.Невзоров― Он человек не сомнительный, он человек совершенно несомненный. Но последний раз какая-то игуменья Иннокентия после того, как он задал ей пару вопросов, немедленно вызывала позицию, и бедного монаха Баранова долго допрашивали, пока, в общем, убедились, что никаких претензий к нему быть не может. Мне монах Баранов скидывает материалы своего нового фильма под названием «Садистка игуменья», где девушки, прошедшие через женский монастырь, рассказывают о своей жизни. И в частности, вот жертвы этой садистки игуменьи, той самой, которая из рук президента получала, оказывается, орден Дружбы…

В Дымарский― Дружбы с кем?

А.Невзоров― У нее было любимое развлечение по поводу избиения: она мазала послушницам лица фекалиями. Это тоже было таким элементом послушания…

В Дымарский― А орден за что, Александр Глебович? За какую дружбу.

А.Невзоров― Иннокентия, она удостоена была ордена. Это к разговору о всяких сентиментальностях, о всяких красивых и возвышенных мотивах, в которые почему-то принято безоговорочно верить. Меня вот просто сильно достали вопрошатели о том, за что я ополчился на книжку «Маленький принц», которую я называл воплощением всей фальши мира. Ну, помимо как бы отчетливого педофильского мотива, который присутствует в этой книге…

О.Журавлева― А вы не можете его принять. Вон, в общем, мало ли где присутствует, этот отчетливый мотив.

А.Невзоров― Я же не говорю, что мне не нравится. Я просто фиксирую: присутствует педофильский мотив. И, конечно, это дикая по своей фальши фраза: «Мы за тех, кого приручили». Надо сказать, что эта ответственность распространяется почему-то только на лисят, на хомячков, на что-нибудь несъедобное. А всё остальное прирученное и одомашненное, оно может быть убито, забито, сожрано без всяких там ответов за тех, кого приручили. Мы знаем, что это ни в коем случае не проповедь вегетарианства.

Я просто намекаю, что когда ужасающий сегодняшний Ким Чен Ын выходит с очередной инициативой кого-нибудь ядерно побомбить, глядя на его пухлую рожу, должны давать себе отчет в том, что, может быть, пару часов назад этот человек съел собачку. И это тоже является замечательной характеристикой того, насколько эти вещи влияют.

В Дымарский― Он-то чувствует себя ответственным за тех, кого он приручил при этом.

О.Журавлева― А тех, то вырвался, расстреливают в спину. Мы сегодня видели это видео.

В Дымарский― Вот именно. Приручил-то много кого.

А.Невзоров― Затем… но это тоже не очень поповская тема. Вы видели очаровательный, совершенно дикий памятник Александру III в Крыму?

О.Журавлева― Видели. Наслаждались.

А.Невзоров― Памятник сделан так, как будто бы из-под попы у дядьки внезапно вынули лошадь, и его свело судорогой, что называется в позе наездника или наездницы. А, может быть, это какой-то завуалированный намек на то, что унитазов в то время не было, и поэтому вот приходится сидеть на пеньке. Хотя один памятник меня, честно говоря, очень порадовал из вновь открывшихся.

В Дымарский― Ивану III?

А.Невзоров― Нет, мне очень понравился памятник Свободе в Костроме. Там трехголовый динозавр. Это памятник личной свободе человека. И никто не замечает, в чем так классный прикол. Там, действительно, трехголовый динозавр. Три головы обозначают исполнительную, законодательную и судебную власть, причем этот трехголовый динозавр тащит плуг. Но плуг пустой, за плугом никого нет. Работник сбежал. Вот почему он называется памятником Свободе человека

О.Журавлева― Свободен, наконец-то, свободен!

А.Невзоров: Понятно, что аборты неизбежны. И по большей части совершенно оправданы

А.Невзоров― Я даже не знаю, обратил ли на это внимание сам скульптор. Но, тем не менее, аналогия у него получилась, что называется, очень широкая, очень русская и очень красивая. Посмотрите на эту чудо-скульптуру.

О.Журавлева― Александр Глебович, а можно я добавлю во всеобщий хайп и всякое такое и в конец света?.. Во-первых, вы слышали о том, что Кадыров удостоился медали Блохина за вклад в онкологию?

А.Невзоров― Ну, это даже для меня новость. Я подозреваю, что вообще все научные учреждения должны мешками возить Кадырову медали, потому что Кадыров обладает волшебным свойством как, по-моему, ваш любимый Салтыков-Щедрин писал, что это был некий магнит, к которому различные регалии притягивались как бы сами собой, летя с огромной скоростью с любых концов света и прилеплялись к нему на могучую грудь. Вот у Кадырова такое свойство есть. Он, действительно, такой медалеёмкий такой, орденоносноемкий персонаж в современной истории. Но это тоже отчасти хайп. Надо понимать, хайпуют, причем, и те, кто получает медали…

В Дымарский― Александр Глебович, все про памятники сразу возбудились. Вас спрашивают: «А памятник Путину в Астрахани с осетром?»

А.Невзоров― С осетром, да…

В Дымарский― Это тоже памятник Свободе?

А.Невзоров― Я думаю, что Владимир Владимирович, конечно, офигел, когда увидел себя в таком виде. И вот все любители Сталина должны в этот момент понять, что если кто-нибудь когда-нибудь Иосифу Виссарионовичу предложил бы взглянуть на бронзовый памятник колченого, кривого, длинноносого, с нелепым туловищем Иосифа Виссарионовича…

В Дымарский― С осетром?

А.Невзоров― Да еще и с ворованным где-то осетром, из которого сыплется икра, то понятное дело, что не только скульптора, на всякий случай в Советском Союзе уничтожили бы даже всю бронзу, даже ту, которая не имела никакого отношения к памятнику.

В Дымарский― И население города заодно, чтобы не видели.

А.Невзоров― Это просто я адресуюсь, что называется, к любителям Сталина.

В Дымарский― Здесь спрашивают: «Любите ли вы Собчак?»

А.Невзоров― Нет, я не люблю Собчак. Я ней отношусь, скажем, с симпатией некоторой. Мне не хочется говорить о Ксении, потому что, как я уже объяснил, у них в штабе нет денег, а говоря о ней, я, в общем, занимаюсь косвенно ее продвижением. Мне не хотелось бы делать даром.

О.Журавлева― Она сегодня сама в нашем эфире занималась своим продвижением, так что…

А.Невзоров― Надо сказать, что никто не ожидал, что эта, в общем-то, малявка, это юное существо Ксения окажется фигурой настолько крупнее Навального, что у нее оказались этакие исключительно литические свойства, то есть способность растворять. Вот появлением на политическом небосводе она растворила беднягу Навального, и о нем даже не вспоминают.

Другое дело, что Ксения Анатольевна, она на губительном пути: она очень всерьез воспринимает политику. Ей бы оставаться в своем блестящем амплуа человека, который называет черное черным, а белое белым, но она, к сожалению, полезла в какие-то экономические дебри. Она предложила поменять стиль правления в России с президентского на так называемые парламентский. Она не знает, не понимает основной секрет сегодняшний России.

Вот, я думаю, что Владимиру Владимировичу, которого любят обвинять во всех грехах, которому приписывают отчасти все эти помутнения национального собрания и все эти дикие выходки что ходящих крестным ходом гаишников, что авторов диких памятников, — вот я думаю, что Владимиру Владимировичу в какой-то момент ночью во снах явилась некая валькирия, которая честно ему сказала: «Володя, посмотри: вот это дорога. Эта дорога в жопу, но это единственная дорога. Другой просто нету». И идя этой дорогой, мы включаем эти блэкаэты интеллектуального помрачения сознания – это симптому той дороги, по которой идет Россия, но у не, действительно, никакой другой нет.

И думать, что можно решить проблемы путем замены президента на некое парламентское большинство…

О.Журавлева― На другого президента?

А.Невзоров― …Или на другого президента, — это величайшее заблуждение. Я думаю, что действительно есть этот означенный путь. Да он ужасен, но никакого другого нету.

О.Журавлева― А надо гнать по этой дороге быстрее?

А.Невзоров― А некое движение все равно необходимо, потому что остановившаяся страна – это что-то из области сказок Андерсена.

 В Дымарский― Такое впечатление, что не просто остановилась, а идет назад, по-моему.

А.Невзоров― Мы не знаем, куда она идет. Есть, конечно, надежда, что, может быть, та жопа, о которой говорила валькирия во сне Путина, она не окажется такой страшно огромной и страшно вонючей. Может быть, это будет какая-нибудь…

О.Журавлева― Александр Глебович, а можно комментарий по поводу того, как Путин трактует сей сон, если он, действительно, был. Вот президент заявил, что все крупные частные и государственные предприятия России должны быть готовы увеличить объемы производства военной продукции. Он об этом сказал прямо-таки в среду на заседании руководства Министерства обороны и оборонно-промышленного комплекса. Мы вроде войну в Сирии заканчиваем. И тут вдруг такие прекрасные заявы. Это к чему? Воронежу приготовиться?

А.Невзоров― Нет, я думаю, это довольно дежурное сообщение и довольно дежурное обращение всякого государственника, который постоянно будет напоминать производителям то, что их долг, что называется, служить отечеству. Причем служить во всех смыслах этого слова, в том числе, и том смысле, который вкладывают люди, поднимающие кусочек сахара и призывающие Жучку служить. Ведь слово «служить», оно имеет очень широкую и, я бы сказал, вольную трактовку.

Я тоже думаю, что это отчасти хайп, потому что это немедленно вызывает информационную волну, немедленно вынуждает присматриваться и прислушиваться к любому слову президента. Ну, а чего вы хотите? Действительно, хайпуют все: хайпуют, артисты…

О.Журавлева― Хоккеисты.

А.Невзоров― О, да! К хоккеистам мы сейчас перейдем. Зачем-то осрамилась Пугачева с этим смехотворным, анекдотическим венчанием. В общем, странно, человек всю жизнь позиционировал себя как нечуждого некому интеллекту – и тут, в общем-то, в такую лужу.

В Дымарский― Она второй раз венчалась.

А.Невзоров― Там есть хорошая еще версия, что просто ей пошили эту странную хламиду цвета хорошо переваренной черники, и ей необходимо было эту хламиду где-нибудь впулить, поэтому срочно было придумано мероприятие под названием «венчанье», поскольку ни для какого другого мероприятия оно не подходит. Нет, там хайпуют и Панин и Дюжев, которые обижаются на человечество за то, что к ним не относятся как к голливудским богам и идолам и осмеливаются их куда-то не пропускать. Хайпует Райкин, который удивился жесткому приему в Одессе. Да, он, действительно, милый, талантливый, замечательный, и последнее время говорит правильные вещи, но ведь никто же не забыл, как он кричал «Крым наш»…

О.Журавлева― Так не подписывал он никакое письмо про «Крым наш».

А.Невзоров: Никто не ожидал, что эта, в общем-то, малявка, это юное существо Ксения окажется фигурой настолько крупнее Навального

В Дымарский― Он говорил это в интервью. Он не кричал, он сказал тихо.

О.Журавлева― И не вся Одеса срывала этот концерт.

А.Невзоров― Не вся Одесса, но тех, кто пришел, вполне хватило, чтобы сорвать. И тот, кто думает, что это последний срыв, что сейчас они сорвутся на Райкине и все забудут, сильно ошибаются. Этот Крым будет сидеть долго и бесконечной гноящейся занозой, которая всегда будет отравлять эти отношения.

Да, конечно, будут какие-то экстремисты и с той и с другой стороны, которые будут выяснять эти отношения, в том числе, и совершенно неподобающим образом. Но это, как я понимаю, в Украине эта рана совершенно не собирается зарастать. И очередные реплики о необходимости повторного референдума, они только злят украинцев, потому что любому вменяемому человеку понятно, что судьба Крыма может быть решена только путем всеукраинского народного референдума. Это имущество Украины и ничье другое. И только украинский народ вправе сказать: «Берите, нам на надо» или сказать, что-то другое, что он сочтет нужным. Поэтому это будет всегда камнем преткновения, и Райкин мог бы, в принципе, вспомнить свои реплики и не так отчаянно жаловаться и не затапливать всю вокруг себя слезами.

А про хоккеистов мне очень понравилось.

В Дымарский― Команда Путина?

А.Невзоров― Да. Я вообще считаю, что это блестяща инициатива Овечкина, который решил собрать знаменитостей в мощную команду поддержки Владимира Владимировича на выборах. Это правильное решение. Почему? Потому что, как правило, это не такой великий труд -поддерживать президента, которого поддерживает 86%.

О.Журавлева― А вы же пробовали уже поддерживать.

А.Невзоров― Но вот дивиденды после возникают совершенно сумасшедшие.

В Дымарский― Какие дивиденды Овечкину? Ему что, больше платить в НХЛ будут?

А.Невзоров― Я думаю, что безразмерна возможность приема различных дивидендов. Мне же не очень повезло. Я был доверенным лицом. Но с учетом моего атеизма нескрываемого другие доверенные лица, как вы помните, восстали на меня, и я подвис в таком неопределенном положении: то я доверенное лицо, то ли не доверенное лицо…

О.Журавлева― Лицо, утратившее доверие.

А.Невзоров― Да. Призывали меня прекратить какие-то атеистические речи. Я атеистические речи, разумеется, не прекратил. И после того, как всё завершилось, когда, собственно, и должна была наступить волшебная пора раздачи подарков, всем доверенным лицам, я уже как-то формально то ли выбыл, то ли не выбыл, но меня уже предпочли не вспоминать.

В Дымарский― Александр Глебович, на вас крест поставили.

А.Невзоров― Нет, если бы я мстил, я выражался бы по-другому. Я сознательно шел на то, что я как бы свои дружеские старые обязательства как бы выполнил, а более ничего делать не хочу и не буду.

О.Журавлева― Александр Глебович, у вас есть еще одно обязательство, потому что про рутений 106 сказать надо хотя бы слово. Что за таинственная история? Все его вроде бы определяют, но откуда он, непонятно.

А.Невзоров― Вообще, рутений – это милый, безобидный, благородный ́элемент 44-й номер. Это платиновая группа, но есть у него мерзкий 106-й изотоп, который, действительно, чрезвычайно радиоактивен. И вам, наверное, будет любопытно узнать, что такое рутений – слово.

О.Журавлева― От «России»?

А.Невзоров― Да, совершенно верно. Это элемент был назван в честь России, потому что Россия по латыни Рутения. По-моему, еще Клаус называл рутений в честь России. Я не большой специалист в этих вопросах. Мне только понятно, что там, где произошло, откуда, по крайней мере, приписывают распространение этого 106-го изотопа рутения, — там, действительно, этот рутений добывался долгое время из тех радиоактивных отходах… В природе этого изотопа практически не существует, он не встречается. Его добывают из отработанного ядерного топлива. И он, насколько я знаю, употребляется для всякой лучевой диагностики, для медицинских процедур. Но, вообще, это страшно ядовитое и опасное вещество.

В Дымарский― А было такое сообщение: «Прошел невредный рутениевый дождь».

А.Невзоров― Нет, если это 106-й изотоп, то невредным он быть не может.

В Дымарский― Нет, было официальное сообщение такое.

А.Невзоров― То тогда, в общем, это очередное серьезное бедствие.

О.Журавлева― К сожалению, мы на этом вынуждены заканчивать. Это «Невзоровские среды». Александр Невзоров, Виталий Дымарский. Больше спасибо! Меня зовут Ольга Журавлева. Всего доброго!

ОРИГИНАЛ