Владимир Путин и патриарх Кирилл не скрывают взаимной симпатии.

Визит Владимира Путина на Архиерейский собор РПЦ подчеркнул глубокую интеграцию в России церковной и светской власти.

Путин мутит с РПЦ. Ему нужна помощь церковников в делах, которые сам он провернуть не может или не хочет.

Президент приехал к епископам с поручением
Визит Владимира Путина на Архиерейский собор РПЦ подчеркнул глубокую интеграцию в России церковной и светской власти.

Российский президент впервые приехал на Архиерейский собор Русской православной церкви. Раньше иерархов РПЦ звали «в гости» в Кремль. Теперь же глава государства сам прибыл к ним. Возможно, «на поклон», хотя скорее напротив — как фактический начальник православных епископов.

Собор — крупнейшее событие в жизни РПЦ за последние годы. Там обсудят (хотя и не станут выносить никакого решения) убийство отрекшегося от престола последнего русского императора Николая II и членов его семьи, уже рассмотрели ситуацию на Украине и изменили статус Украинской православной церкви (Московского патриархата), обменявшись мнениями о письме от «раскольника» Филарета, который называет себя главой Киевского патриархата, поговорили о решениях Критского собора православных церквей, созванного по инициативе Константинопольского патриарха и проигнорированного Московской патриархией.

Несмотря на заявления светских экспертов о кризисе внутри РПЦ, патриарх Кирилл в выступлении на открытии Архиерейского собора отчитался, так сказать, об эффективно проделанной работе. Например, по словам предстоятеля Русской православной церкви, в штатное духовенство Церкви входят 39,414 тыс. человек, а «если говорить о суммарном числе духовенства, штатного и заштатного, то оно составляет более 40 тыс. человек». Кроме того, сейчас у РПЦ 303 епархии — на 144 больше, чем в 2009 году, 36,878 тыс. действующих храмов, 462 мужских монастыря и 482 женских. Правда, это в целом, включая и епархии в дальнем зарубежье.

Заговорил Кирилл и о еще одной очень важной для церкви и единоначалия в ней теме: о публичности. С одной стороны, он призвал священнослужителей активнее использовать Интернет, поскольку именно там значительная часть их прихожан. С другой — выступил против публичной медийной активности отдельных священников, явно имея в виду громкие высказывания, не согласованные с патриархией. Из-за этого, по мнению Кирилла, «в глазах мирян церковь может потерять свою сакральность». Однако, с точки зрения некоторых внешних наблюдателей, потерей «сакральности», а равно и независимости грозит РПЦ совсем другое — все большее слияние церкви и государства, что и символизировал сегодня визит Владимира Путина в Храм Христа Спасителя.

В самой Русской православной церкви рассуждали накануне, что приезд президента — это чуть ли не акт покаяния. Нынешний Собор приурочен к восстановлению в России патриаршества, избранию первого нового патриарха Тихона, а значит и фактической отмены подчинения церкви государству, установленного Петром I, создавшим Святейший Синод и подчинившим его обер-прокурору. Поэтому многие священнослужители уверяли, что приезд Владимира Путина можно приравнять к извинениям со стороны светской власти, долгие годы притеснявшей православную церковь и верующих.

Однако со стороны все выглядит с точностью до наоборот. Во-первых, все возможные извинения были принесены гораздо раньше, когда Владимир Путин еще жил в Санкт-Петербурге, а президентом России был Борис Ельцин. Во-вторых, православная традиция знает прецеденты, когда светские правители участвовали во встречах высшего духовенства или церковных соборах. Практически всегда это приводило как раз к прямому вмешательству государства в жизнь церкви и принуждению ее к принятию каких-то решений, выгодных именно светским властям.

Вот и в этот раз президент России, конечно, заявил, что государство, «предлагая самостоятельность и независимость церкви», хотело бы совместно с РПЦ заниматься поддержкой семьи, образованием, здравоохранением, сохранением культурного исторического наследия и бороться «с социальными недугами». «Церковь поддерживала людей, давала надежды, помогала обрести множественные духовные, жизненные ориентиры, призывала к согласию и единению. В том, что тогда (в 1990-е годы — „Росбалт“) удалось сохранить Россию, не допустить перерастания конфликтов в новый гражданский раскол — огромная заслуга Русской православной церкви», — похвалил РПЦ президент России, но извиняться от лица власти ни за что не стал.

Не для извинений он приехал. Что и подтвердилось, когда Владимир Путин четко обозначил, что ему самому сейчас от православной церкви нужно, чтобы она, «опираясь на свой авторитет в мире», оказала «посильное содействие объединению усилий мирового сообщества для возрождения Сирии и гуманитарной помощи ее гражданам, для восстановления разрушенных духовных и культурных центров». Разумеется, после того как оттуда формально хотя бы частично выйдет российская армия и публично вмешиваться во внутрисирийские дела Кремлю станет сложнее.

Таким образом получается, что визит Владимира Путина — это вовсе не покаяние. Напротив, возвращение к дореволюционной традиции подчинения православной церкви сиюминутным интересам государства. Можно, конечно, потолковать о «симфонии», то есть взаимовыгодном их сотрудничестве. Однако слово это заимствовано из византийского опыта. А там приход императора Восточной римской империи на Собор всегда означал не просто вмешательство власти в дела верующих, но, скажем так, прямое их подчинение интересам государства. Как и сегодня РПЦ просто ставят задачу заняться Сирией, потому что для государства сейчас укрепление своего влияния в этой стране — внешнеполитический приоритет. Кстати, и подарок президента патриарху в ходе его сегодняшней встречи со священноначалием РПЦ — копия иконы со стен Кремля — нес вполне определенную идею, и вовсе не о независимости церкви от светской власти.

Иван Преображенский

Источник: Президент приехал к епископам с поручением

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Ну, это уже точно оговорка «по Фрейду»: «Визит Владимира Путина на Архиерейский собор РПЦ подчеркнул глубокую интеграцию в России церковной и сО😂ветской власти»

Comments are closed.