«…А вот про икру все правильно показали»

61

ИСТОРИИ

Золотые медалисты Олимпиады-1972 и их родные — о фильме «Движение вверх»

Meduza
14:13, 10 января 2018
«…А вот про икру все правильно показали» Олимпийская команда СССР по баскетболу, 1972 год
На фото – сидят: (слева направо) Модестас Паулаускас, Михаил Коркия, Зураб Саканделидзе, Иван Едешко, Сергей Белов.
Стоят: Алжан Жармухамедов, Геннадий Вольнов, Анатолий Поливода, Сергей Коваленко, Александр Белов, Иван Дворный и Александр Болошев.
// Фото: Вячеслав Ун Да-син / ТАСС

В конце декабря 2017 года на российские экраны вышла спортивная драма «Движение вверх» — о том, как сборная СССР по баскетболу обыграла считавшихся непобедимыми американцев на Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене. За первые две недели проката фильм собрал уже более 1,4 миллиарда рублей (самый коммерчески успешный российский фильм «Последний богатырь» — 1,7 миллиарда рублей; схожий с «Движением вверх» по духу фильм «Легенда № 17» о хоккеисте Валерии Харламове — 922 миллиона рублей). В «Движении вверх» есть много исторических неточностей, из-за чего вдовы баскетболиста Александра Белова и тренера Владимира Кондрашина — Александра Овчинникова и Евгения Кондрашина — остались недовольны картиной. Они даже подавали иск о запрете распространения информации об их частной жизни, но суд его отклонил. «Медуза» поговорила с ними и с баскетболистами сборной СССР 1972 года о «Движении вверх».

Александра Овчинникова

вдова центрового игрока сборной СССР по баскетболу 1972 года Александра Белова

«…А вот про икру все правильно показали»
Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС

В этом фильме нет правды, кроме Мюнхена и трех секунд, благодаря которым наша сборная победила, — все остальное вымысел. Мне очень не нравится, как в фильме показан Саша Белов. Там он смертельно больной человек, который отдает свою жизнь за спорт, но на самом деле Саша был очень жизнелюбивым, он очень хотел жить в спорте.

Даже моя дочь, которая знает Сашу только по моим рассказам, сказала мне после просмотра фильма: «Мама, но Саша же таким не был. Почему они его показали некрасивым и больным?» Он же в фильме все время какой-то грустный ходит, падает без сознания на площадке — таким не может быть играющий спортсмен. Я ведь сама играла в сборной, мы как на сборы приезжали, нас сразу же отправляли на диспансеризацию, к тренировкам и соревнованиям допускали только после обследования. А в фильме такого больного человека взяли и допустили к Олимпийским играм.

Я не хотела, чтобы авторы фильма использовали мое имя и имя Саши, не хотела, чтобы кто-то вторгался в нашу частную жизнь. А самое главное — ведь этого всего не было в 1972 году. Мы с Сашей гораздо позже познакомились, в тот год у Саши не было невесты, да и женского баскетбола на той Олимпиаде еще не было.

Нам показали готовый сценарий, сказали, что фильм уже снимается и ничего изменить они не могут. Только некоторые факты о тренере Кондрашине нам удалось поменять. В первом варианте сценария его герой незаконно возил валюту на лечение сына. Про Сашу в той версии было написано, что это он был инициатором игры с дворовыми американскими баскетболистами. Я была категорически против этого, ведь Саша был профессионалом, он не мог допустить такого накануне игры. И если уж он уже болел, то как он мог себе позволить играть в таких условиях?

Сама игра тоже такой не была в 1972 году — в фильме все рассчитано на красивые моменты. Например, тогда было запрещено забивать сверху, щиты и кольца не были приспособлены для того, чтобы игроки висели на них. А здесь показано, как игрок летит и сверху забивает. Для профессионалов спорта в фильме нет самой игры в баскетбол. Там не видно рисунка, просто отдельные моменты, мелькания, ноги, руки, мяч.

Знаменитые три секунды Олимпиады 1972 года
MFSOSPARTAK

Режиссер пытался нас убедить, что фильм прекрасный, что его все будут смотреть и радоваться, [Ивана] Едешко вот убедили, но его в фильме мало показывают, а его родных там вообще нет. Если бы там показали выдумку и про его родных, может, и он начал бы с ними спорить.

Я знаю, что людям фильм нравится, они плачут. Там играют классные актеры: Машков, Смоляков, Башаров, — на их игру приятно смотреть, но события все равно исковерканы. Машков хорош, но и он не смог показать Владимира Петровича Кондрашина. А Саша [Белов] вообще был голубоглазый блондин — тут хоть бы они актера покрасили.

Пусть Михалков (фильм снят на студии «Тритэ» Никиты Михалкова — прим. «Медузы») снимет художественный вымысел о своей семье, о том, как его родственники смертельно больны, пьют, спят с кем попало. Я знаю, что сейчас снимают фильм о Льве Яшине, так с его вдовой консультируются по каждому вопросу, сценарий несколько раз переписывали, вместе с ней подбирали артистов, она выбирала из тридцати человек. Вот это — отношение к родственникам.

Иван Едешко

разыгрывающий сборной СССР по баскетболу 1972 года

«…А вот про икру все правильно показали»
Виктор Васенин / ТАСС

«Движение вверх» я начинал смотреть кусочками — еще до выхода фильма на экраны. Продюсеры пригласили меня — как баскетбольного профессионала — познакомиться с командой, со сценарием, поработать над ним с точки зрения баскетбола и баскетбольной жизни 1970-х годов. Скажу честно, сразу я не понимал, о чем будет кино, а потом осознал, что это художественный фильм, только и про психологию игроков и тренеров, и про жизнь в 1970-х. Все это показано превосходно.

С первых кадров уже смонтированного материала я понял, что это будет бомба, что картина всколыхнет киношный мир. Тогда я и подумать не мог, что кто-то может воспринять этот фильм негативно.

Когда же я увидел его полностью, то первая мысль, которая у меня возникла, была о тех участниках событий, которых с нами уже нет, о болельщиках, родственниках, родных и близких спортсменов, об их потомках, которые благодаря фильму смогут вновь пережить гордость за ту невероятную победу, за свою семью и за свою родину.

Передать те наши эмоции вряд ли возможно. Тогда мы и сами не поняли, что сделали. Только спустя полгода, уже вернувшись в СССР, мы поняли, что совершили великое дело — всколыхнули весь мир, обыграв Америку.

В фильме, конечно, есть неточности, но я не думаю, что они влияют на восприятие тех событий. Возьмем одного из игроков сборной — Модестаса Паулаускаса. Многие говорят, что в фильме он плохо показан, что его персонаж — это современный литовец, не признающий русских. Но ведь нужно посмотреть в корень этого героя, который в итоге понимает, что его родина — это мать, отец, друзья, семья, баскетбол, рыбалка, Литва.

Конечно, Саша Белов не был болен во время Олимпиады в Мюнхене, как это показали в картине. Но его характер, его жизненная позиция, его поступки, вызывающие восхищение, его качества супербаскетболиста переданы достоверно. Недопонимание почему-то возникло у его вдовы [Александры Овчинниковой], она осталась недовольна и своим образом в фильме, хотя выглядит Саша там лучше, чем есть на самом деле.

В фильме наш тренер Владимир Кондрашин — герой, он велик, он умница, он психолог, он ради своей семьи и ребят готов отдать все. Это тренер от Бога, особенно в исполнении Владимира Машкова. Даже если бы Кондрашин не был согласен с образом Гаранжина — так в фильме зовут тренера советской сборной, — он, без сомнения, признал бы, что это суперфильм о жизни и баскетболе.

А вообще с этим фильмом у меня началась другая жизнь, я смог увидеть, как живет другой слой общества — кинематографисты, артисты, как снимается кино, смог сам в этом поучаствовать. Я счастлив, но меня огорчает то, что в то время как народ плачет на фильме, многие хотят просто попиариться на этом великом произведении.

Евгения Кондрашина

вдова тренера сборной СССР по баскетболу 1972 года Владимира Кондрашина

«…А вот про икру все правильно показали»
Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС

Мы на них [создателей фильма] очень обижены за то, что перед съемками они к нам не приехали, не спросили, хотим мы этого фильма или не хотим. Нам только показали уже готовый сценарий, который нас совершенно не устроил. В нем такие гадости были написаны, что я даже заболела после того, как его прочитала. В итоге, правда, кое-что убрали. Но Сашу Белова так и оставили больным, хотя это был расцвет его спортивной карьеры. Ведь это кощунство — показывать человека больным в лучшие его годы, зная, что спустя несколько лет после этих событий он умрет.

Владимира Петровича [Кондрашина] Машков сыграл хорошо, я люблю этого актера, мне не противно было смотреть и даже приятно. Он, конечно, немножко не попал в образ, но это только самые близкие могут понять.

Я подписала документ, что не хочу, чтобы в фильме использовали нашу фамилию. Думаю, сам Петрович был бы против этого. Когда он уходил из жизни, он меня попросил: «Никаких книг про меня не пиши, и никаких фильмов чтобы не снимали». Он как предчувствовал, что если уж поставят, то напишут такое… Или же он понимал, что если написать всю правду, то не будет интересно.

Кондрашин был очень скромным, он не любил, когда его хвалили. Даже про эти Олимпийские игры говорить не любил, рассказывал, что они вообще-то всю игру выигрывали, но все вспоминают только эти три секунды. Жалел, что не получилось выиграть и без этих трех секунд. Без них, может, и интереса такого не было бы.

Я знаю, что фильм очень нравится зрителям, мне это приятно, пусть смотрят, только хотелось-то, чтобы авторы картины не искажали исторические факты. Нам сказали, что если показать все как было, то никто в кино не пойдет, а я считаю, что все равно бы пошли. Сделайте такой сценарий, чтобы людям понравилось, а не выдумывайте ерунду.

Алжан Жармухамедов

центровой сборной СССР по баскетболу 1972 года

«…А вот про икру все правильно показали»
Виктор Васенин / ТАСС

Такого ажиотажа, как вокруг этого фильма, не было даже после нашей победы на Олимпийских играх — 45 лет назад. В целом я считаю, что фильм удался, хотя там много всего выдуманного и добавленного от себя. Но фильм все-таки художественный, режиссер имеет право на вымысел, чтобы создать что-то зрелищное.

В фильме есть эпизод, в котором я играю в линзах, но их мне сделали уже после Олимпиады — хотя это не так принципиально. Главное, что у них получилось передать драматизм этих трех секунд матча.

На премьеру мы пошли вместе с супругой, и в один момент я оторвался от экрана, посмотрел на нее — а у нее по щекам текут слезы. Я спросил, в чем дело, а она ответила, что как будто вернулась на 45 лет назад, в ту ночь, когда они с другими женами перезванивались, звонили на телевидение и на радио, чтобы узнать результат матча. Она как будто заново все пережила.

Я видел, что люди выходят из кинотеатров взволнованные и возбужденные, значит, фильм смог достучаться до их сердец. Ведь не только моя супруга сидела и плакала. Фильм пробудил гордость за нашу страну, за тех ребят, которые той победы добились.

Трейлер «Движение вверх»
Central Partnership

Если честно, с негритятами мы в баскетбол никогда не играли (в одной из сцен фильма советские баскетболисты играют с подростками в Нью-Йорке — и проигрывают им банки икры — прим. «Медузы»). А вот про икру в фильме все правильно показали — в то время советские спортсмены возили за границу и икру, и фотоаппараты, чтобы немного денег заработать. Мы же всего два с половиной доллара в день получали, а хотелось привезти что-то жене и детям, стереомагнитофон купить.

Машков сыграл в фильме жесткого, категоричного тренера, Кондрашин был более мягким, но его поведение во время игры актер передал очень точно. Больше всего мне не понравилось, что всех игроков зовут так же, как звали нас, а Кондрашина назвали вымышленным именем. Жаль, что его имя в фильме не прозвучало, люди должны знать, что был такой Владимир Петрович Кондрашин.

Модестас Паулаускас

легкий форвард сборной СССР по баскетболу 1972 года

«…А вот про икру все правильно показали»
Erikas Ovcarenko / Scanpix / LETA

Я посмотрел фильм с большим интересом. Считаю, что это прекрасная картина. Зрители в зале — а я смотрел кино в Вильнюсе — были в восторге, у каждого второго на глазах были слезы. Если бы авторы решили воссоздать все с максимальной точностью, документальный фильм получился бы очень сухим.

Режиссер и продюсеры очень здорово все придумали: вставили часть про историю любви Сашки Белова с Овчинниковой, про семью Кондрашина, его жену и сына. Мне очень понравилась часть, снятая в Грузии, про [игрока сборной] Мишу Коркию.

Образ моего персонажа слегка приукрашен, но я понимаю, что это тоже все в интересах фильма, чтобы эти два часа тринадцать минут зритель не скучал.

С актером, который сыграл меня в фильме, мы провели вместе целый день, я хотел, чтобы он понял мой характер, мою дружбу с [игроком сборной] Сергеем Беловым и общий дух команды. Он справился отлично. В истории Саши Белова искажения есть, но и они ничего не меняют. Болезнь, к сожалению, у него была, просто она показана в другом стиле — в больнице на него смотреть было бы неинтересно. А так мы увидели его и на площадке, и в любовных эпизодах. Это только интереснее фильм сделало.

В советские времена в Северной и Южной Америке жило много эмигрантов из Прибалтики. Поэтому, когда я оказывался там, многие из них хотели со мной встретиться, поговорить о Литве, о родине, об общих друзьях. Эпизод о том, будто я хотел остаться на Западе, выдуманный, но эта выдумка не помешала фильму, я воспринял ее нормально.

Источник: «…А вот про икру все правильно показали»: Золотые медалисты Олимпиады-1972 и их родные — о фильме «Движение вверх» — Meduza