В более чем половине регионов России прошла «Забастовка избирателей», организованная политиком Алексеем Навальным и его командой. Участники призывали к бойкоту выборов, на которые Центральная избирательная комиссия отказалась зарегистрировать Навального в качестве кандидата, и традиционно выступали за сменяемость власти.

Несмотря на то, что накануне акций МВД пообещало «абсолютно жестко» обращаться с протестующими, силового разгона не произошло. По всей России задержаны 257 человек, и это даже меньше общего количества задержаний 7 октября — тогда был задержан 271 человек.

Мы поговорили с политологом Сергеем Маркеловым о «толерантной» стратегии работы силовых структур на митингах, а также о цели и значении «Забастовки избирателей».

— По вашему ощущению, власть поняла, что силовые разгоны только дают Навальному преимущество?

— Конкретно по сегодняшним событиям есть два аспекта, почему власть стала более терпеливой, более изысканной. Первый — власть начала понимать, что она степенью жесткости регулирует внимание к Навальному, стимулирует к нему интерес. Но в сегодняшних забастовках есть еще и второй важный аспект. Власти не хочется большого шума, не хочется жестких инструментов работы, потому что идет президентская предвыборная кампания. Она просто блокирует отрицательные сигналы со всех сторон. Условно говоря, к поиску более толерантных способов реагирования на акции Навального добавляется аспект 18 марта.

— Как вы думаете, действительно ли россияне могут поддержать бойкот?

— О «Забастовке избирателей» знает очень ограниченное количество граждан. Одна из проблем Навального — это малое число промо-мероприятий из-за информационной блокады: делается все, чтобы он не смог донести идею до большой массы людей. Сначала нужно посмотреть ассортимент конфет в магазине, а потом уже выбрать. Так с Навальным и Грудининым: не знаю, поэтому не могу понять, нравится или не нравится. Расскажите, прожуйте, тогда бы появилась какая-то группа симпатизантов.

— Если Навальный знает об этой проблеме, зачем ему тогда эта забастовка?

— Навальный понимает, что независимо от того, знают о нем люди или нет, его главная задача — держать свою аудиторию. Все эти акции делаются не для страны, а для его команды — иначе она просто рассыпется. Он понимает, что нужно регулярно проводить какие-то ивенты, которые будут держать команду с расчетом, что в стране когда-то что-то изменится. Важно не сколько вышло и сколько простояли, важен сам факт выхода — и в Кургане тоже было. Мы заявляли в 118 городах, из них нам разрешили в 80, в 38 не разрешили, но поверьте, мы провели везде. Никто не будет ковыряться, что 60 человек постояли за углом 20 минут.

Фото: Андрей Золотов / МБХ Медиа

— Что Навальному сейчас делать со структурой своих сторонников?

— Я думаю, у него уже есть планы каких-то ивентов на февраль, потом на март, на день выборов и дни после него. Ему нужно команде подкидывать дровишки: а давайте сделаем это по всей стране, а давайте напишем что-нибудь, давайте что-то раздадим, давайте пойдем вопреки власти, давайте придумаем новый лозунг, давайте придумаем голосовалку. Это необходимая объединяющая энергетика.

— В прошлом году мы наблюдали, что Навальному не удалось подхватить волну протестов против реновации, а какая-то часть оппозиции ушла за Ксенией Собчак. Можно ли сказать, что Навальному все-таки удалось сохранить статус единого лидера оппозиции, или оппозиция распалась?

— Ему удалось сохранить статус маргинального лидера оппозиции. Такого, который может идти поперек власти, может проводить митинги несогласованно — с этой точки зрения он уникален. Все остальные используют более тонкие политтехнологии, пытаются договариваться, играют по официальным правилам. Навальный же постоянно ходит по краю разрешенного и неразрешенного, и в этом он вне конкуренции. Никто не имеет такой системы штабов, системы преданных людей, готовых рисковать, идти на конфликт с силовиками — сегодня в Кемерово задержали парня, а он все равно координировал мероприятие по телефону. В лучшем случае у остальных есть деньги, а политической программы, некой идеологии, клуба фанатов — этого ни у кого нет. Другие кандидаты, даже Собчак, условно договорные. Никто, конечно, свечку не держал, но они выбирают более управляемые властью инструменты.

— Что бы вы как политтехнолог порекомендовали Навальному сделать до 18 марта?

— У него не так много инструментов, которыми он может воспользоваться. Думаю, что он будет дальше пропагандировать отказ идти на выборы, понимая, что явка на участок — это согласие играть по правилам системы. Какой-то еще историей в феврале, возможно, не митингами, а видеосюжетом, он будет показывать конфликтность, противоречивость этой ситуации, пытаться доказать, что админресурс по-прежнему работает.

Нужно создавать инфоповоды, которые будут по-прежнему в его стиле разоблачать машину, созданную под 18 марта.

Источник: Политолог Сергей Маркелов о «забастовке избирателей»: «Навальный постоянно ходит по краю, и в этом он вне конкуренции» — МБХ медиа