Странная кампания для трепетных людей

58

Москва, и не то, чтобы совсем уж окраина. Станция метро, вокруг живая жизнь: три торговых центра, прочие магазины, рестораны, которые и в будни не пустуют, неспешный – спасибо снегу – поток машин, а также пешеходы, которые снег месят ногами. И никаких следов предвыборной кампании, хотя кампания, теоретически, кипит. Ни плакатов с портретами любимых вождей, ни листовок на стенах, ни «кубов» возле входа в подземный мир метро. Разве только вот «газель» на парковке – вместо кузова у нее щит, на щите энергичная надпись: «ЛДПР! Жириновский!» Больше никто из участников кампании в президенты, похоже, не рвется.

А впрочем, и «газель» эта, занесенная снегом, стоит здесь, кажется, еще с парламентских выборов. Возможно — с парламентских выборов 2003 года. Или с сотворения мира.

Конечно, это жизнь в снегу, а политика — она в телевизоре. Однако и в телевизоре практически ничего не происходит: рекламируют только явку, раз за разом напоминают, что голосовать отныне без всяких проблем (и без открепительного) можно где угодно, а также — что мы выбираем собственное будущее, и что каждый голос невероятно важен. В новостях на государственных каналах царит полнейшее благолепие и торжествует законность: желающие могут узнать о путешествиях кандидатов и о речах, произнесенных кандидатами в разных уголках необъятной родины. О свершениях Бориса Титова, Максима Сурайкина и Григория Явлинского рассказывают россиянам с равной симпатией.

Выглядит все это странно: мы ведь привыкли, что государственные телеканалы со страшной силой бьются за правильного кандидата и топчут неправильных. А тут даже будто и нет кандидата Путина. Есть только его доверенные лица, а также информация из штабов. В штабах по всей стране собирают жалобы граждан. Новому Путину придется много работать, чтобы разобраться с беспределом подельников старого Путина.

Конечно, помимо кандидата Путина есть в телевизоре президент Путин. Президента Путина в телевизоре очень много. Но он работает, он занят важными делами: учит строителей комбайнов строить комбайны, а ученых — просто учит. Ему не до предвыборных склок. На это есть штабы и доверенные лица. Да и склок, повторимся, никаких нет.

Если не считать, конечно, пары показательных исключений.

Ксения Собчак на пресс-конференции в Вашингтоне, 6 февраля 2018 года. Фото: Olivier Douliery / AP

Ксению Собчак телевизор хоть и без страсти, но все-таки покусывает. Поехала в Америку — и это в разгар кампании, когда в стране кипят предвыборные битвы! Битв, правда, не показывают, зато показывают ролик Собчак, где сотрудник ее штаба Антон Красовский шутит про заокеанских хозяев на фоне заокеанского же Капитолия. Ряд выстраивается понятный: Максим Сурайкин раздает болельщикам красные флаги, чтобы поддержать олимпийских атлетов из России, Григорий Явлинский обещает невероятно развить экономику, даже Борис Титов — и тот занят чем-то полезным, хотя чем он все-таки занят, внятно рассказать не получается, а вот Собчак на территории потенциального противника перед этим же противником как-то несимпатично лебезит.

Но если Собчак покусывают, то Павла Грудинина откровенно топчут. Рифмой к короткому сообщению о встречах Грудинина с рабочими в Нижнем Новгороде оказывается длинный репортаж о былых и нынешних зверствах Грудинина в родном совхозе. И все это дополняется обязательным рассказом про зарубежные счета. Геннадий Зюганов, который теперь не только лидер КПРФ, но еще и глава избирательного штаба Грудинина, без устали пишет жалобы. Уже и Путину писал, и Константину Эрнсту, — не помогает. И в «Спортлото» бы написал, да закрыли давно преступные и алчные капиталисты «Спортлото».

Обида Зюганова понятна: не для того затевался этот договорняк, чтобы клубничный «кандидат от народа» превращался в объект информационных атак. Собчак в этой игре нужна для того, чтобы после выборов завсегдатаи ток-шоу могли сказать: «Только три процента населения страны разделяют либеральные взгляды». Это если Собчак наберет рекордные три процента. А если ожидаемый процент — тоже ничего не изменится, просто у завсегдатаев ток-шоу появится еще больше поводов для остроумных шуток. Грудинин — другое дело, Грудинин реально работает на явку, то есть честно отрабатывает номер. За что же его пинают?

Ответ есть. Вот Явлинского с Жириновским, у которых, несмотря на богатое политическое прошлое, никакого политического будущего нет, пинать, конечно, не за что. Тем более — какого-нибудь Сурайкина, у которого вообще ничего нет. А у Собчак есть шанс сменить амплуа, закрепиться в политике, плюс возможность вести себя по-настоящему смело и вслух говорить о важных вещах. У Грудинина — лично у Грудинина — конечно, в политике, никаких перспектив. Это недоразумение, которое после выборов забудется. А вот у смеси прокисших левых идей из прошлого века с имперством той же свежести, — увы, будущее имеется. Бьют не по усам, бьют по этому будущему. По любому будущему.

Архитекторы кампании из администрации президента ловко, конечно, все спланировали, но… Но не то, чтобы поверили в цветную революцию под брендом «Sobchak» или в красный реванш с клубничным оттенком, нет, однако смотрят на собственные задумки не без опаски. Трепетные люди: даже тень настоящей политики, даже слабый намек на нее, даже бледный призрак содержательной идейной дискуссии способны их напугать.

И это по-своему трогательно, если учесть, что призрак сами же трепетные люди и выдумали ради решения сугубо инструментальных задач.

Источник: Странная кампания для трепетных людей — МБХ медиа