Главное — участие. Антон Орех подводит итоги предвыборного реалити-шоу на ТВ

25

Всё хорошее однажды заканчивается. Вот и предвыборное телевидение подходит к концу, и у нас есть одна из последних возможностей сказать все, что мы про это думаем, и не попасть под подозрение в попытке сорвать явку.

Действительно, основным предвыборным лозунгом телепропаганды стал фактически олимпийский лозунг: главное — участие!

Прежде вопрос никогда так не стоял. Было важно продвинуть конкретного кандидата — причем, все время одного и того же, и по возможности проигнорировать всех остальных. В крайнем случае, замочить. Но случаи те были действительно крайними, потому что мочить особо никого и не требовалось. Не для того проводятся в России выборы, чтобы у Главного Кандидата на них были соперники.

Теперь же Путин выступил в необычной роли. Именно как кандидата его не особенно-то и рекламировали. Поначалу его было на экране даже маловато. И появлялся он там исключительно по своей президентской работе. Ящик продвигал Сирию, Украину, козни Вашингтона и весь этот тухлый набор последних даже не месяцев, а лет телевизионного вещания. Но потом Путина становилось все больше и больше, и он как жидкость заполнял собою эфирное пространство.

Но в кандидата все равно не превращался. Вот взять хотя бы ежегодное послание с ракетами и гипероружием. Разве это была какая-то предвыборная агитация? Разве это можно было назвать предвыборной программой самовыдвиженца Путина? Это была его деятельность на посту главы государства. Просто в какой-то момент этой деятельности стало слишком много. Нам как будто показывали стенограмму, чтобы не упустить ничего из путинских совещаний, выступлений, распоряжений о судьбах мира, а заодно и войны. Это было скорее реалити-шоу, чем предвыборная агитация.

За Путина же как кандидата говорили доверенные лица или волонтеры. И это происходило в специально отведенных местах аналитических программ, изучению которых я посвящал вечера по выходным. То есть, была Сирия, была Америка, была загибающаяся Европа, была загнувшаяся Украина, а был раздел «выборы». И вот там возникали волонтеры и доверенные лица, но возникали не густо и не во первых строках.

Если смотреть только эту часть телевизора, то все выглядело даже вполне пристойно. Нейтрально, информационно. Все каналы уделяли внимание всем семи кандидатам, которые есть помимо Главного. Шестерых не особенно ругали и не особенно хвалили.

Явлинский всегда говорил о мире с соседями и был против авантюр. Жириновский всегда был в скоморошистых образах, но как-то так, любовно.

Бабурин был степенен и малозначителен.

Сурайкин был беззлобным фриком и делал колесо (буквально).

Титов стоял за предпринимателей — но не то чтобы стоял стеной, а так, стеночкой, и не брезговал дорогими интерьерами, не соответствовавшими его копеечному рейтингу.

Собчак… Собчак была все-таки на отдельном счету. Ей позволяли говорить всякие колкости и фрондировать и только после того, как она якобы попросила разрешения Украины на въезд в Крым, позволили себе скорее интонациями, чем словами выразить ироничное отношение к подобной просьбе. А после попыток снять Путина с выборов через суд Собчак просто на какое-то время стали меньше показывать — но потом Ксения Анатольевна вернула свои полторы минуты эфира в двухчасовых выпусках.

Да, времени каждому из этих шести выделяли немного. Зато поровну и без глумления.

Но вот был и еще один кандидат. Грудинин! И сразу становилось понятно, кого Там считают настоящей помехой. Конечно, до высот Доренко, который топтал кирзачами Лужкова в начале века, всем пропагандистам было далеко — тут талант особый требуется. Но в целом получалось бойко. Зарубежные счета и обманутые пайщики — да еще и инвалиды! — из грудининского совхоза имени Ленина были неизменными героями предвыборной саги. Грудинину щедро отписывали времени больше, чем шестерым остальным вместе взятым и даже больше, чем Путину (как кандидату-самовыдвиженцу).

«Да какой он коммунист! У КПРФ рейтинг выше, чем у кандидата от КПРФ! Простым людям не нужен кандидат-миллиардер» и т. д. Полагаю, что к вечеру 19 марта про Грудинина благополучно забудут, но в эти недели он обыкался вконец от постоянных упоминаний с голубого экрана.

Ну, а чтобы попотчевать народ наглядной агитацией, использовались рейтинги и опросы. Цифры я сейчас называть уже не имею права, но цифры эти на зрителя смотрели выпукло! У одного кандидата эти крупные цифры были еще и большого размера, а у остальных символизировали статистическую погрешность и мелкую лужицу, в которой яростно плещутся соперники.

Яростно — это, к слову, в прямом смысле. Ведь были же еще и дебаты. Проходившие в точности по форме многочисленных политических ток-шоу. Когда все орут, как обезьяны в зоопарке и солидные люди теряют человеческий облик. Как шоу для домохозяек — это неплохо и даже нравится публике. Но как дебаты претендентов на Кремль это должно было публику напугать. Вот эти безумцы хотят править нами вместо Путина? Да ни за что! И выбор народа становился еще очевиднее.

Но аналитики из кинескопов укрепляли граждан в этой догадке самыми важными цифрами — прогнозами явки. Люди еще толком и не знали, пойдут ли они на выборы, а прогнозы уже кричали: пойдете, пойдете, куда вы денетесь!

И ведь какая отличная сама по себе идея! В день выборов нельзя агитировать и призывать, нельзя сообщать те же рейтинги и экзитполы. Нельзя ничего — а про явку говорить можно! И нужно! И будут говорить про явку и только про нее одну. Участие стало важнейшим из выборных искусств.

Источник: Главное — участие. Антон Орех подводит итоги предвыборного реалити-шоу на ТВ – МБХ медиа