23 августа 2018 года Фонд борьбы с коррупцией опубликовал расследование о коррупции в Росгвардии. В ролике Алексей Навальный напрямую обращается к сотрудникам ведомства и рассказывает, что их начальник Виктор Золотов «в буквальном смысле вас объедает и вытаскивает кусок у вас изо рта».

По данным «Медузы», через несколько дней руководство Росгвардии под угрозой увольнения потребовало от региональных пресс-служб ведомства оставлять негативные комментарии о расследовании под постами в неофициальных пабликах «ВКонтакте», где сотрудники Росгвардии обсуждали ролик Навального.

Как вы это выяснили?

26 августа анонимный источник прислал в «Медузу» с помощью SecureDrop скриншоты переписки в мессенджере WhatsApp. Датировка неизвестна, все имена были вымараны, но источник утверждал, что это рабочая переписка сотрудников Росгвардии. Мы решили не публиковать скриншоты, чтобы нашего информатора нельзя было вычислить, но приведем некоторые точные цитаты:

Коллеги, Доброе утро! От руководства ведомства поступила задача подключится к комментированию материалов Навального по закупкам. Лейтмотив — полная чушь, некорректное сравнение цен, не учитываются многие факторы. Наше время до 12 часов!!! Сразу присылайте скрины комментариев. На контроле статс-секретарь

Коллеги, это один из вопросов, который входит в орбиту аттестации. Кто проигнорирует, потом не обижайтесь. Теперь наша активность отслеживается и контролируется. Этим занимается аппарат статс-секретаря.

И ещё. Коллеги, почитайте комменты в тредах и Ютубе (он основной для комментирования и дизлайков). Навальный взял все с поверхности и убедительно, как он это умеет, преподнес. Однако тут не учитываются многие факторы.

В переписке негативные комментарии требовали оставлять не только под роликом ФБК на ютьюбе, но и под двумя постами в паблике «ВКонтакте» «Омбудсмен полиции».

Этот паблик посвящен защите прав полицейских и работников других силовых структур — там публикуют рассказы, документы, фотографии и видео «внутренней кухни», которые присылают сами сотрудники, часто на условиях анонимности. Сейчас на паблик подписаны больше 170 тысяч человек.

Первый пост в «Омбудсмене полиции», который требовали комментировать в переписке, переданной «Медузе» источником, выложили в день публикации расследования — 23 августа. Анонимный автор предложил коллегам обсудить «занимательный фильм о хищениях в Росгвардии» и указать, верят ли они Навальному или считают, что он врет. На момент публикации заметки «Медузы» в посте проголосовали почти 8 тысяч человек, 80% поверили Навальному. Второй пост опубликовал 24 августа создатель паблика, бывший полицейский Владимир Воронцов, — это был скриншот с сайта Навального, где тот рассказал о голосовании в паблике «Омбудсмен полиции». «Теперь вашим начальникам будет проще на разводах рвать глотку, мол, это все происки Туманного Альбиона и Пиндосии», — написал Воронцов.

Вы проверили информацию от источника?

Да. Оба поста очень активно комментировали — под первым оставили 400 реплик, под вторым — больше двухсот. Читатели паблика по-разному реагируют на расследование, но больше всего лайков собрали те, кто критиковал власть. Было несколько популярных (судя по лайкам) комментариев в духе «я не доверяю Навальному, но с тем, что он рассказывает о коррупции, спорить сложно». Есть и те, кто называет Навального предателем, слугой Запада и агентом Госдепа. Другие сосредотачиваются на самом расследовании и пишут, что это полная ерунда.

Среди комментаторов, которые критиковали ролик Навального, мы нашли группу людей, которые действовали схожим образом и не так, как остальные:

  • оставляли комментарии к обоим постам (комментировали один пост и почти сразу второй),
  • не общались с другими участниками переписки, не вступали в споры,
  • критиковали Навального и ФБК по «темнику», который был задан в переписке, переданной нам источником.

Выяснилось, что эти авторы были активны в строго определенный промежуток времени: с 25 по 27 августа, преимущественно 26 августа.

Мы проверили всех, кто критиковал Навального в этот период, и смогли установить места работы некоторых из них. Многие оказались сотрудниками региональных пресс-служб Росгвардии.

  1. Оксана Алексеева — сотрудник пресс-службы управления вневедомственной охраны Росгвардии по Иркутской области (указана в качестве контакта в официальной группе управления во «ВКонтакте»)
  2. Наталья Бааль — начальник пресс-службы управления Росгвардии по Тверской области
  3. Чингис Бадмаев — начальник пресс-службы управления Росгвардии по Бурятии
  4. Никита Бакулин — сотрудник пресс-службы управления Росгвардии по Забайкальскому краю
  5. Денис Никонов — сотрудник пресс-службы управления Росгвардии по Чувашии (указан в качестве контакта в официальной группе управления во «ВКонтакте»)

О месте работы некоторых комментаторов мы не нашли таких четких сведений, но многое указывает на то, что они по меньшей мере имеют отношение к Росгвардии.

  1. Виктория Попова работает в управлении Росгвардии по Оренбургской области, репостит сообщения с официальной страницы управления
  2. Христина Сухачева за год до окончания журфака начала репостить сообщения управления Росгвардии по Пензенской области
  3. Борис Пущин заливает во «ВКонтакте» ролики, которые управление Росгвардии по Мордовии забирает к себе на страницу

Многие другие авторы комментариев к постам паблика «Омбудсмен полиции» подписаны на официальные страницы Росгвардии.

Комментаторы подтверждают, что их заставляли критиковать Навального?

Нет. Трое комментаторов, которые ответили на сообщения и звонки «Медузы», утверждают, что их не просили критиковать расследование. Департамент Росгвардии по взаимодействию со средствами массовой информации ответил на наш запрос, что информация из переписки «не соответствует действительности».

Никита Бакулин на вопрос о том, работает ли он в Росгвардии и принуждал ли его кто-то писать критические комментарии, ответил, что мы все неправильно поняли. Бакулин проигнорировал уточняющие вопросы. После переписки он удалил со своей стены «ВКонтакте» репост фотографии, где он одет в форму младшего сержанта Росгвардии. Это была единственная информация на странице, явно связывающая его с ведомством.

Почему вы тогда считаете, что источник передал вам настоящую переписку?

Потому что в поведении некоторых комментаторов слишком много странных совпадений.

Пересечения. В переписке сказано, что «наше время до 12 часов!!!». Большая группа комментаторов, которые пересекаются по месту работы и характеру комментариев (иногда дословно), активны в строго определенный промежуток времени — с вечера 25-го до 12 часов 26 августа. Исключения есть, но они единичны. Для удобства эту активную группу мы будем называть «группой» — в кавычках, — чтобы было ясно, что речь идет об определенном паттерне.

Тезисы комментариев. Основные тезисы комментаторов «группы» соответствуют «темнику» из переписки:

Лейтмотив — полная чушь, некорректное сравнение цен, не учитываются многие факторы.

Навальный взял все с поверхности и убедительно, как он это умеет, преподнес. Однако тут не учитываются многие факторы.

Валера Фокс на ютьюбе пишет: «Господин Навальный!!! Вы как обычно взяли информацию с поверхности и как вы любите преподносить эту информацию людям — преподнесли ее! Народ то у нас простой, мало кто будет разбираться, что да как… Ведь вы не учли кучу факторов, влияющих на госзакупки… На сайте госзакупок, есть вся информация о контрактах…»

Татьяна Ларина упоминает во «ВКонтакте» «некорректное сравнение цен». Комментатор Максим Курапов написал, что Навальный «не учелже в этом своем „расследовании“ множество факторов».

Также про «множество неучтенных факторов» 25–26 августа писали под роликом на ютьюбе пользователи Динара ХантимероваKleo и Семен Топиников.

Автоматизм. 14 человек из «группы» оставили похожие комментарии сразу под обоими постами, указанными в переписке. Они делали это почти одновременно, иногда почти дословно повторялись. Денис Никонов написал два идентичных комментария к разным постам. Они отличались только фразой «повторюсь, что писал в голосовалке». Однако по времени публикации комментариев видно, что Никонов сначала «повторился» и только через пять минут написал исходный комментарийв «голосовалке». В разговоре с «Медузой» Никонов сказал, что писал комментарий добровольно.

Пользователь Михаил Михайлов завел себе аккаунт во «ВКонтакте» утром 26 августа. В 10:53 написал комментарий к одному посту паблика «Омбудсмен полиции», в 10:58 — ко второму, в 11:24 обновил фотографию на странице и с 11:42 больше там не появлялся.

Избирательность. После постов от 23 и 24 августа, о которых шла речь в переписке в WhatsApp, в паблике «Омбудсмен полиции» появилось еще 18 постов, так или иначе связанных с Навальным и Золотовым, — эта тема на время стала самой обсуждаемой в «Омбудсмене полиции». Можно было бы предположить, что из 14 человек, которые не поленились прокомментировать сразу два поста на эту тему, найдется несколько, кто что-то напишет хотя бы под одним из последующих постов. Но нашелся только один такой человек — Денис Никонов оставил два комментария под постом, где обсуждалось обращение Золотова к Навальному. Один из них такой:

«Круто загнул Виктор Васильевич, ничего не скажешь. Не побоялся публичных обсуждений и высказал оппоненту все, что о нем думает. Военный с огромным стажем в различных видах войск. Такие люди привыкли говорить прямо. Этого часто не хватает в наше политкорректное время лизоблюдов».

Практика и контекст. Переписка, которую «Медузе» передал источник, — не единственное свидетельство о том, что в Росгвардии от сотрудников требуют защищать свое ведомство в социальных сетях. В паблике «Омбудсмен полиции» 12 сентября опубликовали скан внутреннего документа управления Росгвардии по Белгородской области, из которого следовало, что начальники областных филиалов должны научить личный состав, как реагировать на негативные сведения во «ВКонтакте» и ютьюбе: пожаловаться на контент, поставить дизлайк и оставить опровергающий комментарий. Основатель «Омбудсмена полиции» Владимир Воронцов заявил «Медузе», что не сомневается в подлинности документа, потому что его передал действующий сотрудник Росгвардии, а позже Воронцов обсуждал эту бумагу с сотрудниками пресс-службы ведомства. В пресс-службе на запрос о подлинности документа не ответили.

Воронцов рассказал «Медузе», что в паблике регулярно приходится банить ботов, и многие из них, по его сведениям, связаны с пресс-службами полиции и Росгвардии. «Выкладывается [в паблике] документ, который нарушает права сотрудников, и все живые люди начинают осуждать этот документ, а потом появляются боты с комментариями в духе „мы все давали присягу“, „знали, куда шли“, [напоминают про] „тяготы и лишения“ и так далее. Потому что если [в комментарии] придет начальник, то все его, грубо говоря, с говном смешают — типа что ты здесь отстаиваешь. А тут бот пытается создать видимость, что он с нами со всеми [в паблике] одного поля ягода, такой вот рабочий класс, и мы все неправы», — рассказывает Воронцов.

В сентябре в СМИ обсуждался еще один документ, показывающий, как в Росгвардии работают с соцсетями: телеграмма, в которой начальникам территориальных органов предписывалось показать видеообращение Золотова, которое он написал в ответ на расследование Навального, всему личному составу и прокомментировать. В пресс-службе ведомства бумагу назвали фейком, подтвердить ее подлинность через другие источники не удалось.

Есть и еще одно обстоятельство, которое позволяет предположить, что руководству силовых структур совсем не все равно, что сотрудники пишут о них в социальных сетях. 30 августа 2018 года, через неделю после публикации расследования Навального и посвященного ему поста в «Омбудсмене полиции», стало известно, что Люблинский суд Москвы принял иск с требованием заблокировать паблик за нарушение прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны. Владимир Воронцов рассказал «Медузе», что этот иск пытались подать с мая, но дважды суды его не принимали. В третий раз его подали в начале августа — до расследования Навального.

Воронцов говорит, что приезжал в суд в 20-х числах и решение о принятии иска еще не было принято. По словам бывшего полицейского, фактически иск приняли к рассмотрению только 30 августа. Он связывает это с голосованием в паблике, где подавляющее большинство участников указало, что верит Навальному. По документам иск принят еще 8 августа, но Воронцов уверен, что дату поставили задним числом, потому что по закону суд должен сообщить, принимает он иск или нет, в течение пяти дней после подачи. Создатель «Омбудсмена полиции» отмечает, что на этот раз иск попал к судье Марине Васиной. Именно она весной 2017 года удовлетворила иск о защите чести и достоинства, который подал миллиардер Алишер Усманов к Алексею Навальному из-за расследования «Он вам не Димон»; суд решил, что политик должен удалить фильм.

Пресс-службы борются за имидж работодателя в соцсетях. Что в этом такого?

Когда сотрудники пресс-службы выступают в комментариях от лица ведомства, вопросов не возникает. Но здесь, если все наши выводы верны, ситуация иная. Руководство силового ведомства негласным распоряжением заставляет сотрудников имитировать возмущенные комментарии как будто бы от рядовых читателей паблика, по сути — фальсифицировать общественное мнение. Выходит, что сотрудников пресс-служб, по сути, вынуждают нарушать федеральный закон «О службе в органах внутренних дел…». Закон прямо запрещаетсотрудникам публично высказываться о действиях государственных органов, политических партий, общественных организаций и даже просто о любых гражданах, если это не входит в их служебные обязанности. Требования касаются в том числе и «внеслужебного времени» (комментарии оставляли в субботу и воскресенье) и распространяютсяне только на сотрудников МВД, но и на Росгвардию.

Эту норму не один раз пытались оспорить в Конституционном суде, но безуспешно. Администратор «Омбудсмена полиции» Владимир Воронцов сказал «Медузе», что именно из-за законодательного запрета сотрудники пресс-служб МВД и Росгвардии стараются ничего не писать со своих аккаунтов.

Источник: Кажется, сотрудников Росгвардии заставили писать комментарии под расследованием ФБК о Викторе Золотове. Им угрожали увольнением — Meduza