Призрак Томоса. Какая из трех украинских церквей получит автокефалию?

13

31 августа Вселенский патриарх Варфоломей на встрече с патриархом Московским и Всея Руси Кириллом в Стамбуле объявил об уже принятом решении даровать Украине, стране со вторым в мире числом православного населения, Томос об автокефалии — богословский документ, на основе которого будет строиться новая, каноническая национальная церковь Украины.

Уже 14 сентября Кирилл принял контрмеры — Синод РПЦ решил не поминать Варфоломея на своих службах. Что стоит за этим средневековым сюжетом, «МБХ Медиа» выяснило у ярого сторонника Томоса, его противника и у стороннего наблюдателя.

Взгляд «за»: «Томос создаст проблем меньше, чем он сможет решить»

Архимандрит Украинской православной церкви Московской патриархии, бывший руководитель Отдела внешних церковных связей УПЦ Кирилл (Говорун) еще в мае первым сообщил о том, что Томосу — быть, и написан он «одним из лучших канонистов в православном мире». Активное участие в продвижении идеи Томоса владыка Кирилл принимал еще в 2008 году, как рассказывает он «МБХ Медиа». В церковной среде его даже называют«идеологом автокефалии».

Кирилл (Говорун)

В интервью «Громадьске ТВ» владыка Кирилл говорил, что в мае оценивал вероятность предоставления Томоса в 70%, сейчас — уже в 99%. Но «пока документ не подписан, нельзя быть полностью уверенным», — говорит священник, закладывая один процент на некий «форс-мажор».

В РПЦ в Томос не верили до самого последнего момента, до приезда патриарха Кирилла в Стамбул в конце августа. На встрече с ним вселенский патриарх Варфоломей сообщил ему о решении предоставить автокефалию Украинской православной церкви. Отец Кирилл же, по его словам, еще в 2008 году предполагал, насколько жесткую реакцию вызовет это известие.

На заседании Синода РПЦ 14 сентября было принято решение о не поминании патриарха Варфоломея во время богослужений с участием предстоятеля Русской церкви. Это не раскол: прихожане двух церквей могут участвовать в совместных литургиях, а епископы двух церквей могут их совместно вести, если в службах не участвуют предстоятели. Архимандрит Кирилл полагает, что РПЦ не будет обострять ситуацию до «точки невозврата», после которой отношения между двумя церквами будут окончательно испорчены.

«Феномен раскола существует с первых веков христианства. Когда он появляется, его очень сложно потом преодолеть или „отмотать“ назад. Когда в середине XI века начинался Великий раскол между Востоком и Западом, никто не верил, что он будет длительным. Сейчас сторонам так же кажется, что это может быть сиюминутный разрыв, но я надеюсь, они осознают все возможные последствия», — говорит священник.

Даже украинский раскол 1992 года, когда возникла неканоническая Украинская православная церковь Киевского патриархата, демонстрирует, как сложно (или, в случае Украины, даже невозможно) преодолевать подобные ситуации, отмечает Кирилл. Нынешние действия Вселенского патриархата, по его мнению — как раз действия по попытке «отмотать» этот раскол, и «единственно правильные» в такой ситуации.

«Инициатором временного разделения здесь выступает РПЦ, а не Вселенский патриархат, который четко сказал, что не заинтересован в этом разделении», — напоминает архимандрит. Украина же в этой ситуации просто хочет разрешить свой давно зреющий церковный вопрос — ландшафт православия в этой стране разделен по меньшей мере между тремя юрисдикциями. Есть доминирующая количественно, но внутренне разношерстная УПЦ (МП), неканоническая, но крупная УПЦ (КП) самопровозглашенного патриарха Филарета (Денисенко) и карликовая Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ). Владыка Кирилл называет эту ситуацию «хронической».

«Решение, которое сейчас предлагает Константинопольский патриархат — лучшее за 27 лет», — полагает он. РПЦ же, по его мнению, не предложила ни одного реального выхода, никакой «позитивной программы» — даже в ходе Синода 14 сентября. Томос создаст проблем меньше, чем он сможет решить, считает архимандрит.

Места в новом раскладе нынешних украинских предстоятелей — патриарха УПЦ (КП) Филарета и митрополита УПЦ (МП) Онуфрия (Березовского) — будут зависеть от них самих и от мнения делегатов Учредительного собора, который создаст новую украинскую церковную структуру. На такой потенциальный собор будут приглашены все украинские церковные иерархи из всех церквей, подчеркивает отец Кирилл, и это их дело — принять приглашение или нет.

Митрополит Онуфрий (в центре) во время молебна. Фото: BarcroftMedia / TASS

При этом митрополит Онуфрий вполне однозначно высказался о действиях Константинополя. «Сегодня великая держава Византия стала Турцией, и вера там сейчас не православная. Сегодня православных верующих там можно пересчитать по пальцам. Те, кто свою родную отчизну довели до того, что она из православной державы превратилась в мусульманское государство, хотят нами командовать и учить нас, как нам нужно жить. Они хотят тоже довести нашу Украину до такого состояния, до которого довели свою Родину. Поэтому нет ни морального, ни канонического права назначать сюда экзархов и вмешиваться в наши дела», — заявил он телеканалу «Интер».

Отец Кирилл признает, что украинская религиозная жизнь выигрывает в живости у российской именно за счет отсутствия церкви-монополиста. Однако он отмечает, что нынешняя конкуренция — совсем «не на равных», так как только одна из церквей является легитимной. Конкуренция же после Томоса будет идти уже между новой канонической автокефальной поместной церковью и Москвой, что уравняет шансы.

«Перспектива единой церкви крайне призрачна; я думаю, в обозримом будущем в Украине будут существовать структуры и люди, которые захотят остаться в Московском патриархате, и их выбор нужно уважать. Это будет защищать церковную среду от стагнации», — отмечает священник. Однозначный минус создания единой поместной церкви — то, что государство сможет получить значительно больший контроль над такой структурой, но конфигурация из двух параллельных церквей позволит избежать такого сценария, уверен архимандрит Кирилл.

Взгляд «против»: «Превращение украинского народа в вечных врагов России»

Протоиерей Русской православной церкви Всеволод Чаплин покинул официальные церковные структуры еще в 2015 году. С тех пор он стал громким критиком церкви «справа», и в начале года даже заявил о планах по «очищению церковного организма». В том, что касается Томоса, он, однако, полностью поддерживает максимально жесткий конфронтационный курс.

Всеволод Чаплин

Сейчас, по мнению Чаплина, Фанар (исторический район Стамбула, где расположена резиденция Константинопольского патриарха. —  «МБХ Медиа») будет готовить «в ближайшие недели» ответные шаги на действия Москвы. Один из возможных — созыв Учредительного собора. В нем, по мнению Чаплина, примут участие прежде всего «раскольники» из Киевского патриархата и УАПЦ и небольшое число иерархов УПЦ (МП). По его итогам уже будет принято решение «подвешивать» ли ситуацию в состоянии неопределенности на некоторое время, либо же действовать решительно.

«Логика Фанара всегда такова — не отпускать ту или иную церковную общность на свободу, а как можно дольше пытаться рулить ею самостоятельно. В составе Константинопольского патриархата есть такие церкви, как автономная Финляндская или автономная Эстонская, есть большая арихепископия в Америке — им почему-то они автокефалию предоставлять не стремятся. Поэтому я предполагаю, что Украина будет какое-то время на ручном управлении, и русофобские, модернистские силы возьмут верх», — считает священник.

Возникшая организация, автокефальная или как часть Константинопольского патриархата, будет занята «превращением украинского народа в вечных врагов России через квазирелигиозные аргументы», полагает Чаплин. Именно поэтому, по его мнению, РПЦ на данном этапе нужно оставить дипломатию и «прямо говорить о том, что нужно было сказать еще много десятилетий назад». А именно: «Фанар слишком далеко зашел в своем экуменизме, модернизме и переписывании канонов», и де-факто перестал быть православным, став «еретической организацией». По мнению Чаплина, главное в этой ситуации — не спор о канонических территориях и зданиях, а то, что людям «пытаются поменять веру».

Официальные структуры РПЦ при этом сами неоднократно критиковались консервативными священниками за экуменизм (сближения с «еретическими» ветвями христианства, православия и католичеством. — «МБХ Медиа»). После встречи патриарха Кирилла и папы римского Франциска в 2016 году в Гаване даже возникло движение «не поминающих» патриарха Кирилла во время молитв. Отец Всеволод считает, что все это — инерция «экуменического энтузиазма», существовавшего в 60−70-е гг. XX в., сейчас сходящая на нет.

Чаплин критикует Отдел внешних церковных связей РПЦ, возглавляемый митрополитом Иларионом (Алфеевым), который до недавнего времени заявлял, что Московская патриархия полностью контролирует ситуацию, и представлял себя «голубем мира» в намечающемся конфликте. Сейчас же Иларион солидарен с Чаплиным и объявляет о разрыве дипломатических отношений с Константинополем, фактически признавая, что время дипломатии прошло. Решение Синода 14 сентября Чаплин оценивает как «абсолютно правильное», но, по его мнению, «нужно идти дальше».

«Ситуация на Украине — момент истины. Эта история только еще раз показала, как опасно искать компромиссы со злом», — подчеркивает Чаплин. «Зло» Фанара, по его мнению, явило себя еще во время Вселенского собора на Крите, куда РПЦ отказалась посылать свою делегацию. СМИ писали, что уже тогда Московская патриархия опасалась, что вопрос о Томосе украинской церкви будет поставлен ребром.

Чаплин считает, что вся система 15 поместных православных церквей должна быть переформатирована, и в будущем основана с учетом не «былых заслуг», а количества верующих и «верности иерархов истинному православию». Все украинские неканонические церкви Чаплин отказывается воспринимать как полноценных игроков: «От того, что им внеканоническими путями дадут псевдоканонический статус, они церквями не станут».

Взгляд со стороны: «Узел завяжется туже, а разделений станет больше»

Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН, религиовед Роман Лункин в разговоре с «МБХ Медиа» отмечает, что Украина, вторая страна в мире по количеству православных, еще в советские времена отличалась религиозным многообразием, из которого возникли «церковный плюрализм и церковная демократия».

Роман Лункин

Еще в 2014 году три церковные юрисдикции вели переговоры о возможном будущем мирном объединении, между ними существовало человеческое, внебогослужебное общение. Митрополит Онуфрий и патриарх Филарет не раз встречались на совместных мероприятиях, поздравляли друг друга с юбилеями, проводили совместные молитвы. Большинство верующих в Украине ощущает себя в единой православной церкви уже сейчас вне зависимости от стен конкретных храмов и юрисдикций, объясняет Лункин.

После 2014 года ситуация обострилась: Украина начала активно пытаться стать национальным государством и произошла «резкая политизация Киевского патриархата в антироссийском направлении». «Филарет однозначно называет Россию страной-агрессором и отвергает всякую необходимость сотрудничества с Москвой. Это отражает сегодняшние интересы украинского политического класса», — объясняет религиовед.

С УПЦ (МП) сложнее: по одну сторону есть священники, поддерживающие Донецкую и Луганскую народные республики, по другую — поддерживающие «Антитеррористическую операцию» (АТО).

Идея единой церкви, объясняет Лункин, — политический проект, живший в головах политической элиты Украины с самого обретения ей независимости в 1991 году. Первый президент Леонид Кравчук, по словам эксперта, «подбил» тогда еще митрополита Филарета на создание национальной поместной церкви — но получилась только раскольничья.

Впервые идею Томоса в описанном архимандритом Кириллом (Говоруном) виде захотел воплотить президент Виктор Ющенко, возглавивший страну после Оранжевой революции 2004 года. В 2008 году он обратился к патриарху Варфоломею с просьбой способствовать созданию настоящей канонической автокефальной церкви в Украине. Нынешний президент Украины Юрий Порошенко пошел на более решительные и радикальные шаги.

Но с приездом в Украину экзархов (послов) Константинополя, архиепископа Памфилийского Даниила (США) и епископа Эдмонтонского Иллариона (Канада), религиозная ситуация стала только сложнее — православных юрисдикций в стране стало четыре, а не три. Посланники активно работают с Филаретом, в то время как митрополит Онуфрий отказался от общения с ними, назвав «незваными гостями». По мнению Лункина, такой расклад будет сохраняться и в дальнейшем, и Константинополю придется либо «канонизировать» Филарета и давать Томос ему, либо создавать совершенно новую структуру и усугублять украинскую религиозную раздробленность.

Патриарх Филарет. Фото: Данил Шамкин / ТАСС

«В такой ситуации объединение возможно только силовым путем», — констатирует Лункин, имея в виду Законодательный акт № 4128 «О внесении изменений в Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях», который подвергает дополнительному госрегулированию церкви «с центром в стране-агрессоре».

«В этой сфере эволюция в Украине происходит в обратном, печальном направлении. Украина всегда была прибежищем религиозной свободы, даже в позднесоветское время», — говорит религиовед. По его мнению, обращенияПорошенко к Константинопольскому патриархату с просьбой о Томосе — жест, в первую очередь, политический.

Порошенко действует в координации с патриархом Филаретом. В своих последних интервью он открыто приглашает украинских представителей Московской патриархии присоединиться к Учредительному собору и заявляет, что многие из них уже приняли приглашение. По мнению Лункина, именно Киевский патриархат возглавит объединительный процесс, и станет его «радикальным националистическим лицом».

Российские СМИ пророчат Украине большую внутреннюю религиозную войну из-за Томоса. Лункин говорит, что эта война вряд ли перейдет в «мирское» пространство, и ограничится силовыми и добровольными переходами общин из МП в КП, как уже было после 2014 года, когда, по подсчетам Лункина, возникло около 60 таких конфликтов. Прежде всего вновь активизируется тянущаяся уже не один год война за значимые объекты, среди которых Почаевская и Киево-Печерская лавры.

«Узел завязывается еще туже, а разделений станет еще больше», — резюмирует эксперт.

Источник: Призрак Томоса. Какая из трех украинских церквей получит автокефалию? – МБХ медиа